О феномене ухода госслужащих из соцсетей ГосВопрос уже рассказывал. Так давайте же посмотрим, что породило это явление, как оно выглядит в жизни обычного губернского города и какие последствия несет с собой – и для общества, и для власти, и для индустрии информационных технологий.

Юридической основой для указанного явления послужил Федеральный закон от 30 июня 2016 г. N 224-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и Федеральный закон "О муниципальной службе в Российской Федерации"", а именно статья 20.2 (Представление сведений о размещении информации в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет"). По ней государственный и муниципальный служащий обязан до 1 апреля отчитаться, на каких сайтах, идентифицируя себя и действуя как частное лицо, разместил общедоступную информацию.


В марте прошлого года молодые сотрудники МЧС решили сделать селфи на фоне пожара в торговом центре «Адмирал».

Для претендентов на чиновную должность все еще строже – они обязаны предоставить отчет за целых три календарных года до приёма на службу (тут все логично – предполагается, что после выхода закона на рабочий режим служащие за прошлые годы отчитаются в прошедшие годы). Почему же в законе возникла такая статья? Ну, скажем прямо – для ее рождения госслужащие, а особенно их прекрасная половина, сами сделали немало. Дело в том, что еще лет семь назад, когда интернет был проводным и входили в него с компьютеров, в местных СМИ уже появлялись такие статьи (материал по ссылке строго для совершеннолетних).

Ну не могла барышня, служащая в местной администрации, не похвастаться, какая она милая. Помнится, что статья это широко обсуждалась в народе, но вот самой барышни никто, кроме знакомых, не узнавал. Дело в том, что на фото она была с котиком. А котик – куда привлекательней барышни. Театральный люд издавна знал – хочешь погубить монолог соперницы, так выпусти на сцену кошку. Кошка своей естественностью неизбежно отвлечет внимание на себя! Но вот свой вклад в формирование негативного отношения к тогдашней администрации такие фото, которые широко обсуждала пресса, внесли…

Бойкие фото, как пишут СМИ, муниципальные чиновницы любят выкладывать в сеть и ныне. Так что одного этого достаточно, чтобы любой руководитель позаботился о том, что его кадровики подобные явления отслеживали (тем более что в региональных администрациях и муниципалитетах обычно существуют всяческие «Кодексы поведения»). Но это ведь самая малая проблема. Вот мы читаем – «Путин помиловал осужденную за госизмену Оксану Севастиди». В чем там было дело? А в том, что сочинская продавщица, член партии «Единая Россия», простодушно подтверждает грузинскому таможеннику Тимуру убытие танков с железнодорожной станции…

Не подумав, в промежутке между сеансами компьютерной игры… Только вот такие вещи оборачиваются колонной техники на южноосетинской горной дороге: когда слева и справа утесы, а с неба, пока разведчики чеченского батальона не сняли грузинских артнаблюдателей, валятся снаряды чехословацких гаубиц Dana. И нельзя считать, что в век космической разведки старые добрые агентурные методы, использующие человеческие слабости, не нужны… Да и страны, полноценными системами космической разведки располагающие, вряд ли склонны делиться их данными со своей периферийной клиентурой.


По этому фото ЦРУ в разгар Холодной войны восстановило схему энергоснабжения всего Уральского региона…

Ну а чиновник – чиновник может знать куда больше интересного, чем продавщица хлебного отдела. И может не знать, что из того, что он знает, не подлежит разглашению. Вот классическая история о том, как ЦРУ по фотографии из журнала «Огонек» восстановило схему энергоснабжения всего Уральского региона. Сейчас борьба государств ведется в другой сфере, в сфере экономики, за курсы валют и рынки сбыта – но последствия тут могут быть не менее разрушительны, чем классические войны. Так что законодателя, заботящегося об учете возможных каналов утечки информации, да и проверки элементарного соответствия моральным кодексам, понять вполне можно…

Ну а как на требования Статьи 20.2 прореагировал чиновный люд? Тот, что выходя к стене местного Кремля покурить или погреться на солнышке, бойко «постил» или комментировал что-то с телефонов в соцсети? А прореагировал он абсолютно предсказуемо – бросил это дело. Вместо этого служилые барышни и дамы стали ходить в рядом расположенное «кошачье кафе», пить в одном зале кофе, а в другом – гладить котиков, дремлющих в корзинках. Котики пушистые, ухоженные, с подстриженными когтями, со всеми возможными прививками – подлинные Императоры Интернета, на которых и поменяли эту самую информационную сеть.


Почему реакция была такой? Да по очень простой причине… Кроме помилованной Севастиди есть и оправданная Евгения Чудновец. Воспитательница детского сада, желавшая привлечь внимание к теме издевательств над детьми в лагере и получившая срок в 6 месяцев общего режима за размещенный ей чужой контент, иллюстрирующий факт этих издевательств. Она отказывалась от помилования и была освобождена отменившим обвинительный приговор Курганским областным судом.

Так простите – нужны кому-то такие приключения? Или даже куда более мягкие… Чему учит теория игр? Правильно, минимизировать свой проигрыш… А ведь нарушение правил отчетности об активности в соцсетях может обернуться увольнением чиновника. Увольнением… А ведь «Зарплата тульских областных чиновников в 1,7 раза выше средней по региону»… В исполнительной власти Тульской области в месяц получают из бюджета по 54 тысячи рублей. Ну а среднемесячная заработная плата работников организаций региона составляет 31,6 тысяч рублей… И что, кто-то ради сомнительного удовольствия что-то постить и комментировать станет рисковать своим благополучием? Да не в жизнь! Вот мы и видим то, что видим – лучше гладить котиков…

 

Ну а к чему это приведет? А приведет это к весьма нежелательным вещам. Прежде всего – рвется канал коммуникации между обществом и аппаратом государственных и муниципальных служащих. Причем даже не на политическом уровне, а на уровне обыденно-повседневном. Скрывающийся из соцсетей чиновник не сможет отследить процессы, касающиеся и его – ту же обледенелую плитку, ту же перманентную пробку, скверно видимый «мелкий» дорожный знак… Не сможет помочь людям обыденным бытовым советом – к кому пойти, куда обратиться. Трудно представить, сколько людей элементарно не знает, как работает госмашина и как добиться от нее соблюдения своих законных прав!

Все это неизбежно будет вести к отстранению чиновничества от населения и формированию напряжения в обществе… Небольшого, но способного сыграть свою негативную роль в случае совпадения с другими процессами, вроде экономических кризисов…

Ну а для высшего и старшего руководства с уходом их подчиненных из соцсетей закрывается важнейший канал контроля за состоянием и настроениями их аппарата. Контроль такой издревле был одной обязанностей руководителя, чему служили развитые сети наушников и сексотов. (Общество, где такого не было, автору не известно – даже в Афинах, на родине демократии, были συκοφάντης, доносившие на тогдашних нарушителей продовольственных санкций, тех, кто вывозил из Аттики фиги…)

Причем, если в случае тихарей неизбежно искажение информации (почему любое общество однозначно относится к осведомителям), то в соцсетях формировалась подлинная картина настроений – ну, как в оффлайне она формировалась в офицерских собраниях Российской империи или лондонских клубах чиновников. И вот теперь от этого внутрибюрократического канала коммуникации придется отказаться. А это приведет к вот таким перлам.  Автор два десятилетия писал в «Компьютерре» о целесообразности перевода всей бюджетной сферы нашей страны на открытый софт. И вот такое реализуется.  

Но – довольно причудливо… Вместо того, чтобы анализировать соотношение издержек при использовании проприетарного программного обеспечения по сравнению со свободными программными продуктами (кстати, ниоткуда не следует, что стоимость владения открытым софтом сама собой, без достаточно сложных мероприятий по внедрению и обучению пользователей, окажется ниже) и зарубежными сервисами, предлагается пользоваться отечественными поисковиками и браузерами, а о «фактах обращения иностранных компаний с целью сотрудничества…» «сообщать в отдел информационных технологий…».

То есть вместо того, чтобы организовать полномасштабную программу обучения служащих всех уровней специфике работы в современном цифровом мире, специфике этики госслужащих при общении в Сети и закрытию информации, могущей утечь в соцсети, у нас в очередной раз обошлись огульными запретами. Очень напоминающими то, как в СССР перед забытыми праздниками 1 мая и 7 ноября относили в опечатываемое помещение пишущие машинки. СССР, как мы помним, это не помогло… А чиновницам-то что – чиновницы котиков погладят!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.