Тема коррупции в нашей стране – одна из самых актуальных, ибо лихоимство добралось уже до самых возвышенных сфер: вот отправлен под домашний арест замдиректора Эрмитажа, а его начальник не дает никаких комментариев, отсылая интересующихся к ФСБ. И коррупция не всегда сводится к получению чемоданов с зелеными бумажками или к покупке квартир, которые нельзя позволить на легальные доходы – случаются и более изысканные формы, которые законодатель намерен пресечь…

В настоящее время базовые принципы борьбы с чиновничьим лихоимством устанавливает Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции". Согласно нему, коррупция – это «злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами».


То есть коррупция однозначно связывается с получением или денег или иного имущества… С чемоданом денег или с квартирой какой все ясно… Но мы живем в постиндустриальной экономике, где все большую и большую роль играют активы нематериальные. Вспомним о гигантских оборотах глобальной индустрии развлечений, оценивавшейся в пару триллионов долларов, больше ВВП России… А для конкретности обратимся к истории, произошедшей в нашей стране в конце прошлого тысячелетия.

В марте 1999 года телевизионным каналом РТР был продемонстрирован документальный фильм «Трое в постели», где «человек, похожий на одного из высокопоставленного госчиновника» (формулировка, повторявшаяся в те дни многими изданиями) развлекался в постели с двумя барышнями. Желающие без труда могут найти этот фильм в сети и убедиться в омерзительном качестве тогдашних встраиваемых видеокамер – нынче любой дверной глазок или самый дешевый видеорегистратор дает картинку получше…

Подлинность данного фильма однозначно установлена не была, сам чиновник говорил, что лента является подделкой. (В это время, по данным журналиста Пола Хлебникова, шло расследование участия госчиновников в пирамиде ГКО, приведшей к финансовому кризису 1998 года.) Тем не менее, госслужащего этого от должности сначала отстранили, а потом – уже в следующую президентскую каденцию – освободили. Никаких судебных решений по этому видеоматериалу не выносилось – такое вот кино…

Но сама по себе ситуация была очень забавна – ну зачем давать государственному или муниципальному служащему деньги в оплату каких-то его услуг, противоречащих «законным интересам общества и государства», когда можно предоставить ему непосредственно те самые услуги, которые он мог бы на эти деньги приобрести? Например, услуги девушек с пониженной социальной ответственностью… И можно смело гулять с оплаченными добрыми людьми барышнями, годящимися тебе во внучки, а на все вопросы отвечать, что это любовь!

Приятно и безопасно – и ведь мы пока говорили только о профессионалках, нанятых третьими лицами. А могут быть и индивидуалки, эксплуатирующие извечные человеческие страсти, – «Голодом и Страстью всемогущей/Все больны — летящий и бегущий,/Плавающий в черной глубине» – а особенно комплексы. Комплексы, которые Илья Эренбург блистательно описал в лучшем романе «Необычайные похождения Хулио Хуренито»:


“В вагоне мы разговорились с одним приказчиком из Малого Ярославца, уродливым горбуном. Он очень своеобразно нападал на коммунизм: «Что я? Образина. Насекомое с человеческим паспортом. Прежде я хоть мог надежду питать – разбогатею, зашуршу катеньками, все наверстаю. Может, скажете, что за деньги нельзя было все захватить? Ошибаетесь, хоть я ей и противен, и она будет юлой юлить, горб целовать, прыщ мой превозносить! А теперь что? За паек работать? Равенство? Так пусть они раньше всех родят ровненькими. Хорошо, за восемь часов работы – полторы селедки. А за горб, спрошу я вас, за мое унижение, – кто за это заплатит? Одно мне осталось – поступлю в продотдел чеки и никто меня осудить не посмеет. Не от жадности, а во имя священного равенства».”

Примеры такой эксплуатации страстей и комплексов знавал каждый заводской поселок советского времени. Жилье в нем предоставлялось бесплатно – но по очереди. И весь поселок, включая детей, знал, каким именно образом семья фигуристой пергидролевой кладовщицы получила квартиру вне очереди. Бабушки на скамейках, извечные блюстительницы морали, к ее поступкам относились двояко – кто однозначно осуждал, кто оправдывал, «для семьи ж…». А вот мужа ее, периодически поколачивающего благоверную, бабушки однозначно поддерживали!

Так что нет ничего нового под Луной, и особенно в коррупции, в людской порче, если переводить с латыни дословно. И поэтому абсолютно понятно стремление Министерства юстиции расширить сферу действия норм Уголовного кодекса (УК) о взяточничестве – под это определение должна подпадать любая форма неправомерного преимущества независимо от того, имеет ли оно измеряемую рыночную ценность. В них, по инициативе Группы государств против коррупции («Греко»), будут включаться и позитивные отзывы в прессе, повышение по службе, оказание сексуальных услуг и т. п.

Тексты законопроектов обещают опубликовать уже в апреле-мае 2017 года. И все это будет в высшей степени интересно – потому что впервые будет поставлена преграда явлениям, которые были распространены в государственном аппарате любой страны с самых ранних времен. Ну, вот прославившая Цицерона речь Pro S. Roscio Amerino, где он защищал провинциального землевладельца от обвинений, инспирированных отпущенником Суллы Корнелием Хрисогоном. Ну а услуги, которые Хрисогон оказывл диктатору, носили самый что ни на есть сексуальный характер.

Вот строительство железных дорог в Российской империи – все мемуары современников полны описаниями юных секретарей правлений, затянутых в корсеты и с подведенными глазами. Это показывает, что сметенная бурями 1917 года старая элита была вполне привержена нынешним требованиям политкорректности. Анекдоты о шефе и секретарше, присущие всем странам с тех времен, как женщин начали допускать к конторской работе, не стоит и перечислять за тривиальностью…

И вот теперь минюст намерен со всем этим бороться, что вызывает самые различные мнения. Так неназванный чиновник администрации президента объяснял, что в российских условиях предложение считать взяткой нематериальную выгоду является труднореализуемым, так как возникает опасность злоупотреблений. То, что реализация такой меры связана с объективными трудностями, признает и стоящий за введение таких мер заместитель генерального директора «Трансперенси интернешнл-Р» Илья Шуманов. По его мнению, следователям поначалу будет трудно определять, была ли оказана услуга, является ли это преимуществом.

Но вообще-то мы сталкиваемся с очень интересным парадоксом. С одной стороны всем известно, как распространены «нематериальные преимущества, рыночную стоимость которых нельзя установить». С другой стороны, борьба с ними неизбежно приводит к беспрецедентному вмешательству в частную жизнь. Современные технические средства дают возможность с минимальными издержками воплотить в жизнь то, о чем лишь мечтать могли авторы антиутопий, всяких там «Мы» и «1984». (Правда, просвечивать рентгеном будут жизнь не всех граждан, а только чиновников…)

Ну и какой же выход их такой ситуации? Борьба с коррупцией, как показали недавние события, для нашего общества задача сверхактуальная. Но и ставить служилый люд под неусыпное наблюдение Big Brother – тоже дело не самое лучшее и, согласимся с сотрудником администрации президента, чреватое злоупотреблениями. Как тут быть? Ну, видимо, выход тут прост – неуклонное следование традиционным нормам морали. Они, по большому счету, одни во всех обществах.

Не назначать на должности родственников – непотизм погубил немало государств. Прогуливаться с барышней возраста дочери, а то и внучки, только в том случае, если она твоя дочь или внучка соответственно. Питаться дома, а не в корчмах и трактирах. Совершать путешествия только по служебной надобности, а если по своим нуждам – то только за свой счет. Мы живем в прозрачном мире – обнаружить отклонения от этих простых правил очень просто… Не нравятся ограничения, накладываемые на служащих – так и тот, кому не хочется проходить осмотр в психоневрологическом диспансере вполне может отказаться от поездок за рулем; так что кому невмоготу, тот может избрать себе богемную карьеру – на них ограничения накладывает только закон, да и то не всегда.

А всем государственным и муниципальным служащим, всем депутатам и их помощникам не так уж трудно будет придерживаться традиционных моральных норм. Это не только гарантирует уважение окружающих, но и гарантирует от слишком пристального внимания контрольных и правоохранительных органов!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.