3 апреля 2017 года Россия опять столкнулась с угрозой, которая была почти привычной в начале нулевых и от которой, казалось, страна уже избавилась – с терроризмом. Так давайте же посмотрим, какие вызовы террористический акт в метро Санкт-Петербурга поставил перед гражданскими властями Северной Пальмиры и горожанами, и как власть и общество на них отреагировали.

Прежде чем говорить о проблеме терроризма, начнем с самого скучного и с самого важного – со статистики. Насколько в Российской Федерации распространен терроризм и какова динамика этого вида преступлений? Ответ на этот вопрос даст нам таблица «Число зарегистрированных преступлений по видам» на странице «Преступления» Федеральной службы государственной статистики. Согласно ей, двадцатый век кончился 135 терактами, совершенными в 2000 году. К концу нулевых их число резко упало – до 10 в 2008 году, на а абсолютный минимум был достигнут в 2015 году – 8 терактов.

Теракт 8 августа 2000 г. в подземном переходе на Пушкинской площади.

И вот опять, взрыв в поезде петербургского метро на перегоне между станциями «Технологический институт» и «Сенная площадь» в 14:40 3 апреля 2017 года; 14 погибших и 49 раненных. Самодельное взрывное устройство; взрывчатка – до полукилограмма в тротиловом эквиваленте; заранее сформированные поражающие элементы – шарики от подшипника. И еще одна бомба, замаскированная под огнетушитель, была обезврежена саперами на станции «Площадь Восстания». Какие вызовы это событие ставит перед гражданским обществом?

Да-да, именно перед гражданским. Перед самым обычным городским хозяйством и перед самыми обычными гражданами, большей или меньшей социальной активности. Вот происходит взрыв – что тут надлежит делать? И как необходимо готовить городские службы и гражданские организации к таким ситуациям? Начнем по порядку, в исторической последовательности событий.

Первым, кто был должен принимать решение в связи с взрывом в метро, были машинист взорванного поезда Александр Каверин и диспетчеры линии. Именно им предстояло решать – что делать при полученной информации о хлопке и задымлении? Выбор тут совсем не прост. Раненные нуждаются в немедленной помощи – каждая минута задержки снижает их шансы на выживание (трое погибших скончались на руках медиков). То есть необходимо как можно скорее доставить пострадавших до станции.


Но для этого требовалось оценить состояние состава. Диверсии на железных дорогах – кажется, со времен франко-прусской войны – основываются на том, что нарушается нормальное взаимодействие рельсового пути и подвижного состава и огромная кинетическая энергия поезда на порядки усиливает повреждения, нанесенные взрывчатым веществом. Поврежденный состав в таком случае может превратиться в гигантскую мясорубку, перемалывающую тех, кто внутри… Принятое машинистом Кавериным решение оказалось абсолютно правильным – поезд был в состоянии, позволившим довести его до станции.

Оценка состояния поезда в критической ситуации является задачей абсолютно нетривиальной, требующей хорошего знания материальной части и оценки ситуации в условиях отсутствия времени. Именно поэтому сделавшего правильный выбор – что позволило стабилизировать состояние большинства раненых – машиниста представят к награде. То есть, первая задача – доставить пострадавших туда, где им возможно оказать помощь – была успешно выполнена.

Дальше перед городскими властями Санкт-Петербурга стояла задача обеспечить оказание этой самой помощи. Для пятимиллионного города обеспечение пятидесяти пострадавших «скорыми» и квалифицированной медицинской помощью вряд ли вызвало особые проблемы. Однако направить машины к станции метро «Сенная площадь», организовать прием раненных и их транспортировку в кратчайшие сроки (от этого зависят шансы на выживание!) в медицинские учреждения – вторая нетривиальная задача, требующая скоординированного взаимодействия как диспетчеров скорой, так и служб регулировки дорожного движения.

Дальше основная нагрузка ложится на транспортные службы города. Ведь первая задача, которая стоит после теракта – не допустить его повторения. А значит, необходимо удалить пассажиров из метро и провести обследование станций, подвижного состава и, вероятно, путей на предмет обнаружения других взрывных устройств. Это и было сделано, и не зря – о чем говорит бомба, обезвреженная на станции «Площадь Восстания». Но люди-то в метро зашли не из праздного любопытства – им нужно было куда-то ехать. А возможность эта исчезла.


А ведь дневной пассажиропоток Петербургского метрополитена – за два миллиона человек (уступает только Москве, Лондону и Парижу). И вот заметную часть людей от этого количества надлежало перебросить хотя бы домой наземным транспортом. Что тоже задача в высшей степени непростая! Чтобы хоть как-то разрешить ситуацию, по поручению губернатора Санкт-Петербурга весь наземный городской транспорт 3 апреля 2017 года был переведен на бесплатный проезд. К этой же инициативе подключился и ряд частных перевозчиков.

Но самым интересным оказалось поведение горожан. Знаете – это ведь был первый теракт эпохи мобильных социальных сетей. (Взрывы в московском метро 29 марта 2010 года произошли еще до эпохи поголовного охвата жителей крупных городов мобильным интернетом.) И вот это насыщение отнюдь не способствовало росту паники, а наоборот, обеспечило самоорганизацию горожан при ликвидации городского транспортного коллапса.

Прежде всего, обилие точной информации, поступающей сразу из нескольких каналов, а то и от очевидцев, позволило огромному числу людей получить объективную информацию о размерах произошедшей трагедии. Это. как говорят многие знакомые, и массово пишут в соцсетях, позволило удержать тревогу хоть и на крайне высоком, но не паническом уровне. А дальше пошло самое интересное – люди начали организовываться для помощи друг другу, активно используя для этого интернет и соцсети.

Даже матери, у кого ребенок учится и занимается в кружках в районах «Сенной» и «Технологички», после того, как закидывали чадо в машину, активно включались в работу стихийно возникшего каршеринга. Они находили в соцсетях тех, кому нужно было добраться в попутном направлении, и принимали их на борт (впрочем, в разумных пределах – женщина с маленьким ребенком брала к себе в маленькую городскую машинку молоденькую девочку, а не пару парней южной внешности…).

Мужики более старшего возраста подбирали на остановках бабулек возраста совсем древнего. Другие раздавали идущим пешком запасенную в машинах воду и батончики. Общепит бесплатно кормил таксистов, бесплатно возивших петербуржцев. То есть, общество, вместо впадения в панику – хотя людям было и остается страшно – нашло самый верный способ успокоить себя. Помочь тем, кому в данный момент было труднее, чем им. И судя по отзывам, такой подход оказался достаточно широко распространенным.

Так что сделаем выводы. Террористическая угроза никуда не делась. И нет ни малейшей надежды на то, что она исчезнет в обозримое время. Значит, и администрациям крупных городов, и депутатам, и гражданским активистам этих городов надлежит спокойно и планомерно готовиться к тому, что трагедия может произойти и в их краях. Забота об их предупреждении – задача силовых ведомств. А вот о минимизации возможных последствий надлежит заботиться местным и региональным властям.


Взрывы ведь могут произойти не только в метро, но и в наземном городском транспорте, как это было в Волгограде в декабре 2013 года. А значит, каждый водитель должен знать, как ему поступать в таком случае, чтобы постараться спасти максимум жизней. Теракт может произойти в любой точке – готовы ли службы «скорой помощи» к своевременной эвакуации пострадавших? Из строя может быть выведен любой объект инфраструктуры, не обязательно транспортной – готово ли местное хозяйство справиться с закрытием моста, например…

И такие вопросы стоит рассмотреть в хозяйстве каждого города. Ну и, прежде всего, главное – готовы ли граждане в случае нужды сорганизоваться и оказать помощь себе и друг другу…

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.