Дело бывшего тольяттинского участкового, который выступает против ограничения свободы слова для силовиков и госслужащих, дошло до Европейского суда по правам человека. Уполномоченный России в ЕСПЧ заявил, что критиковать начальство и коллег представителям власти можно – но только не в личных интересах.

Все началось в 2009 году, когда тольяттинский участковый Алексей Мумолин, вдохновленный громким разоблачительным видеороликом своего коллеги Алексея Дымовского, опубликовал в интернете схожую видеозапись. Мумолин рассказал, что в МВД действует «палочная» система – каждый участковый должен за месяц обеспечить возбуждение 15 административных производств и трех уголовных дел.

После публикации записи Мумолину объявили о неполном служебном соответствии. Но участковый не замолк, а пожаловался на действия начальства газете «Тольяттинское обозрение». Тогда ему объявили строгий выговор. После этого Мумолин вышел на одиночный пикет – и наконец был уволен.

Мумолин пытался оспорить увольнение в судах, но не добился успеха – судьи признали, что его действия противоречили положениям законодательства. Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе» запрещает госслужащим «допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности». Аналогичные положения имелись в действовавшем тогда Законе РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции».

Тогда Мумолин попытался оспорить в Конституционном суде сам законодательный запрет. КС РФ объединил его жалобу с аналогичной жалобой налогового инспектора по Центральному федеральному округу Любови Кондратьевой. Инспектор в 2006 году провела выездную проверку в Тульской области и выявила многочисленные нарушения. Однако, как утверждает Кондратьева, руководство заставило ее скрыть нарушения. После этого она начала «войну» с начальством – писала письма вышестоящему руководству, побывала на приеме у министра финансов Алексея Кудрина. После визита к министру к ней применили дисциплинарное взыскание.

В ответ Кондратьева обратилась в суд с жалобой на неправильное, по ее мнению, начисление командировочных и больничных выплат. И совершила критическую ошибку – рассказала журналистам, почему считает порядок начисления неправильным. Сразу после этого руководство вздохнуло с облегчением и уволило Кондратьеву, сославшись на нарушение положений закона № 79-ФЗ.

В 2011 году КС РФ вынес решение по делу Мумолина и Кондратьевой. Суд постановил: «Поскольку в рамках своей профессиональной служебной деятельности государственные служащие обеспечивают исполнение полномочий органов государственной власти (…), публичное выражение ими, в том числе в средствах массовой информации, суждений и оценок, имеющих смысл возражения или порицания, может не только затруднить поддержание отношений служебной лояльности и сдержанности, но и подорвать авторитет государственной власти. (…) Равным образом недопустимо публичное выражение государственным служащим в адрес государственного органа или должностного лица, особенно вышестоящего, суждений и оценок в смысле похвальном и одобрительном, поскольку такие действия способствуют укоренению отношений личной преданности, бюрократической сплоченности, покровительства и внеслужебной зависимости нижестоящих служащих от вышестоящих».

Одновременно КС РФ признал, что запрет на критику руководства «не должен использоваться для поддержания режима корпоративной солидарности работников государственного аппарата, исключающей доведение до граждан информации, имеющей важное публичное значение».

Суд сделал вывод, что в целом запрет на критику правомерен. Однако иногда он может нарушаться, если речь идет о разглашении особо важной для общества информации. При этом надо каждый раз сравнивать ущерб, нанесенный государству, и возможный положительный эффект для общества. Наконец, госслужащий должен решаться на разглашение информации исключительно из общественных интересов, а не в личных целях (обида, ожидание возможной выгоды, и т.д.).

В своем решении КС РФ многократно ссылался на позицию Европейского суда по правам человека, который уже не раз разбирал схожие споры между госслужащими и властями различных стран.

Правозащитники оценили это решение КС РФ очень позитивно. Так, помогавший Мумолину глава правозащитной организации «Агора» Павел Чиков заявил, что теперь на пересмотр могут быть отправлены не только дела Мумолина и Кондратьевой, но и дела других чиновников-разоблачителей, вплоть до их «родоначальника» Дымовского (в отношении которого было возбуждено уголовное дело, впоследствии закрытое в связи с истечением срока давности).

Однако на поверку решение КС РФ оказалось «замято». Пересмотр дела Кондратьевой сначала откладывался, затем о нем перестали сообщать. Дымовский в 2015 году рассказал журналистам, что отошел от политики. По его словам, он изучает все основные религии, воспитывает дочь, выращивает перец и держит кур. Сайт Дымовского на текущий момент недоступен, ЖЖ продолжает обновляться – но неизвестно, самим экс-милиционером или его последователями. В информации о блоге говорится: «Мы НЕ ЯВЛЯЕМСЯ сайтом Алексея Дымовского, хотя и имеем к Алексею непосредственное отношение».

И только Матюшкин продолжил борьбу и обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека. На днях, как стало известно газете «Ведомости», уполномоченный России в ЕСПЧ Георгий Матюшкин направил в ответ на жалобу меморандум. Он фактически цитирует постановление КС РФ, указывая, что нарушение запрета на критику должно быть обусловлено общественными, а не личными интересами. По мнению уполномоченного, выступления Мумолина объясняются исключительно «его недовольством в связи с его личными обстоятельствами». Поддержит ли ЕСПЧ Мумолина или Матюшкина – покажет время.

Пока же похоже, что российским властям удалость достаточно уверенно отстоять ограничения свободы слова для госслужащих. Особенно ярко это проявляется теперь, когда госслужащих обязали докладывать начальству обо всем, что они пишут в интернете. Зато взамен им предложено активнее сообщать о коллегах-коррупционерах вышестоящему руководству и компетентным органам. Минтруд РФ разработал законопроект, гарантирующий таким чиновникам конфиденциальность и иные меры защиты. То есть бороться с внутренними нарушениями российские власти хотели бы – однако в строгой изоляции от «чужаков», без выноса сора из избы.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.