Как бы мы ни выстраивали – согласно Максу Веберу – уровни компетентности и ответственности «рациональной бюрократии», как бы мы не вводили в государственное и муниципальное управление современные информационные технологии, но основная тяжесть принятия решений лежала и  лежит на конкретных людях. «Кадры решают все!» – ну а как проблема с кадрами решается по миру? В частности, во Французской республике?

Есть известный исторический анекдот, изложенный, скажем, историком Натаном Эйдельманом, что в 1820 году несколько вид­ных государственных деятелей (Воронцов, Меншиков, Васильчиков) заявили императору Александру I о необходимости коренных преобразований в системы госуправления. На что победитель Буонопарте ответил лапидарно: «Некем взять!»… Можно составлять, как некогда делал это Михаил Михайлович Сперанский, самые проработанные проекты госреформ; можно пользоваться доверием государя Александра Благословенного… Но, когда дело дойдет до воплощения прожектов в жизнь, отсутствие подготовленных кадров обернется черными словами – «Некем взять!».

Но законы развития общества на всем земном шаре одни и те же, и Россия не единственная страна, которая сталкивалась с такими проблемами… Возьмем, и посмотрим на Францию 1945 года. На первый взгляд – все неплохо. Благодаря де Голлю и «Свободной Франции» страна оказалась в стане победителей (что сильно удивило подписывавшего капитуляцию в Потсдаме Кейтеля…). Потери Франции во Второй мировой на фронте – 253 тысячи солдат, что вчетверо меньше миллиона пуалю, павших на Первой мировой. Но это – только на первый взгляд…

Реальность была несколько иной… К 1945 г. уровень промышленного производства по сравнению с довоенными показателями упал более чем на 60%. Производство сельскохозяйственной продукции сократилось вдвое. Была весьма сильна инфляция – с 1939 по 1944 гг. объем банкнот в обращении увеличился со 151 млрд до 642 млрд франков. Да и еще общество было разодрано притиворечиями, в высшей степени серьезными. Это ведь только в старой комедии «про жандарма» Луи де Фюнес бегает по горам, стреляя в бошей…

А в реальности именно французские силовики, ажаны и жандармы, старательно отлавливали евреев, отправляя их в лагеря смерти. В отличие от Первой мировой, во Второй Франция потеряла 412 тысяч гражданских… И немногочисленным бойцам Сопротивления, вернувшимся домой пилотам полка «Нормандия-Неман» и танкистам Леклерка, противостояла аморфная но крайне многочисленная масса буржуа и чиновников, старательно работавших сначала на режим Виши, а потом – и не германские оккупационные власти. Которую ненавидело население, эффективно обобранное коллаборационистами…

И вот генералу де Голлю, ставшему руководителем Временного правительства Французской республики, пришлось искать способы собрать воедино страну, стоявшую на грани гражданской войны. Способом сделать это была выбрана реформа государственной администрации. Задача поручается Мишелю Дебре, фронтовику, участнику Сопротивления и Комиссару Республики в Алжире, занимавшему должность старшего юриста Государственного совета Франции. Дебре подготавливает ордонанс № 45-2283 от 9 октября 1945, который демократизирует назначение высших государственных чиновников при помощи введения открытого конкурса как единственного способа доступа к государственной службе высшего уровня.

Реформу эту осуществлять пришлось вице-премьеру Четвертой республики Морису Торезу. Этот деятель ФКП сбежал из действующей армии в СССР, в 1944 году был помилован де Голлем за дезертирство (чего, видимо, требовали отношения с русским союзником), но с задачей внедрения открытых и относительно честных конкурсов справился весьма успешно. Но мало же сформировать экзаменационные комиссии – нужно ж, чтобы на конкурсы приходили надлежащим образом подготовленные кадры, иначе опять будет «Некем взять!»…

И вот задаче подготовки таких кадров и стала служить созданная в 1945 году  École nationale d'administration, Национальная школа администрации. Разместили её в конфискованном для этой цели Дворце де ля Мейрэ, историческом здании постройки 1660 года на парижской улице Святых Отцов. Слушателей отобрали по строжайшему конкурсу среди выпускников французских университетов, и уже в процессе учебы они приступили к исполнению обязанностей госслужащих – примерно, как стажировка курсантов военных училищ в войсках. То есть – École nationale d'administration, ENA, с самого начала стала заведением послеуниверситетского образования.

Интересная черта – как только французский госслужащий сдает экзамены в ENA, то он зачисляется в государственный кадровый резерв, вне зависимости, завершит ли он обучение. Впрочем, экзамены честны и крайне строги –  абитуриенты, окончившие, скажем Institut d'études politiques de Paris, Парижский институт политических наук, пишут три эссе, по публичному праву, экономике и по culture générale, «общим знаниям». Кроме того дается учебное задание на подготовку того, что во времена Сперанского называлось «экстракт» – краткая выжимка объемистого документа для руководителя. Ну и – три вопроса по госфинансам Франции.

Отбор строг – в 2015 году было отобрано только 6,7% явившихся на первый тур. Обучение бесплатно – ведь ставилась задача демократизировать госслужбу, назначать на должности не по связям или кошельку родителей, а только по собственным достоинства. Принцип меритократии, как это принято называть. Выплачиваются стипендии – поменьше тем, кто поступил со студенческой скамьи, и побольше тем, кто имеет четырехлетний опыт госслужбы.

Выпускник École nationale d'administration обязан отслужить на госслужбе десять лет (кто там вспоминает зверства СССР с его трехлетним распределением?..). Желающие уйти в частный бизнес обязаны выплатить государству стоимость обучения и содержания. Но в сообществе énarque, энарков, выпускников ЭНА, такая карьерная траектория особым почетом не пользуется, и порой высмеивается… И – понятно почему. Тонкая прослойка энарков, отобранных – повторим еще раз – исключительно по личным достоинствам, представляют те рубиновые камни, на которых крутится точнейший механизм французской госадминистрации.

Создатель ЭНА Дебре стал первым премьером Пятой республики. Выпускниками ЭНА были три президента Франции – д’Эстен, Ширак и действующий Олланд. Семь премьер-министров, десятки депутатов и сенаторов, множество политиков всех уровней. Но – суть подготовки в École nationale d'administration направлена не на это… Вот Франсуа Фийон, бывший премьер Франции и действующий депутат Национального собрания, выигравший на днях праймериз правых и центристов. Если он выиграет президентские выборы – сообщество энарков на всех уровнях госмашины будет компетентно и лояльно проводить в жизнь его политический курс.

После выпуска энарки делятся на две группы. Часть идет на должности специалистов в центральный аппарат госслужбы – в Счетную палату Франции, Генеральную инспекцию финансов, в юристы Госсовета, Генеральную инспекцию социальных вопросов… Ну а примерно половина поступает в Административную службу, зачисляясь в резерв корпуса префектов – государственных служащих проводящих в регионах политику государства. Префектов во Франции 250, и 450 суперфектов. То есть – и линейные руководители, и специалисты ведомств учатся вместе. Это закладывает основу их оперативного взаимодействия, повышаемого эффективность госуправления, служит еще одной связью регионов с центром...

И в провинции можно подобрать уютное здание...Обратим внимание на интересную деталь – первоначально поселившись в историческом дворце в Париже, ЭНА переезжает в 1978 году в здание на Университетской улице – занимавшая его до 1971 года Гидрографическая служба ВМС была переведена в Брест; республика старается размещать центральные органы по всей территории. Ну а в 1991 году было принято решение перевести ЭНА в Страсбург. Правда, окончательно обучение энарков было переведено в Эльзас лишь в 2005 году; уезжать из Парижа не хотелось, но пришлось. Если страна хочет, чтобы талантливая молодежь училась в провинциях, то она должна разместить там первоклассные вузы.

Ну а в завершение вернемся к Михаилу Михайловичу Сперанскому. Сын бедного причетника Васильева, получивший фамилию Сперанский во Владимирской семинарии, благодаря таланту дослужился до государственного секретаря, был возведен в графское достоинство. Но разработанным им проектам воплотиться в жизнь суждено не было – для этого не было кадров… Так что, возможно, высшим его достижением было двухлетнее преподавание юридических и политических наук наследнику престола — будущему императору Александру II Освободителю, которому и суждено было отменить рабство. Так что никакое внимание к образованию госслужащих не стоит считать чрезмерным!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.