Выступая 16 марта на «Неделе российского бизнеса 2017», бывший министр финансов Алексей Кудрин сказал: «нам нужна реформа государственного управления, здесь тоже надо будет вводить новые технологии – использование больших данных применительно к анализу деятельности подведомственных отраслей, контрольно-надзорной деятельности». Ну а на днях в администрации президента началось обсуждение проекта Центра стратегических разработок (ЦСР) по реформе госуправления. Что же известно об этом проекте и как его реализация может повлиять на российское общество?

Исходя из задач обеспечения устойчивого роста экономики, Алексей Кудрин формулировал следующие задачи – «Государство должно максимально уйти и не мешать, не проверять каждое предприятие в «живом режиме». Надзор должен стать менее заметным, сфокусированным на зонах риска. Государство должно показать пример, как работать в новых условиях. Предстоит реформировать целый блок работы по изменению функций государства, его взаимоотношений с бизнесом. Мы должны ответить на вызовы ближайших 10-15 лет перестройкой ключевых институтов власти и управления, которые связаны с созданием условий для бизнеса.»

Ну а проект Центра стратегических разработок по реформе госуправления отвечает на вопрос, каким образом должно быть устроено государство, удовлетворяющее этим требованиям, его аппарат, способный с учетом изложенных выше ограничений – не тормозить эффективные бизнесы, а наоборот – стать примером эффективности и высокотехнологичности для частного бизнеса и общественных организаций. В чем же его сущность? Прежде всего, рассмотрим два пункта, на которые обратили внимание все, обозревавшие проект ЦСР.

Сердцу бывшего министра финансов близко то, что выражается в рублях...

А прежде всего обратим внимание на критерий, согласно которому Алексей Кудрин предлагает оценивать эффективность реформы госуправления. Критерий этот близок сердцу бывшего министра финансов (лучшего, по оценкам журналов Emerging Markets и Euromoney) и понятен любому ответственному гражданину. Критерий этот – стоимость госуправления. Сколько каждый гражданин России – включая младенцев и стариков в сенильной деменции – тратит на содержание административного аппарата.

Сегодня, по расчетам Центра стратегических разработок, стоимость госуправления составляет 2844 руб. в год, 237 целковых в месяц. Дешевле, чем самый дешевый интернет-тариф… Но в ходе реформы госаппарата предлагается сократить эти затраты до 1990 руб на гражданина в год, 166 рублей в месяц – примерно как плата за видеодомофон. Это приведет к снижению доли расходов на обеспечения работы госаппарата в общих государственных расходах – с 2,5% до 1,74%. Для этого количество госслужащих предлагается сократить – с нынешних 148,3 на 10 тыс. населения до 103,6, примерно на 30%.

Казалось бы – цифры небольшие. И абсолютные величины расходов в пересчете на гражданина, и доля в госбюджете. Почему же проект Центра стратегических разработок по реформе госуправления рассматривается как один из ключевых? Понять это можно, обратившись к сказанным весной этого года словам Кудрина – «Государство должно максимально уйти и не мешать, не проверять каждое предприятие в "живом режиме"». То есть избыток чиновного люда создает у этого самого люда искушение взять да и проверить лишний раз тот или иной бизнес.

Расход налогоплательщиков на содержание чиновника, занятого этой самой проверкой, не слишком велики – обратитесь к цифрам выше. Но вот бизнес, в процессе проверки, отвлекается от своей основной работы – зарабатывания денег – и начинает общаться с чиновниками, тратя на это время и силы, упуская выгоду… Растут трансакционные издержки – а они у нас и так крайне велики, из-за климата и размеров страны, низкой плотности и невысокой платежеспособности населения. Да еще и коррупционные соблазны в ходе таких проверок возникают…

А не проверять – соблазны возникают у коммерсантов. Вот как описывал их привычки в России, Которую Мы Потеряли, граф Игнатьев в мемуарах «Пятьдесят лет в строю»: «Полюбуйся, это наше родное сибирское масло,– объясняет Бибиков. – Вон видишь под этим навесом бочки в грязных рогожах? Здесь масло перекладывают в датские бочки, что, правда, необходимо из-за встречающихся в нем булыжников,– знаешь, для веса. » Вот для таких любителей легкой наживы – а точнее, против них – и нужны адресные проверки. Фокусирование на зонах риска.

А как эти зоны риска найти? При уменьшенном-то почти на треть аппарате? Вот тут-то и должна помочь цифровизация государственного аппарата. Проектом Центра стратегических разработок по реформе госуправления предусматривается повышение уровня цифровизации процессов в госуправлении с 5-10% до 50%, то есть на порядок. И это не просто расширение электронного делооборота – хотя проект и пердусматривает создание «Общего центра обслуживания», своеобразного аналога банковского бэк-офиса для системы госслужбы, занятого в том числе рутинными операциями документооборота и делопроизводства.

Но другие предложения много серьезней. Выделить зоны риска – те, где происходят или злоупотребления, или критическое падение эффективности. Вот для этого предлагается широкомасштабное внедрение технологий больших данных. Исходные данные для этого уже существуют – мы рассказывали о том, что балансы всей страны отображаются в пятидневный срок, фактически в реальном масштабе времени. (см. «Государство как система управления в реальном времени»)

И вот эти-то исходные данные о бюджетной жизни всей страны – а бюджет есть начало начал – могут быть использованы для выявления зон риска, которые уже и должны стать объектом внимания сохранившейся части государственного аппарата. Информационные системы возьмут на себя значительную часть не только рутинного делопроизводства, но и технической аналитической работы. Но слишком большие полномочия, переданные компьютерам, чреваты проблемами из-за противоречия алгоритмов и реальной жизни. (Пример этого приведен в колонке «Как бдительный робот может создать проблемы добропорядочному гражданину».) Как тут быть?

Проектом Центра стратегических разработок по реформе госуправления предагается интереснейшая идея «административного трибунала» для быстрой процедуры отмены избыточного госрегулирования. То есть цифровизация госуправления неизбежно будет приводить к тому, что некоторые алгоритмы будут вступать в противоречие с реальной жизнью. И благодаря тому, что цифровой госаппарат будет работать фактически в режиме реального времени, эти противоречия будут очень быстро вылезать на поверхность, порождать зоны риска.

Поэтому такая опасность вызвала реакцию уже на стадии разработки проекта – ту самую идею «административного трибунала». Выявление противоречий в «алгоритмах» административного регулирования и процедура их «снятия», оперативное – в идеале в том самом реальном времени – внесение изменений в документы госуправления. По сути дела речь идет о введении еще одного контура управления – контура коррекции алгоритмов госаппарата. Этому будет способствовать и внедрение распределенных реестров для открытых информсистем, единых форматов API открытого и регламентированного доступа, общих стандартов открытых данных – мы об этом рассказываем постоянно.

Ну и самое главное, на что комментаторы проекта Кудрина обратили минимальное внимание, это люди. Кадры госслужбы. Те, кому меньшим числом предстоит решать более сложные задачи управления. Для формирования этого кадрового корпуса специалисты Центра стратегических разработок планируют использовать лучший опыт демократий Старого Света. О «Феномен École nationale d'administration – как Французская республика готовит госкадры» мы рассказывали. Хорошо известно и качество Her Majesty's Civil Service – британской Гражданской службы.

Проект ЦСР предлагает «смешанную модель государственной гражданской службы». В нее будут входить срочные служебные контракты, система «карьерной» госслужбы и («высший административный корпус» (его можно соотнести с нынешними госслужащими категории «А»). Карьерная служба – это некий современный аналог службы согласно Табели о рангах, пожизненный контракт, особое пенсионное и соцобеспечение, даже свой «Этический корпус». Высший административный корпус – это политические назначенцы. Ну а контрактники – обычные сотрудники по Трудовому Кодексу, которым все равно – работать в корпорации или мэрии…

Предполагается, что такая структура государственной гражданской службы одновременно обеспечит необходимую в период реформ гибкость (возможность найма специалистов именно тех специализаций, которые нужны в данный момент), сохранив при этом преемственность, и исключит риск потери управляемости (за счет кадров карьерных госслужащих). Так что описанный выше проект достоин пристального внимания не только Администрации президента, но и всего отечественного гражданского общества!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.