О различных технологических и организационных мероприятиях, которые могут повысить качество работы ЖКХ и снизить плату за его услуги, мы пишем регулярно. Но вот какое дело – все это даст свой эффект только в том случае, если у коммунальщиков будет стимул их внедрять. Если стимула нет – проще задирать тарифы и не заботиться о качестве. Так какие же стимулы реально работают в наши дни для коммунальщиков?

Стимул, stimulus на латыни – это палка с острым металлическим наконечником, которой погоняли буйвола. И для того, чтобы заставлять людей работать на высокомонополизированных рынках, к которым относятся рынки коммунальных услуг, также нужны стимулы. Точнее, регулирующие воздействия со стороны власти. Иначе коммунальщики и поставщики ресурсов – управляющих компаний мало, энергетики и газовики обычно на местности представлены одним поставщиком – будут просто-напросто поднимать тарифы, максимизируя свои доходы при минимизации усилий.

Простое и понятное человеческое поведение. И чтобы такого не происходило, общество возлагает на государство регулирующие функции. Всегда и везде там, где конкурентная среда недостаточно велика, государство прибегает к регулирующим функциям. Вот Италия, города-государства которой были прародиной европейского капитализма. Вот главный итальянский роман XIX века, «Обручённые» Мандзони. На каком фоне разворачивается его романтическая история? А на фоне народных волнений, вызванных малоэффективным государственным ценовым регулированием!

Так что регулирование тарифов – одна из важнейших функций государства. Только вот она не единственная. Хватает у государства забот. И как гражданам и гражданским активистам добиться того, чтобы государство максимальное внимание уделяло своим регулирующим функциям? Давайте рассмотрим два примера: один, шумно прогремевший в СМИ, и другой, не известный практически никому. Пример из жизни сибирского миллионника и пример из жизни нечерноземного тридцатитысячника.


Итак, сибирский город Новосибирск с населением в 1,6 миллиона человек, третий по числу жителей город России. Основанный в 1893 году как Ново-Николаевск, на пересечении Оби и Транссиба, получивший толчок к развитию вместе со строительством Алтайской железной дороги, развивавшийся вместе с советским индустриальным проектом. Расположенный в местности с суровым континентальным климатом (средняя температура по году – 1,7°C, минимальная зафиксированная температура – 51,1°C), что предъявляет строгие требования к системам отопления.

И вот в Новосибирске было намечено весьма серьезное повышение стоимости услуг ЖКХ. Согласно подписанному в декабре 2016 года губернатором региона постановлению №254, они  должны были с 1 июля 2017 года повыситься в среднем на 15%: холодная вода на 20%, водоотведение – на 20,1%, горячая вода – на 15,9%, отопление – на 14,9%. Напомним, что в нашей стране с 2012 года действует рекомендация правительства – ограничить рост тарифов уровнем инфляции, который в прошлом году составил 4,9%, а на этот год прогнозируется в 4%. А власти региона готовы были превысить этот параметр почти вчетверо.

Понятно, что жителям Новосибирска это не понравилось. Для начала они обратились в прокуратуру – там начали проверку, в ходе которой были «по словам прокурора Новосибирской области Владимира Фалилеева, выявлены некоторые нарушения». Но, как говорится, на прокурора надейся, а сам не плошай. И забота о собственном кармане прежде всего есть дело самих владельцев карманов. И граждане воспользовались теми возможностями, которые дает им статья 31 Конституции РФ. «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.»

Граждане Новосибирска, мирно и без оружия, собирались на митинги. Собирались пять раз. Митинги были согласованными с властями. Из нарушений было разве что превышение заявленной численности – полагали, что придет полторы тысячи человек, а вышло две с половиной тысячи. (Напомним, что речь идет о городе с численностью 1,6 млн человек.) И митинги проводились не с абстрактной повесткой – за все хорошее, против всего плохого – а с абсолютно конкретными требованиями. Причем требованиями абсолютно законными – выполнить рекомендации федеральных властей по тарифной политике.


И новосибирцы своего добились. По российским СМИ пробежала добрая весть – «Губернатор Владимир Городецкий отменил собственное решение о повышении коммунальных тарифов в  Новосибирской области в  среднем на  15  %, рост тарифов составит 4  %». То есть народные митинги послужили тем инструментом обратной связи, который заставил власти региональные скорректировать свою тарифную политику. Теперь новосибирским коммунальщикам придется задуматься над тем, чтобы зарабатывать на внедрении технологических и организационных новшеств, а не за счет монопольного повышения цен.

Но новосибирская история стала широко известна в стране – прежде всего, из-за того, что для того, чтобы в регионе следовали рекомендациям правительства, на митинги пришлось выходить гражданам. А вот про старинный русский город в Нечерноземье, с населением в тридцать одну тысячу человек, не узнал никто. (Город не называем, так как историю автор услышал при исполнении своих служебных обязанностей, не предупредив о намерении описать ее в прессе…) Так вот, тамошняя исполнительная власть, проявив трогательное понимание нужд и чаяний коммунальщиков, пыталась повысить тарифы на целых 35%!

На 35% – при том, что город к числу зажиточных никак не назовешь. Численность работников былой промышленности там резко сокращена, население в значительной степени живет отхожим промыслом или гаражным бизнесом… И такой резкий подъем цен ЖКХ больно ударил бы по карману граждан. Ударил бы, если бы произошел… Но его не случилось. Это не позволило сделать городское Собрание депутатов.

Точнее, две решительные дамы. Глава муниципального образования (исполняющая, кстати, свои обязанности на общественных началах, без копейки денег) и местная прокурор. Глава муниципального образования попросила представить экономические обоснования для каждого возрастающего тарифа (в ответ ей были представлены лишь неясные рассуждения о грядущем изменении схемы вывоза твердых коммунальных отходов), а прокурор напомнила о необходимости соблюдать рекомендации федерального правительства.

И все! Этого оказалось достаточно для того, чтобы врачи и учителя, местные бюджетники, сильно зависящие от местной исполнительной власти, набрались смелости и дружно проголосовали против предложений этой самой местной исполнительной власти. Рост тарифов был ограничен законными пятью процентами – да и те коммунальщикам пришлось обосновывать. Так что коммунальный беспредел может твориться только там, где граждане выбирают депутатов, неспособных постоять за их интересы. Причем постоять, просто выполняя рекомендации федеральных властей!

Но есть в этой истории и еще более удивительное. О том, что местные депутаты сработали как надо, не узнал никто. Ну, разве что те жители этого города, которым автор рассказал при исполнении своих служебных обязанностей. Ни местная газета, ни местный кабельный телеканал этой важнейшей новости не уделил ни дюжины строк, ни минуты вещания. Все хорошо – и о чем говорить! Ну, прямо как отпрыск английского лорда из анекдота, впервые заговоривший, когда гренки подгорели… 

Так что хотелось бы напомнить гражданским активистам, что региональные власти вполне отзывчивы к конкретным и хорошо обоснованным требованиям жителей, в том числе и представленным на митингах. А вот как объяснить местным СМИ, что нормальная работа представительной власти – это очень интересно и полезно, и в голову не приходит… Наверное тут нужны те самые скоординированные действия депутатов и местных активистов, из которых и состоит функционирование гражданского общества…

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.