Новогоднее время располагает к гаданиям о будущем, о том, что его определит. Сегодня в мире идет интереснейший процесс — Четвертая промышленная революция, возникновение Промышленности 4.0. И есть все основания считать, что процесс этот изменит социально-экономическую структуру человеческого общества не менее сильно, чем переменили его глобальные Неолитическая и Промышленная революции. Так как же процесс этот повлияет на государственных и муниципальных служащих? Что ждать им от близкого уже будущего?

Для начала немного определений. Неолитическая революция — человек перестал собирать дарованную природой пищу, а стал ее выращивать. Промышленная революция — на смену ручному труду стали приходить машины. Промышленность 1.0 — паровая машина и ткацкий станок, мануфактуры. Промышленность 2.0 — электричество и двигатели внутреннего сгорания, массовое конвейерное производство. Промышленность 3.0 — компьютеры и быстродействующие каналы связи, возможность из офиса в Европе управлять заводами, разбросанными по Юго-Восточной Азии.

И каждая из этих революций сказывалась на тех, кто управлял человеческими обществами. Неолитическая революция — люди переселяются в укрепленные города-полисы, на смену вождям и шаманам приходят архонты и жрецы Греции, авгуры и магистраты Рима. Возникает письменное делопроизводство, без которого невозможны как преемственность управления (Законы Двенадцать таблиц), так и управление сколько-нибудь обширными территориями (воспетая Геродотом персидская почта ангарион, унаследованная потом Александром Македонским).

Промышленная революция — резкое усложнение задач, стоящих и перед центральной властью, и перед муниципалитетами. Промышленность требует рынков сбыта, национального и, по возможности, внешних — нужна соответствующим образом оснащенная армия, нужен флот, дороги и порты. В города стекается все больше людей, в них производится и обращается все больше товаров — следовательно, магистраты должны заботиться о мостах и мостовых, об освещении улиц маслом, потом газом, потом электричеством; необходима постоянная забота о свежей воде, канализации и свалках — Виктор Гюго, кроме всего прочего видный государственный деятель Франции, посвятил парижской канализации немало страниц в «Отверженных»!

Так что на этапе Промышленной революции формируется многочисленная «рациональная бюрократия» (о Максе Вебере, введшем это понятие, разговор будет отдельный). Создаются средства повышения эффективности конторского труда — специализированная мебель, бюро, конторки, каталожные ящики; лампы под зеленым абажуром, сначала керосиновые, а потом электрические; стальные перья, а потом пишущие машинки, телеграф и телефон. Промышленная революция 3.0 даровала компьютеры, информационные сети, включая глобальный интернет, вездесущую мобильную связь. А теперь — очередь робототехнической революции.

«Промышленная революция 4.0» — этот термин уже широко прижился, хотя в полной мере робототехническая революция еще не наступила. Говоря о ней, надо помнить, что роботы в нашем сегодняшнем мире бывают двух родов: с одной стороны, это роботы промышленные и сервисные, «железные люди» — то, что принято называть киберфизическими системами. А с другой стороны — роботы бывают информационными, теми, кого называют ботами. Но в обоих случаях машины эти делают то, что еще совсем недавно должен был делать человек.

Примером известной всем киберфизической системы может быть пылесос-робот. Машинка, по заданному графику — как и уборщица, прибирающаяся в конторах в неприсутственные часы — ползает по квартире, неустанно собирая пыль. А примером информационного робота являются всем известные голосовые помощники, всякие там «Сири» или «О’Кей, Гугл». Информационный робот заменяет канцелярского служителя, которому начальник указывал, какой документ найти на полках архива и какую выписку из него сделать.

То есть уже сейчас ряд функций, присутствовавших во все времена в любой конторе, может быть замещен машинами (не знаю наших прецедентов, но в Европе роботы-уборщики уже несколько лет используются в муниципальных учреждениях, преимущественно социальной сферы). Ну а о том, как самому создать себе робота-секретаря недавно рассказывал Евгений Золотов в материале «Бот вместо секретаря — своими руками!». Но автоматизации подвержены и конторские занятия, требующие более высокой квалификации — например, бухгалтерская и финансовая деятельность.

Например, по словам главы «Сбербанка» Германа Грефа, уже сейчас 50% тех решений, которые принимались людьми, сегодня принимаются машинами. Через пять лет искусственный интеллект будет принимать 80% решений. То есть работа с серьезной финансовой отчетностью (государство предъявляет к банкам достаточно строгие требования) и даже принятие решений на ее основе уже сейчас автоматизируемы наполовину, а в ближайшие пять лет будут поручены машинам на четыре пятых. И вряд ли состояние дел в органах государственного и муниципального управления станет сильно отличаться от состояния дел в государственном, по сути, «Сбербанке».

То есть две другие, кроме киберфизических систем, составляющие Промышленной революции 4.0, «интернет вещей» и «облачное хранение информации», объединенное с большими данными, уже позволяют, а в ближайшее время позволят в еще большей мере автоматизировать уже и весьма квалифицированные операции, исполняемые людьми. Вспомним, какой спрос был в 90-е, при переходе от плановой системы к рыночной, на бухгалтеров и экономистов. А сегодня банки, одни из крупнейших работодателей для этих профессий, массово поручают их работу компьютерам, «облакам» и «большим данным».

И вот как же это повлияет в ближайшее время на работу государственных и муниципальных служащих? Для ответа на этот вопрос обратимся к отечественной истории. К самому длительному периоду стабильного существования нашего государства — к Российской империи. Представим себе государственное учреждение века полтора-два назад. Служащие, собиравшиеся туда к началу присутственных часов, были разделены на две главные группы — на канцелярских служителей и канцелярских чиновников.

Разницу между ними устанавливала принятая Петром Великим Табель о рангах. Главный ее смысл не в установлении того, кто за каким столом будет пить на ассамблеях и чья жена чью будет приветствовать первой. И не в том даже, что она создавала и упорядочивала социальный лифт для имперских подданных. Нет, главная ее роль была в отделении тех, кто наделен полномочиями, делегированными государственной властью различных уровней, от величественного канцлера до скромнейшего коллежского регистратора, от тех, кто полномочия эти помогает осуществлять, от канцелярских служителей.

Канцелярский служитель мог быть умен и начитан — Иван Андреевич Крылов начинал с должности подканцеляриста, а потом дослужился до канцеляриста. Канцелярский служитель мог быть искусен в своем деле — как Кузьма Ефимович, воспетый Куприным в рассказе «Царский писарь». Мог быть мудрее и многоопытнее молодого чиновника; удачно женившись на купеческой вдове, мог носить куда лучшую шинель и хромовые сапоги. Но главная разница была в том, что каждому канцелярскому чиновнику в соответствии с его чином государство делегировало некую часть своих полномочий, за которые он и отвечал.

Примерно на этом принципе устроена власть и ныне в России — государственный и муниципальный служащий это тот, кому делегирован кусочек власти того и иного уровня. А робот может лишь обеспечивать эту самую власть. Канцелярского служителя могли наказать — в некоторые периоды истории даже телесно — за неряшливый почерк, за ошибки и кляксы, за лень и опоздания. Но вот ответственности за решения органов власти он не нес…

А вот канцелярского чиновника, имевшего классный чин, бить было нельзя. Зато он за осуществление своей части властных полномочий отвечал! И роботизация государственного и муниципального управления приведет к следующему. Автомобили без водителя заменят шоферов, как те заменили кучеров. Секретарь-бот станет разбираться с электронной почтой, как живой секретарь раскладывал рукописные письма. Балансы и выписки будет составлять программа с тем или иным уровнем искусственного интеллекта — как составляли их канцелярский служитель-счетовод.

Но вот сами властные полномочия и на уровне государства, и на уровне муниципалитета останутся за людьми. Делегированы роботу они быть не могут. Тот может получить лишь поручения — отвезти туда-то, посчитать то-то… Взять на себя работу канцелярских служителей. Должности классных чинов будет исполнять человек!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.