Вчера я был на экскурсии по необычному заводу. Выросший в активно строящемся новом районе Екатеринбурга, он стоит бок о бок с коттеджами и многоэтажками — но жильцы их не жалуются, а даже рады такому соседству. Из труб на его крышах не валит чёрный дым, лишь изредка струйки пара. И машины не везут к нему ни каменный уголь, ни металл, ни нефть: только людей! Увозить же отсюда и вовсе нечего: продукты рассылаются партнёрам и покупателям во все уголки страны по оптоволоконным магистралям и беспроводным сетям.

Это завод нового поколения, здесь производят не вещи: знания, информацию! И чем скорее, чем больше мы облегчим таким предприятиям жизнь, чем легче сделаем их появление и работу, тем быстрее утрём нос Западу — который очень уж стал задаваться в последнее время, считая Россию своим сырьевым придатком.

Пусть вас не смущает спортивная площадка. Тут за углом ещё и свой пруд с утками, а в самом здании два спортивных зала. И всё это действительно необходимо!
Но простите, что говорю загадками. «Завод», о котором идёт речь, это новое здание компании «СКБ Контур», построенное близ микрорайона Академический. «Контур», как все его называют, уходит корнями ещё в 80-е годы, он начинался как советское конструкторское бюро. А сегодня это один из ведущих разработчиков программного обеспечения страны, с офисами в десятках городов и количеством клиентов за миллион.

Мозговым центром, впрочем, был и остаётся Екатеринбург. И новое здание — 10 этажей, больше тысячи человек персонала (каждый четвёртый сотрудник компании: здесь программисты, дизайнеры, тестировщики, администраторы, связь) — станет и штаб-квартирой, и главным производством. В перспективе же рядом вырастут ещё несколько корпусов, образовав, как это модно теперь называть, корпоративный кампус.

Обычный день на заводе знаний.
Изнутри такой «завод» ещё меньше напоминает классическое производство, чем снаружи. Тут нет ни привычных кабинетов, ни цехов. Большая часть территории — разделённый на тематические зоны «опенспейс»: пространство без стен и перегородок, главная задача которого — облегчить, стимулировать коммуникацию между людьми (и не только из одного отдела!). На стенах тут пишут, на пуфиках в проходах сидят, а по коридорам перемещаются в том числе на самокатах и даже велосипедах.

А ещё — кухоньки с бесплатной едой на этажах, и два спортзала, оснащённых на зависть любой «качалке», и своя кофейня, и мюзик-рум, где можно отвести душу, сыграв на любых инструментах. А прямо под окнами — пруд с утками и рыбой, и открытые корты для футбола и волейбола, и целая огромная крыша своего паркинга, на которую тоже позволено выходить. Средний возраст сотрудников здесь меньше 30 лет и субъективное впечатление, остающееся после экскурсии: это и не предприятие вовсе, а студенческая тусовка, весело проводящая время!

Такая кухонька есть на каждом этаже. А мандариновое деревце, кстати, живое — и с него регулярно снимают урожай.
Всё это так непохоже на производство в привычном понимании, на серьёзный бизнес! Но можете не сомневаться: делами тут занимаются самыми серьёзными. «Контур» производит широкий спектр компьютерных инструментов для управления предприятием, бухгалтерского учёта, взаимодействия с контролирующими органами через интернет (Контур.Экстерн, Контур.Эльба и мн. др.). И входит в тройку крупнейших разработчиков программного обеспечения России, с выручкой, измеряющейся в миллиардах.

Ну, а что рабочее пространство организовано «неформально» — так это лишь способ подтолкнуть творческий процесс, облегчить сотрудникам нелёгкую задачу созидания.

Впрочем, смотрите шире. Производство знаний не обязательно должно быть именно таким — гигантским предприятием с миллиардным оборотом. Это могут быть всего несколько человек, ютящихся в съёмной комнатушке. Но и у тех, и у других, и у бесконечного множества вариантов между ними, общие свойства — по которым их можно опознать и которые столь ценны особенно в современной России.

Вот они, «нефтепроводы» новой России! (в дата-центре штаб-квартиры «СКБ Контур»)
Во-первых, работа с информацией требует намного меньше места и вообще ресурсов, чем классическое производство. Рабочий стол, компьютер, интернет — вот и всё, что нужно для начала. «Порог вхождения», как это называют бизнесмены, здесь самый низкий: построить свой небольшой «завод знаний» может любой энтузиаст.

Во-вторых, запустить такой «завод» можно практически на пустом месте. Не требуются ни подъездные пути, ни связи с поставщиками, вообще почти никакой классической инфраструктуры.

В-третьих, готовый продукт (знания) не требует ни упаковки, ни доставки как таковых: всё это давно выполняется опять же через интернет. И востребован такой продукт даже в кризисные периоды. Если же спрос исчезает, информационное производство легко переориентировать на другие, более актуальные продукты. Вот почему «Контур», например, даже в последние, трудные для страны годы, демонстрировал рост выручки от 20% в год.

И отсюда — в-четвёртых и в-пятых: «заводы знаний» чрезвычайно выгодны для регионов, которые их приютили. Если угодно, можете рассматривать такие предприятия как рычаг, позволяющий меньшими силами создать больше высокооплачиваемых рабочих мест и в кратчайшие сроки улучшить имидж региона (высокие технологии, передний край!). Екатеринбургу повезло больше других: помимо «Контура» здесь имеют крупные отделения, например, «Яндекс», Microsoft и другие компании этого класса. Но нет совершенно никаких причин, почему производство знаний нельзя было бы наладить и в городах меньшего размера. Интернет сегодня проведён везде, хватает в стране и вузов, поставляющих специалистов.

Работа не прерывается круглые сутки. Режим свободный: кто-то трудится поздно вечером, кто-то самым ранним утром.
Теория гласит, что производство знаний есть неотъемлемая часть экономики знаний: финальный этап развития постиндустриальной экономики. Считается, что Россия застряла на индустриальном этапе и от экономики знаний чрезвычайно далека, что добиться этого в полной мере удалось пока лишь Соединённым Штатам, отдельным странам Евросоюза, да может быть Японии. Что ж, возможно, до экономики, ориентированной на знания, на работу с информацией, а не сырьё, нам и правда ещё расти и расти. Но глядя на такие предприятия, как «Контур», понимаешь и то, что производить знания мы уже готовы, нам уже ничто не мешает! У нас есть всё необходимое: кадры, ресурсы, сформировавшийся спрос. Нужно только помочь «заводам знаний» вставать на ноги.

Помочь — как, чем? Включив для них режим максимального благоприятствования. И тут следует опираться на следующие соображения.

Прежде всего, производство знаний — это всегда инновационное производство. По самой своей сути оно идёт впереди закона, можно сказать — прокладывает дорогу через неизвестное. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы власть не переусердствовала, загоняя такие предприятия в существующие правовые рамки. Вспоминая слова Президента, государство не должно «кошмарить» такие бизнесы, и это касается всех аспектов, от налогообложения до интеллектуальной собственности.


Далее, поскольку порог вхождения здесь низкий, такие предприятия редко заинтересованы в льготном кредитовании или финансировании из бюджета. Лучше облегчить их контакты с частными инвесторами. Производство знаний — сравнительно рискованный бизнес, но это означает, что и прибыль здесь сравнительно выше. Частные инвесторы готовы идти на риск ради более высокой прибыли.

Тут должны пригодиться наработки, выполненные за последние годы Агентством стратегических инициатив (ведёт работу по улучшению инвестклимата регионов). Необходимо максимально сократить дистанцию между частными инвесторами и «заводами знаний», а может быть даже разрешить им применять финансовые инструменты, которые пока ещё не охвачены правовым полем (прежде всего криптовалюты; вспомните, как это работает в фермерском хозяйстве деревни Колионово).

Наконец, необходимо задуматься о подготовке кадров. Соединённые Штаты, например, страдают от дефицита специалистов для «заводов знаний» и вынуждены их импортировать. У нас, к счастью, собственный кадровый резерв не исчерпан, но стоит другая проблема: постсоветская система высшего образования слабо увязана с жизнью, выпускников фактически приходится доучивать. Возможно следует разрешить компаниям масштаба «Контура» влиять на образовательный процесс, ориентировать его на актуальные задачи?

P.S. В статье использованы фотографии ЗАО «СКБ Контур», автора.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.