В России появилась категория граждан, которая не имеет права на анонимность в интернете. Речь идет о госслужащих. Отныне они обязаны ежегодно докладывать руководству о своей активности в глобальной сети. Как ни странно, это нововведение прошло почти незамеченным. Но что оно означает для рядовых чиновников?

Не публичная инициатива

В январе 2016 года правительство РФ внесло в Госдуму скучный законопроект об изменении квалификационных требований к государственным и муниципальным служащим. Речь в документе шла о том, какое образование должны иметь претенденты на занятие тех или иных государственных и муниципальных должностей. Неудивительно, что проект не заинтересовал фактически ни одного журналиста.

К концу января законопроект успешно прошел предварительное рассмотрение профильными комитетами и был рекомендован к принятию. 12 апреля проект приняли в первом чтении.

А ко второму чтению депутаты Андрей Луговой (ЛДПР) и Владимир Бурматов («Единая Россия») предложили внести в законопроект статью, обязывающую потенциальных чиновников при поступлении на службу предоставлять информацию обо всех интернет-сайтах, где они в последние три года «размещали общедоступную информацию, а также данные, позволяющие их идентифицировать». Кроме того, поправки обязывают действующих чиновников ежегодно не позднее 1 апреля предоставлять аналогичные отчеты.

Стоит отметить, что в мае Бурматов и Луговой уже вносили  эти поправки в виде отдельного законопроекта, однако почти сразу сами отозвали их. 22 июня правительственный законопроект с поправками Лугового и Бурматова был принят сразу во втором и третьем чтении. 29 июня его одобрил Совет Федерации, а 30 июня – подписал президент РФ Владимир Путин. Законопроект обрел статус федерального закона от 30 июня 2016 г. № 224-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и Федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации».

Далее произошел любопытный казус – в самом законе говорится, что он вступает в силу 1 июля 2016 года. Однако его официальное опубликование в «Российской газете» состоялось лишь 4 июля.

Тема мало освещалась в СМИ как до, так и после принятия закона. Впрочем, Владимир Бурматов все же прокомментировал  свою инициативу в беседе с газетой «Московский комсомолец». Он пояснил: «Чтобы не было такого, что пришел человек на какую-то должность, связанную с распределением бюджетных средств определенным компаниям, а потом всплывает фото в интернете, где он отмечает праздники вместе с руководством этих компаний».

Не совсем понятно – волнует депутата сам факт чрезмерной близости чиновника и бизнесменов или открытость информации об этой близости. Что лучше – чиновник, сведения о «порочных связях» которого легко может найти в соцсетях каждый желающий, или чиновник, которого заботливо предупредили, что эти сведения следует скрывать? Для репутации власти лучше второе, а вот для общества, наверное, все-таки первое.

Жизнь под колпаком

Возникает вопрос – о чем именно чиновники обязаны сообщать? Бурматов в беседе с «Московским комсомольцем» подчеркнул, что речь идет как о страницах, где указывается настоящее имя, так и о страницах, посещенных под псевдонимом. То есть нельзя умолчать о том, что вы писали комментарии на каком-нибудь новостном сайте, прикрываясь невнятным ником.

Формулировка «данные, позволяющие их идентифицировать» – очень размыта. Кто должен проводить идентификацию? Любой случайный человек? Люди, лично знакомые с чиновником? Или начальство и правоохранительные органы? 


Станет ли «раскрытием анонимности» рассказ об интересном случае, который, как известно узкому кругу, произошел именно с этим человеком? А IP-адрес, который фиксируется как минимум некоторыми сайтами (такими как Livejournal) – это же «данные, позволяющие идентифицировать»? А если информацию размещает не лично чиновник, а журналист, с которым он побеседовал?

По факту выходит, что с чиновниками решили поиграть в игру «кто не спрятался, мы не виноваты». Если вы уверены, что ваши действия на некоем сайте никоим образом не позволяют установить вашу личность – вы можете о них не сообщать. Но если руководство, проверяя ваш отчет, вдруг обнаружит в интернете эти «секретные материалы» – оно всегда может сказать, что вы обязаны были о них отчитаться. Потому что они содержат данные, позволяющие вас идентифицировать. Руководство же вот идентифицировало.

Вывод – если вы хотите с полной гарантией избежать увольнения за непредставление данных, сообщать следует абсолютно обо всем. Но что, если в вашем отчете будет содержаться информация, которая, по мнению вашего руководства, несовместима с вашей должностью? Бурматов заявил, что в таком случае решение должно принимать руководство. То есть заранее предугадать результат рассмотрения отчета невозможно.

Вывод номер два – если вы хотите сдавать отчет без лишней нервотрепки, лучше не писать в интернете ничего, вызывающего хотя бы малейшие сомнения в благонадежности. Вероятно, это и есть конечная цель авторов поправки.

Молчание как ценз

Что же касается людей, которые только собрались поступить на государственную или муниципальную службу, то с ними дело обстоит еще сложнее.

Действующие чиновники еще смогут в течение года фиксировать все свои посты и комментарии в специальном файле. Но как человек, который придет поступать на службу в сентябре 2016 года, сможет вспомнить все посты и комментарии, оставленные в интернете с сентября 2013 года включительно?
 

Получается, что легче всего поступить на службу будет людям, которые проявляют мало активности в интернете. Возможно, это тоже цель авторов поправки.

Улыбаемся и машем

Как нетрудно догадаться, нововведение не вызвало бури в соцсетях. Закон уже действует. Люди, которых это непосредственно касается, потеряли возможность выражать в интернете недовольство действиями властей. Если чиновник сегодня напишет в блоге, что недоволен нововведением – не позднее 1 апреля 2017 года он должен будет рассказать об этой записи своему руководству. Естественно, на таких условиях мало у кого руки потянутся к клавиатуре.

А поскольку тему не поднимают те, кого она касается, – другие интернет-пользователи тоже не проявляют к ней интереса.  Не выступают чиновники и на страницах СМИ. Лишь изданию «Супер Омск» удалось получить комментарии губернатора Омской области Виктора Назарова и вице-губернатора Владимира Компанейщикова. Комментарии оказались бравурными.

«Отношение к закону совершенно спокойное. Чиновники отчитываются о доходах, о расходах… Будет одним отчетом больше. Плюс этого закона в том, что позволит работодателю больше узнать о том, кого он нанимает. Если этот закон будут развивать, то хотелось бы, чтобы была возможность запретить регистрацию фейковых аккаунтов. Это вредит пользователям, потому что они получают ложную информацию якобы от известных лиц», – заявила советник Назарова Юлия Соколенко.

«Что касается законов, то любой человек в РФ обязан их соблюдать и выполнять. Поэтому, если этим законом дополнительные ограничения на государственных служащих будут наложены, то, естественно, я буду это исполнять», – вторил ей Компанейщиков.

Увы, но мы вряд ли теперь сможем услышать от чиновников что-нибудь иное. Фактически их исключили из жизни интернет-сообщества. Пользователь, публикующий любые посты, комментарии и фотографии с оглядкой на начальство, – это очень специфический человек. А если учесть, что интернетом сейчас активно пользуется фактически все общество – чиновники выделяются в некую касту, оторванную от «простых смертных». Пожалуй, это не лучшим образом скажется на их взаимодействии с народом.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.