28 декабря президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон, определяющий понятие «иностранные финансовые инструменты». Ранее чиновникам, депутатам и некоторым другим категориям граждан России запрещалось пользоваться такими инструментами, но суть запрета оставалась немного неясной.

Несколько лет назад в России был принят Федеральный закон от 7 мая 2013 г. № 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами». Смысл этого нормативного акта понятен из его названия.

Запрет на контакты с экономикой иностранных государств распространился на чиновников, депутатов, сотрудников прокуратуры и многие другие категории граждан, определенные как законом № 79-ФЗ, так и другими законами и специальными списками. Общее между ними – все они считаются «принимающими по долгу службы решения, затрагивающие вопросы суверенитета и национальной безопасности Российской Федерации, или участвующими в подготовке таких решений». Считается, что владение активами за рубежом для таких лиц – во-первых, прямой путь к конфликту интересов, а во-вторых – возможность полного или частичного утаивания имущества от декларирования.

С банковскими счетами и ячейками все более-менее просто. Однако до сих пор оставалось не совсем ясным, что имеется в виду под «иностранными финансовыми инструментами». Новый Федеральный закон от 28 декабря 2016 г. № 505-ФЗ подробно определяет это понятие, внося изменения в закон № 79-ФЗ. Также он вносит ремарки о необходимости опираться на это определение в законы «О прокуратуре», «О статусе судей», «О противодействии коррупции» и многие другие.

Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве РФ» не мог быть изменен федеральным законом (ФЗ не может редактировать ФКЗ). Поэтому в него соответствующая ремарка была внесена отдельным Федеральным конституционным законом от 28 декабря 2016 г. № 12-ФКЗ.

Так что же считается иностранными финансовыми инструментами? В новой редакции закона перечислены следующие их категории:

• ценные бумаги и относящиеся к ним финансовые инструменты нерезидентов или иностранных структур без образования юридического лица, которым присвоен международный идентификационный код ценной бумаги;
• доли участия, паи в уставных (складочных) капиталах организаций, зарегистрированных или находящихся на территории иностранного государства, а также доли в имуществе иностранных структур без образования юридического лица;
• договоры, являющиеся производными финансовыми инструментами, хотя бы одной из сторон которых являются нерезидент или иностранная структура без образования юридического лица;
• учрежденное в соответствии с законодательством иностранного государства доверительное управление имуществом (чиновники и другие категории лиц, упомянутые в законе, не могут быть его учредителями или бенефициарами);
• договоры займа, если хотя бы одной из сторон является нерезидент или иностранная структура без образования юридического лица;
• кредитные договоры, заключенные с расположенными за пределами России иностранными банками или иными иностранными кредитными организациями.

Также в новой редакции закона подчеркивается, что запрет распространяется не только на прямое владение и пользование иностранными финансовыми инструментами, но и на косвенное владение и пользование через третьих лиц.

Таким образом, после вступления закона в силу чиновники, депутаты и все их «собратья по уровню ответственности» не смогут не только самостоятельно участвовать в финансовой деятельности за границей, но и вести такую деятельность посредством доверительного управления. Даже если это управление будет оформлено не на самого чиновника, а на его жену, детей или друга.

Закон вступит в силу через 180 дней после официального опубликования, состоявшегося 29 декабря, – то есть к сентябрю 2017 года. До тех пор у чиновников, которые ранее использовали «дыры» в законодательстве, есть время привести дела в порядок и перевести те активы, которые можно перевести, в российскую экономику.

Кто-то, конечно же, попытается вместо этого заняться поиском новых «дыр». Однако с учетом запрета косвенного владения это представляется довольно трудоемким.

Некоторые аналитики высказывали мнение, что чиновники, как и раньше, смогут использовать для управления иностранными активами трасты, так как прямого запрета на это в законе не содержится. Их оппоненты возражают, что Налоговый кодекс расшифровывает понятие «иностранных структур без образования юридического лица» (упомянутое в законе № 505-ФЗ) именно как «фонд, траст, партнерство, товарищество и иные формы осуществления коллективных инвестиций». Впрочем, критики закона не сдаются. «Закон должен конкретно устанавливать трасты и фонды и должен определять эти понятия. Если этого определения нет, соответственно, и запрета нет», – заявил в беседе с РБК управляющий партнер Paragon Advice Group Александр Захаров, когда закон обсуждался еще на стадии проекта.

Насколько строго в итоге будет соблюдаться расплывчатый запрет на трасты – покажет практика, в том числе, возможно, и судебная. Не исключено, что решать этот вопрос в итоге придется Верховному суду РФ.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.