Первая половина года может стать переломной для российского рынка мессенджеров. До сих пор он развивался стихийно, естественным образом, подчиняясь лишь закону спроса и предложения. Однако минувшей весной-летом здесь появилась сила, одно присутствие которой заставило пересмотреть перспективу: государство решило снабдить своих служащих собственным инструментом для интернет-общения. А за последний месяц ещё и были подготовлены поправки к закону «О связи», которые несомненно окажут дополнительное и весьма сильное влияние на то, в каком направлении движется рынок. Результаты обеих инициатив мы сможем увидеть уже в ближайшие месяцы, поэтому можно попробовать, опираясь на факты, просчитать самый вероятный сценарий — и знать, к чему готовиться.

Мессенджеры (от англ. messenger — курьер, гонец) это обширный класс программ, главные имена которых известны каждому: Viber, WhatsApp, Skype, Telegram, Facebook Messenger и другие. Подобные приложения для компьютеров и смартфонов иногда называют интернет-пейджерами и интернет-телефонами, а также программами для мгновенного обмена сообщениями (в отличие от электронной почты, сообщения здесь видны немедленно). И все эти названия имеют право на жизнь — потому что функционал у мессенджеров очень широк: через них меняются и короткими текстовыми посланиями, и общаются голосом и с помощью видео, даже пересылают файлы.

Принципиально важно, что в России этот рынок всегда развивался сам, на нём не было доминирующего игрока, способного «продавить» своё приложение, заставить большинство пользоваться только им. Поэтому у нас сформировалась своя уникальная расстановка сил, отличная, например, от Европы или США: возглавляют список самых популярных мессенджеров вышеупомянутые Viber, WhatsApp и Skype. Теперь же за него взялось государство — и это обещает сделать картину ещё менее похожей на западную.

Vber пока удерживает первое место по числу русскоговорящих пользователей. И всё бы хорошо, да вот только разработан он не российской компанией: у него израильские корни, а контролируется он сейчас японской компанией.
Речь прежде всего о решении государства создать собственный мессенджер для чиновников и госслужащих вообще. Отправной точкой тут послужила идея, которая давно «витает в воздухе», но только в прошлом году получила развитие: все популярные в России мессенджеры — продукты иностранного производства. А это означает, в частности, что проходящие через них данных могут быть негласно переданы в том числе иностранным спецслужбам (см. «Почему госслужащему не стоит регистрироваться в...»). Российские госслужащие, за неимением отечественных систем обмена мгновенными сообщениями, пока вынуждены пользоваться тем, что есть (что само по себе нормально, такой процесс называют консюмеризацией и проявляется он не только на мессенджерах, но в данном случае возможные последствия пугают). Точнее так: российские продукты, конечно, существуют, но раз уж речь зашла о сохранении тайны, они должны соответствовать некоторым уникальным требованиям.

Требования эти был впервые ясно сформулированы в «Концепции универсальной системы для мгновенного обмена сообщениями для федеральных и региональных органов исполнительной власти», разработанной в прошлом году Институтом Развития Интернета. Как раз сейчас готовится вторая её редакция, но суть ключевых положений документа вряд ли изменится, поэтому есть смысл их перечислить.

Во-первых, такой мессенджер должен быть стопроцентно отечественным: то есть, написан у нас, зарегистрирован в реестре отечественного программного обеспечения, пройти сертификацию по защите информации в том числе в ФСБ, и быть совместимым с основными государственными информационными системами, в том числе с Единой системой идентификации и аутентификации.

Во-вторых, он должен уметь работать в двух режимах: для пользователей, которые не имеют дела с гостайной, пересылать данные через интернет, а вот для пользователей, оперирующих секретными документами, ограничиться только локальными сетями, в интернет не выходить.

В остальном «Концепция» нарисовала приложение с обычным функционалом, по крайней мере многие из существующих программ вполне ей удовлетворяют. Поэтому на конкурс поступило более 30 предложений, 13 из которых были утверждены осенью для тестирования в регионах. Сейчас тестирование предполагается расширить ещё почти на два десятка регионов, но уже сузив список мессенджеров до нескольких наиболее понравившихся предыдущим тестерам. В конце концов, через несколько месяцев, будут определены фавориты, которые и станут внедряться в органах власти. По данным Cnews, список тестируемых продуктов выглядит следующим образом: «Сибрус», Staply (при участии «Вымпелкома»), «Ответ», Actor, eMotion (детище «Мегафона»), «Кубик», Flodium, Titanium, ICQ (принадлежит mail.ru), Dailog, Bellchat (ГлавНИВЦ Управления делами Президента), B2G Messenger («Ростелеком») и RTIMS («Ростех»).

Работает Cybrus.
Примечательно, что из прошедших в «полуфинал» 13 программ, большинство — коммерческие разработки. А это означает, что хоть государство и планирует ограничить использование своего мессенджера только госучреждениями, функции, реализованные в нём, неизбежно проникнут на широкий рынок (в составе самих продуктов или в виде заимствования в другие приложения). И такой продукт будет смотреться чрезвычайно выгодно на фоне конкурентов: представьте только — мессенджер, используемый государством официально, прошедший самую строгую проверку в том числе спецслужбами, полностью отечественный! Одного этого уже достаточно, чтобы склонить чашу весов в его пользу. Но получилось даже лучше: намеренно или нет, аккурат к окончанию тестирования претендентов на госмессенджер, был разработан проект поправок к закону «О связи», превращающий такое приложение в главного претендента на самый популярный отечественный мессенджер.

Суть поправок: операторы связи (а компании, эксплуатирующие системы мгновенного обмена сообщениями, теперь квалифицируются как таковые) обязаны предоставлять МВД средства для идентификации пользователей. Как конкретно это будет реализовано — большой вопрос, кроме того, есть сомнения, что требование не нарушает конституционные права граждан, но... Если поправки пройдут (а шанс на это есть), удовлетворять им будет в первую очередь госмессенджер, в который уже встроены соответствующие средства авторизации.

Результат этих инициатив обещает быть двояким. С одной стороны хорошо, что импортные мессенджеры будут вытеснены отечественными: это новые рабочие места, это высокий авторитет компании-разработчика — и чем чёрт не шутит, продукт может пойти и на Запад («Им пользуется сам Путин!»). С другой стороны, такого рода воздействие на свободный рынок перекашивает его, бьёт по честной конкуренции. Ведь на фоне «одобренного государством» мессенджера другие коммерческие решения сразу оказываются менее привлекательными. По крайней мере в цивилизованных странах подобного влияния на рынок стараются избегать.

Возможно, помешает появлению новой монополии то обстоятельство, что к внедрению планируется выбрать не один, а два или более продуктов. И всё-таки о негативных последствиях «национализации» рынка мессенджеров не стоит забывать.

P.S. Использованы графические работы Sam Azgor, Cybrus.ru.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.