Потребовав от правительства разработать действенные механизмы борьбы с накруткой цен при госзакупках, Дмитрий Медведев, возможно, поставил задачу более трудную, чем кажется многим. Классическая формулировка: помешать поставщику неоправданно и осознанно завышать цену, чтобы после получить «откат» и поделить его с чиновником, закупку организовавшим. Однако при ближайшем рассмотрении это оказывается лишь половиной задачи. Другая половина связана с накруткой цен неосознанной, при которой завышенная цена признаётся справедливой из-за давления общественного мнения.

Как такое может быть, спросите вы? А сейчас расскажу и даже покажу, потому что очень вовремя по ту сторону Атлантики случился скандал с одним из самых ходовых товаров такого рода: антибактериальным мылом.

В общих чертах эту историю многие из вас наверняка уже знают, поэтому повторю лишь ключевые детали. В первых числах сентября Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA, по сути, аналог нашего Минздрава) наложило запрет на продажу мыла и моющих средств, содержащих почти два десятка веществ с антибактериальным действием. Самыми известными веществами в списке являются триклозан и родственный ему триклокарбан.

Производителям дан год на то, чтобы либо вывести продукты с рынка вообще, либо удалить из их состава запрещённые компоненты. За что они попали в немилость? За недоказанную эффективность и недоказанную же безопасность для человека в отдалённой перспективе. Но как в таком случае они вообще оказались в продаже? Вот тут начинается самое интересное.

Вы знаете, как работает мыло? Самое обычное, кусковое или жидкое. Опуская химические подробности, мыльные молекулярные цепочки можно представить в виде щётки — которая механически зацепляет любую грязь (будь то просто пыль или любые микроорганизмы), а потом легко смывается водой вместе с грязью. Таким образом, используя мыло правильно (15-20 секунд, не оставляя ненамыленных участков), вы предотвращаете попадание через руки практически любой заразы, от кишечной палочки до вируса гриппа, саму заразу при этом не уничтожая (она просто смывается).



А вот антибактериальные вещества работают иначе. Триклозан — самый популярный, самый востребованный в своём классе — врачи начали применять ещё в 60-х годах прошлого века. В отличие от мыла, он не смывает, а именно уничтожает бактерии и грибки, что и обусловило его применение в медицинских учреждениях, в частности, для обеззараживания рук. Но к 80-м о нём прослышали производители бытовой химии — и взяли на вооружение в качестве «чудесной антисептической добавки».

Обыватель вообще падок на чудесные свойства, вот триклозан и ему подобные вещества и стали добавлять в мыло, гели-шампуни, зубные пасты, ополаскиватели рта, чистящие средства, и даже текстиль, игрушки, бытовую утварь. В общей сложности в Соединённых Штатах эксперты насчитывают сейчас порядка сотни продуктов, содержащих триклозан. А родственные ему антибактериальные химикаты из «чёрного списка» FDA охватывают перечень более чем в 2000 наименований! Сегодня посетитель любого универмага может взять в руки практически любой товар, обещающий антибактериальные свойства, и там обнаружится триклозан или что-то похожее.

И всё бы ничего, но со временем у триклозана и его «родственников» стали проявляться негативные свойства. Прежде всего, антибактериальные качества уверенно срабатывают лишь при значительной концентрации триклозана в растворе. В медучреждениях это не проблема, а вот в бытовой химии его концентрация в десятки и сотни раз меньше необходимой. А это значит, что бактерии на самом деле он не убивает, а только ослабляет. И таким образом, теоретически, способствует их эволюции, то есть появлению новых штаммов, устойчивых к триклозану, этаких «супермикробов» (теория эта позже была доказана в лабораториях).

Потом кто-то вспомнил, что антибактериальные вещества действуют только на бактерии, тогда как вирусы к ним невосприимчивы. То есть, вопреки рекламе, антибактериальное мыло работает не только иначе, а и хуже обыкновенного.

Наконец, триклозан не разлагается десятилетиями и поэтому накапливается в живых тканях и окружающей среде. А в сочетании с другой химией (скажем, в системах очистки сточных вод) и даже просто под воздействием солнечного света, образует вредные соединения — которые через воду и пищу попадают на наш стол. Впрочем, и того, что оседает в человеке «напрямую», благодаря использованию продуктов с антибактериальными свойствами, достаточно, чтобы в моче трёх из каждых четырёх американцев обнаружился триклозан. И вот тут уже всплыли результаты исследований, показавших его вероятную канцерогенность, влияние на гормональный фон, аллергии, сердечно-сосудистую деятельность...

Линия товаров Safeguard — одна из самых «раскрученных» с антибактериальным эффектом среди всё ещё присутствующих на российском рынке. В основе — триклокарбан. Цена в среднем втрое выше аналогов без заявленного антибактериального эффекта.

Всё это в общем было известно уже в начале XXI века. И активисты в тех же Штатах уже боролись за запрет или по крайней мере ограничение использования триклозана и прочих антибактериальных веществ. Однако надзорные и регулирующие органы тянули с решением — и на то была причина. Вспомните то время: это был период разгула «животных» разновидностей гриппа. Атипичная пневмония, птичий, а потом свиной грипп, наделали больше шуму, чем принесли вреда. Но каждая такая эпидемия взрывообразно увеличивала продажи антибактериального мыла: напуганные обыватели сметали с прилавков всё, что, как им казалось, могло поставить заслон новой страшной инфекции! Ирония в том, что грипп вызывается вирусом, а на вирусы, повторюсь, ни триклозан, ни прочие антибактериальные вещества не влияют и даже не смывают с кожи.

Лишь только в последние пару лет FDA потребовало от производителей предоставить результаты исследований, доказывающие рекламируемую ими «повышенную эффективность антибактериального мыла» по сравнению с обычным, а равно и безопасность для человека. И не получив таковых, озвучило запрет. Хочется верить, в скором времени тем же озадачатся и наши Минздрав с Роспотребнадзором.

Но пока речь о другом. Антибактериальное мыло, естественно, дороже обычного — в разы, а иногда и в десятки и сотни раз. На российских электронных торговых площадках его и сегодня можно найти в избытке. И госзакупщики, по неведению и, вероятно, под давлением общественного мнения, продолжают переплачивать за совершенно бесполезный и, хуже того, опасный товар — приобретая его для школ, поликлиник, офисов.

Но как распознать такой товар? По цене и «особенным свойствам». Если цена заметно выше средней по категории, следует выявить и сконцентрироваться на «чудесном» качестве, которое у такого товара непременно есть и которое, собственно, обусловило высокую цену.

Например, в случае с мылом, это будет его антибактериальность, якобы делающая его «более эффективным в борьбе с микробами» по сравнению с мылом простым. В других случаях таким свойством могут быть, например, более высокая надёжность (компьютеры, офисная техника), меньшее количество побочных эффектов (медикаменты), даже просто торговая марка (предполагается, что более известная компания производит более качественный продукт). После чего совершенно необходима консультация специалиста из соответствующей области: как хорошо показала история с мылом, полагаться на общественное мнение в подобных вопросах нельзя!

Но откуда взять столько экспертов? Ведь на каждый случай ими не запасёшься! Здесь полезно присмотреться к иностранному опыту. В Германии, например, успешно действует так называемый «Форум госзаказа» — общественная организация, объединяющая специалистов из самых разных областей, для обсуждения процесса и тенденций в госзакупках. Подобную структуру при желании со стороны правительства нетрудно было бы организовать и в России. Но до тех пор почему не попробовать на уровне регионов?

P.S. В статье использованы графические работы Chapendra, Procter&Gamble.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.