Brexit — безусловная сенсация 2016 года. Но все же это событие частное. Процессы, которые реально определят завтрашний день сектора государственных услуг Великобритании (и не только), идут в глубине.

Некоторое представление об этих процессах дает нам исследование, проведенное международной аудиторской и консалтинговой компанией Deloitte Touche Tohmatsu Limited, которая входит в «большую четверку» глобального аудита. Специалисты Deloitte исследовали ближайшие перспективы гигантского — пять миллионов человек занятых! — государственного сектора Соединенного Королевства и попытались понять, как выход Великобритании из Евросоюза повлияет на состояние этого «государства в государстве» — на работу правительственных служб и сектора государственных услуг Соединенного Королевства.

Данные исследования представлены в отчете The State of the State 2016-17. Brexit and the business of government. UK Public Sector. Вывод, сделанный Deloitte, оказался довольно необычным. И он очень важен, и очень поучителен для всех.

Прежде всего потому, что Великобритания имеет крайне долгую традицию непрерывной работы органов госуправления. Последний — да и то, бескровный — переворот в ней, Glorious Revolution, произошел аж в 1688 году. Так что время для формирования эффективных структур управления на общегосударственном и местном уровне у страны было в избытке. Так что английская бюрократия — хороший пример. Глядя на него, можно учиться на чужих ошибках.

Кроме того, Соединенное Королевство обладает весьма объемистым государственным сектором экономики. Кстати, с интереснейшими особенностями, характерными именно для нынешней, информационной эпохи. Основой постиндустриальной экономики является, как известно, сфера услуг. На нее приходится примерно две трети экономики Соединенного Королевства. А в общей структуре сектора услуг на долю государственных услуг приходится 35%. Доля госуслуг немногим меньше доли деловых и финансовых услуг (она составляет 40%), но ведь Лондон вторая финансовая столица мира. При этом на долю торговли, например, падает всего 19%.

На госуслуги проходится не меньше пятой части ВВП Великобритании. Государство, управляемое в значительной степени древними традициями, где даже Конституции нет, является крупнейшим агентом оказания услуг гражданам.

Сначала Deloitte пришел к понятному выводу. Очевидно, что Великобритания, выйдя из состава ЕС, может создать серьезные проблемы своему финансовому сектору. Но если крупные банки уйдут из Лондона на континент, с ними уйдут их доходы и налоги, на которые рассчитывает британский сектор госуслуг с его, скажем, бесплатной медициной. А поскольку дефицит придется покрывать, английский госсектор ждет рост долгов, наглядно видимый на диаграмме ниже.

Ожидаемый рост долга публичного сектора Британии
Но это все рукотворное – плата за решение британского избирателя уйти из-под контроля бюрократов Брюсселя. Персонаж советской классики после поджога дома также «бессмысленно глядел на мерцающие окна, приговаривая: «Как пожелаем, так и сделаем!».

Однако внимание специалистов Deloitte привлек феномен, никак не зависящий от настроений избирателей и игр политиков. Причем на структуру занятости в госсекторе Англии весьма большое влияние окажет именно он.

Учитывая рост долговой нагрузки, целью управления в госсекторе должно стать сокращение затрат на оказание госуслуг. И аналитики пришли к выводу что в обозримом периоде занятость в британском серьезно сократится: к 2030 году — на 861 тысяч рабочих мест. Но это не значит, что граждан лишат привычных услуг: городского транспорта, бесплатных образования и медицины. Услуги эти будут предоставляться с весьма высокой степенью автоматизации и роботизации.

Сокращение примерно каждого пятого или шестого сотрудника даст возможность сектору госуслуг сэкономить в 2030 году £17 миллиардов (в ценах 2015 года, в сравнении с расходами того же 2015 года). Это только по платежной ведомости. Но снизятся также и расходы на аренду помещений, где сидели эти сотрудники, расходы на содержание и обслуживание этих помещений, отопление, освещение, уборку…

Интересны методы, с помощью которых Deloitte пришла к своим результатам. Они восходят к пионерской работе 1949 года, принадлежавшей перу американского инженера Майлса – How To Cut Costs With Value Analysis. Работая на General Electric, он создал метод повышения качества продукции и рентабельности ее производства, называемый функционально-стоимостным анализом (value analysis). Им потом пользовались американское Управление по кораблестроению, создавая флот ядерных субмарин, Пентагон при министре Роберте Макнамаре, а потом и Офис счетных служб, Счетная палата и другие правительственные ведомства.

Перевозка на общественном транспорте – скажем, на Docklands Light Railway – это тоже госуслуга…
Deloitte подсчитывал стоимость одной трансакции, осуществляемой британским госсектором при оказании услуг гражданам.

Шлепнули справку на печать — трансакция. Перевезли больного на каталке от санитарной машины до приемного покоя — трансакция. Перевезли гражданина на государственном общественном транспорте — трансакция. Каждая из них стоит столько-то, если ее выполнить одним способом, и столько-то, если другим.

Заменять машинным будут скучный и тяжелый труд. Клерков, вводящих данные в электронные таблицы, заменят интеллектуальные межплатформенные интерфейсы. На смену носильщикам в больницах придут роботы. Поезда без машиниста Docklands Light Railway помогут снизить дотации общественному транспорту.

За человеком останется человеческое: общение с людьми (чем заняты многие госслужащие — от полицейских до учителей) и стратегическое мышление на верхних уровнях руководства. Другую работу, экономя деньги казны, возьмут на себя умные машины. Эффект от этой замены — больше услуг при меньших тратах бюджета, а значит и более низких налогах.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.