«Дьявол начинается с пены на губах ангела...»
Григорий Померанц, фронтовик и философ.


Ребенка, говорят, надо воспитывать, пока его можно уложить поперек лавки, когда вырастет — поздно будет. О проблемах, возникающих при пересечении интересов различных групп граждан, главам муниципальных образований тоже лучше бы думать заранее, до того, как конфликт перейдет в открытое противостояние.

А серьезные столкновения порой случаются и между людьми, руководимыми стремлениями к лучшему.

Никто не протестует, обычно, против самой по себе идеи раздельного сбора и глубокой переработки мусора. Но перспектива появления мусороперерабатывающего комплекса рядом с личными, десятилетиями обихоженными садовыми участками, рядом с речкой, в которой люди привыкли купаться, объяснимо приводит их в бешенство. Власти города берутся за решение извечной проблемы бытовых отходов, организуют тендер, находят концессионера, готового вложить в проект миллиарды рублей — а получают конфликтную ситуацию, как это произошло в Новосибирской области, где «Комплекс сортировки мусора вызвал протест местных жителей». Постфактум выясняется, что именно у местной реки Издревы — чуть ли не у единственной в области — есть сплоченная группа защитников, экологов, которые уже 15 лет ведут в тех местах научные исследования. Экологи поддержали протесты жителей, и теперь оценку концессионного проекта проводит прокуратура.

А ведь конфликт может вспыхнуть и по вовсе «незримым» поводам! Во Владимирской области, например, страсти накалились не на шутку. Митинги, пикеты, все стоят на своем. Конфликт между группой активистов и предпринимателями широко освещается прессой: «Под Владимиром митингующие просят убрать завод презервативов от храма», «Строительство завода презервативов отказались прекратить из-за протеста верующих».

Кому-то повод для конфликта кажется смешным. Может, так и надо решать проблему? Смеясь, в духе карнавала? Но администрации небольшого — 5 тысяч человек населения — городка Боголюбово было не до смеха. Поясним, как могли разворачиваться события.

Вариант первый: администрация встает на сторону митингующих местных жителей (хотя сейчас — подчеркнем сейчас — юридических оснований для того, чтобы остановить строительство завода у них нет), и запрещает строительство. К чему это приведет?

Если предприятие не будет запущено, жители не получат 200 рабочих мест. У того, кто подпишет бумаги о запрете, появляется неиллюзорный шанс познакомиться со статьей 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями», потому что строительство завода медицинских «резинок» — законный интерес организации-владельца площадки. Неприятные последствия маячат и для бюджета. Он не только не получит налогов с зарплат и от производителя, но бюджету, возможно, по суду придется возмещать предпринимателям ущерб!

Вариант второй: администрация решает пренебречь мнением протестующих. Знаете ли, в отличие от новосибирцев, которые запаслись какими-никакими документами от экологов, у митингующих в Боголюбово ничего на руках нет. Они ссылаются лишь легенды и предания. Но в сфере управления людьми действует так называемая «теорема» Уильяма Томаса: «Если ситуация мыслится как реальная, то она реальна по своим последствиям».

Реально то, что люди таковым считают!

Считают местные жители, что место — святыня, значит так оно и есть! И пренебрегать их мнением нельзя, пусть даже духовенство и власти субъекта Федерации — насколько можно судить по официальным сообщениям — в конфликт не вмешиваются, оставив его разрешение на усмотрение (пока) местной администрации.

А им, местным властям, нелегко. Пренебрежешь народными протестами — жители при каждом неудобном случае будут об этом напоминать, и любой несчастный случай, любое неблагоприятное стечение обстоятельств будет ими рассматриваться как эвоцированное, накликанное осквернением святынь. И не надо здесь говорить о «суевериях»: у той же теоремы Томаса есть следствие: концепция «самосбывающегося пророчества» Мертона.

Так что влияние подобного конфликта на психологический климат поселка недооценить нельзя. Управляешь людьми — надо уважать, или, хотя бы, учитывать, их взгляды, их мнения.

Тульская защита

В Туле, например, местной святыней того, что американцы зовут secular religion (светской религией, почитанием гражданских ценностей), является память о Тульском рабочем полку.


Здание, где находился штаб Тульского рабочего полка, местные жители оберегают как святыню.
В 1941 году, 30 октября, мальчишки из истребительных батальонов и рабочие оружейных заводов, слишком старые чтобы уйти в эвакуацию, остановили на южной окраине города гудериановскую Kampfgruppe Eberbach. Остановили всего на несколько часов. В первом бою полк потерял 80% состава. Был выбит и сменивший ополченцев 156-й полк НКВД, штатно защищавший оружейные заводы. Но за эти несколько часов к заводам успели подойти кадровые части армии.

Здание, где находился штаб Тульского рабочего полка, местные жители оберегают как святыню — это если говорить «высоким стилем»; юридически — это «объект культурного наследия», с адресом и границами территории…. А на территории объекта культурного наследия запрещается, в том числе: любая хозяйственная деятельность без согласования с органами охраны объектов культурного наследия в рамках охранных обязательств. В этом здании нынче расположен один из учебных корпусов местного университета.

Системный подход к решению местных конфликтов

Давайте обратим внимание: хозяйственная деятельность на территории объекта культурного наследия «запрещается» не вообще, а «без согласования». А ведь наше культурное наследие — это не только стены монастырей и храмов. Это то, что отделяет цивилизацию от дикости, дает способность самым разным людям жить в мире и согласии. Оскорбляют верующих надписи на упаковке? Да уберите их! Считаете окрестности особо почитаемым местом? Так добивайтесь для этих мест особого статуса!

Да, трансакционные издержки бизнеса немного возрастут за счет процедуры согласования. Но наверняка они окажутся меньше, чем издержки от народных недовольств, о которых неделю вещает телевизор. Возможно, в том же Боголюбово, где конфликтную ситуацию можно было предвидеть, стоило бы заранее сделать довольно простые вещи.

Прежде всего, в полной мере воспользоваться такой формой участия населения в осуществлении местного самоуправления, как широко практикуемые местные публичные слушания; их только за 2007 год было проведено около пятидесяти тысяч. Градостроительный кодекс РФ в статье 28 (Публичные слушания по проектам генеральных планов поселений, генеральных планов городских округов) цель и процедуру таких слушаний четко оговаривает.

Но для того, чтобы публичные слушания приносили реальную пользу, надо на уровне и муниципального образования, и региона, постоянно поддерживать связи со всеми группами интересов: с ветеранами, профессиональными группами, предпринимателями, молодежью, религиозными и национальными группами. Обычно такая работа ведется систематически и многими годами (по опыту автор может сказать, что представителю «майнорити» требуется большая личная хитрость, чтобы таких совещаний избежать).

Но как быть, если время ушло? Если местночтимое место не оформлено, как объект культурного наследия, и в его пределах выдано разрешение на строительство? Хорошего решения тут уже нет. Однако общий совет местным администрациям дать можно:

Если сложилась конфликтная ситуация, вряд ли стоит ее «разруливать» своей волей. Лучше — модерировать, сводить между собой вступившие в конфликт группы и организовывать диалог между ними.

Местным активистам объяснять — с цифрами! — что будет, если завод не построят: сын соседки не получит работы с такой-то зарплатой, и этих сыновей и дочерей в городке наберется две сотни; бюджет не сможет оплатить ремонт тротуаров и детского садика…

Предпринимателям тоже объяснять: чем люди недовольны, и что им, возможно, стоило бы добровольно принять на себя дополнительные обязательства. Cделать дополнительно что-то полезное для местного сообщества. Что именно — надо долго выяснять на месте, вникая в каждую мелочь. Но лучше уж заниматься этим, а не деталями конфликта.

Будет это все очень долго и очень нудно. Но любые переговоры и самое медленное движение к цели много лучше, чем гражданский конфликт, за который, кстати, всегда кто-то расплачивается карьерой. Вот в Англии, например, установление всяческих ограничений на пользование землями и историческими зданиями — чуть ли не национальный спорт, и ничего, живут себе с XVII века без революций.


В статье использованы фотографии ПроВладимир.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.