Все большая часть активов становится нематериальной, все большая часть людей занимается созданием нематериальных ценностей. Но управленцы всегда следуют схожим нормам и правилам, и понятия, описывавшие жизнь аграрного общества, обретают новую жизнь в практике современного управления. Приведу примеры.

История первая. В конце двадцатого века бывший редактор очень известного российского компьютерного журнала осуществил свою мечту — переехал в США, где информационные технологии развивались фантастически быстро. Поселился он в чудесном университетском городке, очень симпатичном сабурбе. Дороги среди многолетних вязов, зеленые лужайки перед домами…

Но нашего переселенца, человека весьма изобретательного и практичного, смутила одна деталь. Почтовые ящики нескольких дюжин домов в этом сабурбе были сблокированы, стояли на одной площадке, причем довольно далеко от большинства домов. Имея приличные размеры, они использовались местными жителями для получения посылок и пачек журналов. А газеты — эпоха-то была еще бумажная, несмотря на быстрое развитие информационных технологий — мальчишка-газетчик, проезжающий поутру на велосипеде, ловко закидывал на терраску, обернутую у всех домов к лужайке и подъездной дороге. И если не забрать их мгновенно, они имели прекрасный шанс подмокнуть под утренним дождиком.

Так что наш экспатрид, заехав в «строительное депо», и запасшись там рояльными петлями, досками и фанерой, распиленными на расположенных в этом магазине станках, за вечер соорудил почтовый ящик, в который легко закинуть газеты, и который сохранил бы их даже от ливня.

Неделю-другую он был очень доволен, а потом получил письмо от совета района. У него интересовались: «Считает ли он, что почтовый ящик действительно соответствует архитектурному стилю исторического района?». Значения письму не придал, и через месяц с чем-то был вызван в местный суд, оштрафован на 1000 баксов, приговорен к сносу почтового ящика и уплате судебных издержек. Иск подал совет района.

Эту изящную урну спроектировал и изготовил Артемий Лебедев.История вторая. Известнейший российский дизайнер Артемий «Тёма» Лебедев, соорудил у своего подъезда изящнейшую урну. Сам нарисовал, сам изготовил, сам привез. Урна — прелесть! Простенькая вещь, которая придала бы симпатичный образ даже районам массовой застройки. Дальше последовали приключения, о которых дизайнер поведал «городу и миру».

Как и следовало ожидать, жильцы Тёминого дома начали использовать урну для выброса мешков с мусором, которые им было лень нести до контейнеров. Лебедев расстроился, но урну не убрал. Пошел тем путем, которым некогда шел авиаконструктор Яковлев, получивший перед войной под опытный завод кроватную фабрику.

Чтобы приучить коллектив к культуре производства, Яковлев приказал покрасить все помещения завода в белый цвет. Через день пришлось по новой красить двери: их открывали ногой. Еще раз красить их пришлось через три дня, потом через неделю. А потом люди привыкли. Летчик-испытатель Анатолий Маркуша отмечал редкостное изящество машин КБ Яковлева, в немалой степени обусловленное общей культурой предприятия.

Лебедеву приучить соседей к изящной урне не удалось, не хватило времени: «Соседи выступили против урны широким фронтом. Настучали в управу». И управа урну эту демонтировала. По просьбе жителей!

Скан этого веселого документа гуляет по сетям.История третья. Смешной документ: администрация муниципального образования формально по стилю, но очень весело отвечает на вопрос проектировщиков о боевых действиях, имевших место в прошлом на подотчетной территории. Информация эта нужна проектировщикам, чтобы сделать вывод о возможном наличии ВОП, взрывоопасных предметов.

Документ хорош, прекрасный пример того, как юмор помогает делу. И ведь он исчерпывающе отвечает на вопрос о наличии взрывоопасных предметов. Дело-то серьезное, вон, в Аугсбурге на Рождество 2016 года эвакуировали 54 тысячи человек из за британской бомбы времен Второй мировой.

Так что же роднит все эти три истории? А видимо то, что во всех них мы имеем дело с расширением на административную практику такого понятия, как сервитут, известного еще древним римлянам.

Изначально сервитуты означали вещные права на чужую вещь, обеспечивающие полное или частичное пользование ею, и неразрывно связанные с земельным участком (римское право возникло же в аграрном обществе). Например, servitus eundi, право прохода по чужому участку. Казалось бы, где мы, а где Рим? Но вспомните, сколько скандалов возникает, если застройщик перекрывает проход к воде? (Римляне и это кодифицировали в своих servitus aquae). Крайне неприятную ситуацию приходится расхлебывать местным властям.

История с почтовым ящиком экспатрида генетически тянется от servitus ne prospectui officiatur, ограничения, обязывающего не ухудшать вид для соседей. Ну, вот считают соседи — и совет района выступает выразителем их общей воли — что любые внесения в исторически сложившийся облик сабурба ухудшаю его и уменьшают ценность их домов. И местный судья, действуя в соответствии со сложившейся нормой, пресекает самовольную застройку, хоть и анекдотически мелкую. Dura lex, sed lex!

А вот история с урной Артемия Лебедева в родстве с многочисленными сервитутами из группы servitus cloacae, связанных с отводом отходов. Например servitus cloacae immittendae давал право отводить отбросы по сточному каналу через чужой участок. Лебедев возвел урну на чужой, муниципальной земле, и её существование было обусловлено одной из форм фактического сервитута. А его соседи не соблюли правило: сервитут дает право пользоваться чужой собственностью, но обязывает делать это civiliter (однокоренное с цивилизованностью) бережно.

Из за нарушения этого общего принципа права возникла ухудшающая состояние дома микросвалка, и «сервитут» был прекращен, урна демонтирована. Кстати, проблемы эти Лебедев намерен решать не юридически, а технологически: «Надо будет у урн, предназначенных для установки рядом с жилыми домами, уменьшить площадь отверстия, в которое можно просунуть мусор, чтобы проходила бутылка, но не пролезал пакет». Тоже метод: с конокрадством покончила только автомобилизация.

Ну и третий случай. Прокладывая газовые трубы по земле муниципального объединения проектировщики уподобляются римскому строителю, что в соответствии с servitus cuniculi balneari habendi, с правом гнать банный пар по штольне через чужой участок к каналу, где он конденсировался (более близкого примера автор не нашел). И, в соответствии с принципом civiliter, проверяют, не ухудшат ли они состояние владения, учинив случайный взрыв.

Все как и тысячи лет назад. Так что каждому служащему стоит знать понятие сервитут и употреблять его при осмысливании ситуаций. Точные же советы дадут компетентные в этих вопросах юристы; мы можем лишь подсказать, в каком направлении думать и искать.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.