На новогодние каникулы в российских социальных сетях развернулась широкомасштабная дискуссия (это мягко говоря – скорее, ожесточенная ссора), сопровождающаяся публикацией заявлений в самый серьезный из правоохранительных органов, и обсуждением интересующих всех и каждого проблем здравоохранения. И вся эта дискуссия в целом – удобнейший повод обсудить актуальную для всех уровней государственного и муниципального управления проблему трансакционных издержек при осуществлении закупок.

Острая фаза проблемы началась с Заявления, написанного Главным врачом Московской городской онкологической больницы №62 А.Н.Махсоном (МГОБ №62) на имя Директора Федеральной службы безопасности Российской Федерации генерала армии А.В.Бортникова. Ну а всеобщее внимание к проблеме привлек любимый народом кулинар и известный блоггер Сталик Ханкишиев – «Высока вероятность Вашего убийства. За что я подставляю свою голову?» Кто еще не в курсе скандала – может прочесть ее для знакомства с проблемой.

Заголовок Заявления Главврача А.Н.Махсона в ФСБ…Суть же конфликта поразительно интересна, если отвлечься от эмоций, от смутных угроз и страстей, а рассмотреть ее в терминах экономики. При этом мы увидим тот самый конфликт двух разных версий стремления к хорошему, описанием которых так сильно грешила отечественная литература советского периода – оказывается, конфликты такие и в реальности могут встречаться!

Итак, дадим экстракт происшедших событий. Жило-было медицинское учреждение МГОБ №62. Имело оно статус Государственного автономного учреждения здравоохранения города Москвы, и в соответствии с Федеральным законом "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" от 18.07.2011 N 223-ФЗ могло самостоятельно закупать лекарственные препараты и оборудование. Ну а часть препаратов и оборудования МГОБ №62 могло получать за счет централизованной закупки Департамента здравоохранения г.Москвы.

И вот, при сравнении цен закупленных самостоятельно Больницей №62 и полученных централизованно лекарств врач Махсон обнаружил весьма неприятные вещи: «"Иринотекан", 100 мг, "Актавис" был куплен централизованно по 5121 рублю за упаковку, а 62-я больница приобрела большую партию по 1023, то есть в 5 раз дешевле. Другой пример. Препарат "Новотакс", 80 мг, "Биокад". Централизованные закупки — 25355 рублей за упаковку, а 62-й больнице фирма продавала за 7500, втрое дешевле».

По словам доктора Махсона (а это один из самых уважаемых медиков в стране – доктор медицинских наук, профессор, хирург высшей квалификации, Заслуженный врач, Лауреат Премии Правительства России, бывший главный онколог Москвы, руководивший 62-й больницей 27 лет) он доложил о ситуации на личной встрече Л.М.Печатникову, заместителю Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам социального развития, и тоже Заслуженному врачу Российской Федерации.

И вот, предметом Заявления доктора Махсона в ФСБ было предположение о том, что произошедший после этого перевод МГОБ №62 из автономного учреждения здравоохранения в бюджетное имеет целью «исключение проведения больницей самостоятельных закупок, имеющих целью максимально рациональное использование ограниченных финансовых ресурсов, для эффективного лечения онкологических больных». Учитывая серьезность предъявленных обвинений, Заявление заканчивается словами «Об уголовной ответственности по ст.306 мне известно».

Вот так! Накал страстей нешуточный – представим себе, каково было известному врачу обратиться с Заявлением в ФСБ. Если кто-то думает, что хоть один медик такой квалификации забыл про дело «врачей-убийц», запамятовал, о чем был Указ Президиума Верховного Совета СССР № 125/32, опубликованный в газете «Правда» от 04 апреля № 94 (12662), то он ошибается. Обратиться с Заявлением в ФСБ могла заставить лишь искренняя боль за свое дело.

Прежде чем написать заявление правоохранителям любой врач много раз вспомнит этот документ… И если напишет – значит все совсем серьезно!Только вот дело в том, что проблема тут, скорее всего, не по ведомству контрразведчиков, а в компетенции юристов и экономистов. Давайте разберем проблему sine ira et studio, без гнева и пристрастия… Суть ее в том, что МГОБ №62 закупала лекарственные препараты для своих нужд по значительно более низким ценам, чем получала такие же, закупленные централизованно. О чем это говорит? А говорит это о том – во всяком случае, пока не доказаны судом факты злоупотреблений – что трансакционные издержки централизованных закупок оказались значительно выше, чем трансакционные издержки закупок автономного учреждения здравоохранения города Москвы.

Трансакционные издержки (Transaction costs) – это издержки, которые относятся не к производству продукции непосредственно (расходы на сырье, зарплату, материалы, транспортировку и пр.), а с сопутствующими этому производству косвенными затратами на сбор и поиск всей необходимой для деятельности информации, заключение различных сделок, контрактов, договоров и прочего. И при закупках лекарств и оборудование такие издержки неизбежно присутствуют.

Понятие трансакционных издержек было введено экономистом Рональдом Коузом в работе The Nature of Firm, «Природа фирмы», опубликованном еще в 1937 году. Ну а в 1991 году Коуз получил Нобелевскую премию по экономике за открытие и прояснение точного смысла трансакционных издержек и прав собственности в институциональной структуре и функционировании экономики. Что такое трансакционные издержки, и как они влияют на цены? Поясним это на бытовом примере.

Простейшая вещь, пластиковая контактная коробка, вмуровываемая в стену. Идеально подходящая для корейских ЭРИ. В магазинах она была – 1200 докризисных рублей. Кусок пластика, хоть и добротного, двумя ударами пресса обращенный в коробочку и крышку к ней. Но вот человек, который знает, сколь она дешева в массовом производстве и где делается, заказывает ее на «Алике», 100 рублей с доставкой. Да, надо ждать, но ремонт в секунды и не делается…

Разница между 1200 и 100 рублями – это трансакционные издержки, плата за информацию. Не зная о том, где коробочки производятся, и будучи вынужденным выбирать между местными магазинами – пусть и по самому честному конкурсу – заплатишь сумму, близкую к тем самым 1200 рублям. Предприниматель же закладывает в цену и оплату магазина, где лежит контактная коробочка, и зарплату скучающего возле нее продавца, и стоимость средств, омертвленных в коробочке между покупкой и продажей, и налоги, и свою прибыль. Никакой коррупции – но цена в дюжину раз выше.

Так вот, опытнейший онколог Махсон, зная детально прохождение лекарственных средств его профиля по всем ступеньками бизнеса, мог за счет своих уникальных знаний резко снижать трансакционные издержки закупок (ну, как автор этих строк умеет купить электрику в дюжину раз дешевле). А вот при централизованной процедуре закупок трансакционные издержки резко возрастали. Выше цены – меньше лекарств; меньше вылеченных – больше умерших. Самая страшная цена за трансакционные издержки.

Видимо, нормативные документы, регулирующие процесс закупок, составлялись прежде всего для предупреждения явной коррупции, бушевавшей, скажем во времена «нацпрограмм» тучных годов. «По итогам проведенной проверки покупки 170 томографов на сумму 7,5 миллиарда рублей выяснилось, что бюджетные средства расходовались крайне неэффективно, а цены томографов, которые у производителей стоили от 16 миллионов рублей, в итоге доходили до 90 миллионов рублей», по этим делам были реальные осуждения, что делало факт коррупции доказанным.

Только вот какой страшный парадокс: любое увеличение трансакционных издержек, любой рост цен при движении продукта от завода к потребителю – будь то УЗО для ремонта квартирных электросетей, способное защитить от удара током, или онкологическое лекарство – чревато ростом смертей. Смертей людей, кого можно было спасти даже при фиксированном объеме ресурсов. Значит всему аппарату госуправления, всем законодателям стоит задуматься над такими процедурами государственных и муниципальных закупок, которые будут работать с эффективностью, достигнутой доктором Махсоном.

Описанный скандал привлек уже к процессу госзакупок максимальное внимание общества. Теперь необходимо объяснять обществу суть трансакционных издержек, говорить об их величинах (то самое завышение цен в 3-5 раз!), демонстрировать рост цен на наглядных примерах. Внедрять в процесс госзакупок на всех уровнях управления современные автоматизированные системы, подобные тем, что управляют логистикой движения контактной коробочки с заводов Поднебесной до почтового отделения Нечерноземья. Вводить в автоматизированные системы нейросети, которые в обозримое время смогут усвоить знания специфики закупок, сравнимыми с теми, что обладает врач Махсон. Только тогда удастся сократить трансакционные издержки закупок медикаментов, что сможет спасти человеческие жизни.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.