Пуск в Костроме инновационного завода по сортировке и переработке бытовых отходов стал событием, которое заметили далеко за пределами области. За два месяца, прошедших с официального начала его эксплуатации, сюда уже наведывались делегации как из провинции, так и из столицы, озвучены планы перенять опыт. Но чем он так замечателен, этот завод, и так ли уж она в действительности остра — проблема мусора, с нашими-то необъятными территориями? Чтобы это понять, стоит углубиться, возможно, в самый грязный вопрос городской жизни...

Как ни печально это прозвучит, ни одна страна пока не научилась жить без отходов, без мусора! Где-то его образуется меньше (обычно в странах третьего мира, не знающих пластиковой тары и канализации), где-то значительно больше (как ни странно, в самых развитых странах), но так или иначе в среднем каждый городской житель Земли ежедневно производит около 700 грамм твёрдых отходов — куда входит и одноразовая тара, и ставшие ненужными вещи, канализационный осадок и прочее.

И чтобы оценить эту цифру правильно, следует знать, что сегодня она почти втрое больше, чем пятьдесят лет назад, а всего-то через десять лет вырастет ещё более чем вдвое. Темп роста массы городских отходов значительно превышает темп роста самих городов, а общий суммарный темп роста массы отходов на планете (то есть не только городских) ещё выше!

Этот график, построенный для участников Всемирного Экономического Форума, учитывает не только городской мусор, почему цифры здесь больше названных выше. Но представление о том, в какой степени разные страны генерируют мусорные кучи, он даёт: обратите внимание на обратную зависимость между уровнем развития и мусорной массой.
И это — проблема, о какой бы стране мы ни говорили, одинаково тяжёлая и для сжатых территориально европейских держав, и для российской или северо-американской вольницы. Масса отходов, образующаяся ежегодно, растёт с ускорением, а вот площади, пригодные для складирования мусора (попросту говоря, места под большие свалки: самый дешёвый способ избавиться от), напротив, только уменьшаются и уже сейчас повсеместно в дефиците! Так что иного выхода у нас по большому счёту и нет, кроме как стараться максимально полно переработать мусор, использовать его повторно. Увы, это само по себе очень непростая задача.

То есть, конечно, нужно сказать спасибо инженерам: существующие сегодня технологии позволяют сократить среднюю массу отправляемых на свалку городских отходов примерно до одной четверти от исходной, пустив три четверти в переработку и оттуда снова в оборот. Скажем, пластик всех сортов трансформируется в приятного вида серые гранулы, которые потом с удовольствием берут производители многих пластиковых изделий — от трубопроводов до тары для бытовой химии. Стекло тоже относительно легко перерабатывается. Естественно, идут в переработку металлы, причём не только цветные. Песок и цементная крошка — в общем, отжившие своё строительные материалы, составляющие заметную часть городского мусора — тоже пускаются в повторное употребление, в частности, становясь компонентами для строительных смесей.

А пищевые отходы и вообще биоразлагаемые материалы после сушки могут быть превращены в элементы так называемого вторичного/альтернативного топлива (RDF; 1,7 кг такого топлива эквивалентны 1 куб.м. природного газа): твёрдое сырьё, сжигаемое для выработки электричества или тепла на электростанциях и производстве.

Таким образом переработка мусора может быть выгодна, и даже в России полученное таким образом сырьё уже нарасхват. Однако тут встаёт следующая проблема: как мусор рассортировать? И это вовсе не шутка. Представьте только, каким слипшимся комом он приезжает в мусоровозах! Кто, какой человек или тем более робот, возьмётся разобрать его, разделить по размерам и свойствам? Да возможно ли это вообще?! К счастью, ответ положительный, но не без оговорок.

Сортировка бытовых отходов традиционно была задачей непростой и недешёвой. И раздельные контейнеры — для бумаги, пластика, стекла — на самом деле её не упрощают (не все горожане достаточно сознательны, да и вывозить содержимое контейнеров приходится теперь в несколько приёмов). Финальное решение обычно ложилось на людей, обслуживавших конвейер на свалке: здесь, посредством изнурительного и грязного ручного труда, мусор сортируется на фракции (обычно, порядка десяти), после чего каждая отправляется по своему адресу. И только в последние годы применение современной техники и высоких технологий позволило избавиться от ручного труда и не только удешевить процесс, а и сделать его более эффективным (в частности, в разы увеличив количество фракций). Именно такое производство и запущено в Костроме.

Нет-нет, это не Кострома, а Гуанчжоу, Китай. Но женщины на снимке занимаются тем же самым, чем в Костроме роботы: отбирают из общей мусорной кучи пластиковые детали для переплавки.
Завод, в который вложено 1,3 млрд. рублей инвестиций (оборудование, к сожалению, всё импортное), по сути — большой сортировочный комплекс. Здесь мусор, после предварительного контроля (в частности, радиационного) и обработки, проходит несколько ступеней фильтрации. Сперва отделяют тяжёлый крупный хлам (строительный, главным образом), остальное направляется в так называемый блок разрывания пакетов. Далее отбираются стекло и металлические предметы, затем песок, потом биоразлагаемые материалы. А после идёт новаторский блок оптической сортировки, где с помощью лазера детектируются на молекулярном уровне бумага, полимеры, различные металлы.

Всё, что удалось идентифицировать, отправляется на переработку. И лишь то, что остаётся, идёт под пресс и после этого — на полигон твёрдых бытовых отходов, то есть центральную городскую свалку, составляя в массе примерно четверть от исходной, доставленной мусоровозами. А за переработанными тремя четвертями выстраивается очередь из покупателей!

Важно, что ни одна стадия сортировки или переработки не предполагает применения открытого огня или опасной для природы химии, так что само по себе производство безотходно, хоть для отходов и предназначено. В результате не только уменьшается нагрузка на окружающую среду, но и зарабатываются деньги, создаются новые рабочие места для квалифицированного труда (на заводе трудятся около 70 человек). Окупаемость составит всего 10 лет: пустяк для производства таких размеров и такого значения! При этом в данный момент костромской завод обслуживает только родной город, перерабатывая больше 100 тысяч тонн отходов в год, но способен принять ещё столько же, поэтому в перспективе на него станут свозить и отходы из области.

К сожалению, даже такое, оснащённое по последнему слову техники мусоросортировочное и перерабатывающее производство не в силах решить проблему бытовых отходов до конца. Поэтому скорее всего нам придётся брать пример с других стран и, вспоминая известную поговорку, заботиться не только о том, чтобы убирали, но и о том, чтобы не мусорили.

Как вы смотрите на идею организации пунктов приёма пластиковой тары? А дополнительного налога на одноразовые пластиковые пакеты? Или стимулирование застройщиков к применению более долговечных материалов, позволяющих в перспективе сократить объёмы строительного мусора? Задумайтесь над этим, пока ещё есть время и возможность поразмыслить!

P.S. В статье использованы графические работы BaselActionNetwork, LaughingMonk.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.