Волонтёры обычно требуются для работ, предполагающих физический труд. Однако существуют и такие задачи, которые нуждаются в добровольцах-активистах чрезвычайно и для общества так же важны, но которые сводятся лишь к информационной работе с населением. В числе таких задач разъяснение феномена дискриминации на рабочем месте. И как раз сейчас есть возможность поучаствовать в этом (без преувеличения!) историческом процессе — потому что яркие примеры, на которых можно строить разъяснительную работу, уже имеются, но нашумели они пока недостаточно, чтобы изменить ситуацию в стране принципиально.

В благополучных странах как Запада, так и Азии, термин «дискриминация» уже настолько въелся в общественное сознание, что каждый гражданин сможет объяснить его смысл. Но попробуйте задать тот же вопрос у нас: сможете ли ответить на него вы или ваши коллеги? Рискну предположить, что ясное, исчерпывающее толкование в состоянии дать далеко не каждый россиянин. Между тем знать его необходимо, потому что движемся мы в том же направлении, что и прочий цивилизованный мир: дискриминации не место на работе, да и в обществе вообще.

Если коротко, дискриминация — это ущемление прав гражданина по любому признаку, напрямую с его профессиональными качествами не связанному. Скажем, по его полу, возрасту, расе или национальности, вероисповеданию. Редкие исследователи, изучавшие проблему у нас, утверждают, что самыми популярными дискриминантными признаками в России являются пол и возраст. Но набирающаяся статистика свидетельствует что проблема на самом деле в том, что никто — ни работники, ни работодатели, ни надзорные органы, ни даже суды — не понимает проблему ясно, а потому можно предположить, что половая и возрастная дискриминация лидируют лишь потому, что других её типов мы не замечаем. Отличная тому иллюстрация: два громких судебных дела, инициированных сотрудниками компании «Аэрофлот» по поводу дискриминационных действий с её стороны.


Хоть краем уха вы наверняка слышали о них. Стюардессы «Аэрофлота», Евгения Магурина и Ирина Иерусалимская, независимо друг от друга сочли, что работодатель неправомерно ущемляет их права. В обоих случаях причиной стало несоответствие размера одежды стюардесс установленным в компании нормам. Для обоих это вылилось в трудности по службе, в частности, фактическое уменьшение зарплаты — потому что в «Аэрофлоте» премирование за «профессиональную успешность» предполагает соответствие сотрудника корпоративным нормам в том числе по размеру одежды.

Что ж, уже состоялись слушания в судах районных, где претензии истиц были отклонены. И юристы, ведущие дела (вот хорошее с ними интервью), обещают апелляции и намерены идти, если понадобится, вплоть до Верховного суда. Но пока что из высших инстанций их поддержал только член Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека. И это явно обозначает проблему: если даже судьи не понимают, что требования «Аэрофлота» незаконны, на что рассчитывать?

Судите сами. Например, «Аэрофлот» мотивирует ограничение размера одежды своих бортпроводников необходимостью их работы в ограниченном пространстве. Однако суд почему-то предпочёл не заметить что сотрудникам-мужчинам разрешены размеры по 54-й, тогда как женщинам только по 48-й.

Утверждается также, что вес персонала влияет на расход топлива — однако привести в пример ни одну другую более или менее крупную авиакомпанию, которая разделяла бы это мнение, юристы «Аэрофлота» не смогли, да и стоит снова вспомнить о разнице разрешённого для мужчин и женщин.

Наконец, компания заявляет, что клиенты отдают предпочтение привлекательным стюардессам, но и тут непонятно, почему большой размер одежды конкретного сотрудника непременно должен означать его непривлекательность, а главное — как всё перечисленное связано с профессиональными качествами. Ведь обе стюардессы, наравне с другими сотрудниками, успешно прошли все необходимые испытания — в частности, врачебно-лётную экспертную комиссию и спецмероприятия по обеспечению безопасности пассажиров (вплоть до умения взбираться на плот в случае посадки на воду). И размер одежды, которую они носят, им не помешал!

Иначе говоря, требования «Аэрофлота» и последующего его действия не связаны с профессиональными качествами его сотрудников. И это дискриминация в чистом виде! Есть дискриминантный признак (размер одежды), есть нарушение (сокращение зарплаты по причинам, с профессиональными качествами не связанным). И тот факт, что проблемы не видит даже суд, приводит в ужас, конечно, но не должен заставить утратить надежду.

Да, я намеренно разместил здесь это фото. Взгляните на него и задумайтесь о чувствах, которые вы только что испытали. Задайте себе вопрос: приняли бы вы на работу человека, на личной странице которого в соцсети выставлен такой снимок? И как его сексуальные предпочтения коррелируют с его профессиональными качествами?
На международной арене по проблеме дискриминации Россия выступает солидарно с другими развитыми странами и имеет необходимую законодательную базу: это, в частности, некоторые положения Конституции (гарантирующей равенство прав и свобод) и статья 136 Уголовного кодекса. Следовательно, проблема сейчас состоит лишь в недостатке просветительской работы: примеры дискриминации необходимо вскрывать и демонстрировать для как можно более широкой аудитории. «Дело стюардесс» в этом смысле подвернулось очень кстати: оно позволяет живо продемонстрировать как саму проблему, так и ключевые приёмы борьбы с ней.

Активистам, которые займутся разъяснением феномена дискриминации, нужно сосредоточиться сейчас на дискриминантных признаках. Необходимо разрушить некоторые сформировавшиеся здесь стереотипы: донести до российского общества понимание того, что, например, беременность или возраст не могут быть причиной ограничений при найме на работу. Равно как не могут и не должны ограничиваться права гражданина по причине инвалидности, наличию некоторых заболеваний (в том числе ВИЧ), сексуальной ориентации. Незаконно считать ту или иную должность «чисто мужской» или «чисто женской». И так далее, и так далее. Примеры из западной практики тут, вероятно, помогут, но лучше будет отыскать наши родные, отечественные истории.

Тем же, кто сам стал жертвой дискриминации на рабочем месте, юристы советуют придерживаться следующего порядка действий. Во-первых, собрать доказательства, что проблема действительно имеет место быть. Тут очень пригодятся свидетельские показания, а лучшими свидетелями могут быть уже уволившиеся сотрудники (потому что работодатель не в силах оказать на них давление).

Во-вторых, сформулировать признак, по которому производится дискриминация (пол, возраст, национальность или что угодно ещё, даже размер одежды, как в случае со стюардессами «Аэрофлота»), и нарушение (в случае со стюардессами — лишение премий). Хорошо, если вас поддержит профсоюз, но можно бороться и в одиночку, в том числе, делая тайную запись диктофоном (с недавних пор подобные материалы, если только они касаются дела, в котором участвует автор записи, могут использоваться как доказательство в суде).

Наконец, в-третьих, необходимо запастись терпением и идти сквозь все инстанции до победного конца, одновременно стараясь спровоцировать общественную дискуссию, чтобы «неудобное» дело не удалось замолчать. Берите пример со стюардесс «Аэрофлота», не пожелавших мириться с тем, что большинство считает нормальным. Да, им приходится сейчас нелегко, но разве лучше поступиться своими правами?

P.S. Использованы графические работы Алана Бачелье и Филиппа Лероя

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.