Сегодня модно говорить о цифровизации экономики. О том, чтобы действия в реальном мире отображались, а лучше и предварялись действиями в информационных пространствах. И вот широко известная программа раздачи земель на Дальнем Востоке страны, «дальневосточный гектар», начинает получать и своего цифрового двойника – сетевое сообщество «Дальневосточный гектар: мы соседи!». Какова же может быть роль информации в процессах миграции и освоения земель?

Выдающийся историк Василий Осипович Ключевский начинал свой «Курс русской истории» чеканной формулой «Колонизации страны как основного факта русской истории», давая в нескольких предложениях тезисы картины прошлого:

«В первые века нашей истории, когда главная масса русского населения сосредоточивалась в чернозёмной области среднего Днепра с его обоюдосторонними притоками, важнейшие реки южной Руси направляли русскую торговлю к черноморским, азовским и волжско-каспийским рынкам, где спрашивались преимущественно мёд, воск, меха — продукты леса, и в меньшей степени хлеб. Это сделало внешнюю торговлю господствующей силой в народном хозяйстве русских славян и вызвало усиленное развитие лесных промыслов, звероловства и бортничества. Но потом под давлением, шедшим из тех же степей, по которым пролегали пути русской торговли, главная масса русского населения передвинулась в область верхней Волги, на алаунский суглинок. Удаление от приморских рынков ослабило внешний сбыт и сократило лесную промышленность, а это привело к тому, что хлебопашество стало основой народного хозяйства. И вот случилось, что на открытом днепровском чернозёме Русь усиленно эксплуатировала лесные богатства и торговала, а на лесистом верхневолжском суглинке стала усиленно выжигать лес и пахать.»

То есть, говоря современным языком, когда держава Рюриковичей была встроена в мировую экономику, она строила экспортно-ориентированную сырьевую экономику, только вместо углеводородов в бочках был мёд… А вот когда рынки сбыта оказались отрезаны, пришлось переходить на импортозамещение, на натуральное, хоть и менее эффективное хозяйство. А для этого прирезать себе все больше и больше низкопродуктивных земель, суглинков, почв с немалой примесью глины – черноземы остались под Степью…

О том, какую роль в крестьянской колонизации играли пути сообщения, мы рассказали в материале «„Костромской гектар” – раздать русскую землю!». Но прежде чем тронуться в путь, крестьянин должен был получить сведения о том месте, куда он намерен был двинуться; создать информационную модель переселения; соотнести свои ресурсы и силы с предстоящей задачей… Конечно же мужик не знал, что он делает все вышеперечисленное – как и господин Журден не знал, что он изъясняется прозой. Он просто, наслушавшись у печи охотников, собирал семью и переваливал через дальний бугор…

А дальним переселениям, вылившихся позже в колонизацию Сибири, способствовало свое информационное обеспечение в виде легенд о Беловодье… Сначала возникал образ обильного пашнями края, а потом двигались в дальний путь возы. И современной программе переселения, которая имеет в основе «Закон о дальневосточном гектаре», действующий с 1 июня 2016 года, также должно предшествовать отображение этого переселения в информационном пространстве.


Минвостокразвития позитивно оценивает результаты этого закона – ежедневно по программе дальневосточного гектара поступает в среднем по 2 тыс. заявок. Каждый второй потенциальный землевладелец хочет построить на участке дачу или дом. Всего по программе бесплатного гектара подано уже около 60 тысяч заявок. Примерно треть из них – не от жителей Дальнего Востока. Пошаговая инструкция на получение гектара – здесь. Казалось бы – прекрасно! Только вот между намерениями и их реализацией дистанция довольно длинна, крутишься по окрестностям города – и видишь законсервированные, а то и брошенные фундаменты, многим из которых по двадцать лет…

Как избежать такого? Ведь в постиндустриальном обществе земельный надел – это не просто участок земли в эпоху натурального хозяйства. Тогда-то, если площадь и плодородие позволяли семье выжить с обрабатываемого надела, все было если не просто, то понятно… Ну, во всяком случае до первой сильной засухи, гибельной для тех, кто не успел обрасти жирком, накопить ресурсы для того, чтобы пережить голодное время.

А теперь? Да, гектар выделяется бесплатно – но как его обустроить, как его рентабельно эксплуатировать? Для ответа на этот вопрос и создано сетевое сообщество «Дальневосточный гектар: мы соседи!». Дело в том, что коллективам из 20 человек и выше, получившим смежные участки, местные власти обещают помочь провести дорогу, электричество, газ и воду.

Получается уникальная возможность – создать новый населенный пункт. Современный, не отягощенный наследием былых исторических и технологических эпох.

Но для этого нужно найти подходящие земли, собрать единомышленников, составить планы и сетевые графики, оценить требующиеся затраты и соотнести их с располагаемыми ресурсами. Потом или бросить затею, или скорректировать планы… И так – до тех пор, пока не придет пора воплощать эти планы в жизнь. И вот сейчас возникает возможность воспользоваться для этих целей современными информационными технологиями, воспользоваться с минимальными затратами – нужно только знать и уметь…


И вот сетевое сообщество «Дальневосточный гектар: мы соседи!» дает возможность найти возможных соседей. Тех, кто рассматривает возможность переселиться в тот или иной район, в ту или иную местность. Изобилие сетевого картографического материала дает возможность выбрать самые подходящие для основания поселений или отдельных хуторов места. Правда, даже самые качественные спутниковые снимки не дают возможность отказаться от рекогносцировки на месте. Ну а еще нужны данные метеорологов, гидрогеологов, почвоведов; нужна инженерная геология мест возможных поселений. То, без чего невозможно построить полноценную жизнь.

Смытые при сильных ливнях дома. Поселки, испепеленные лесными пожарами. Деревни, брошенные из-за отсутствия питьевой, а то и поливной воды. А это – всего лишь то, что нужно для того, чтобы комфортно жить. А ведь переселенцам придется еще зарабатывать на жизнь – вряд ли за дальневосточным гектаром двинутся состоятельные рантье или работающие «по удалёнке» высокооплачиваемые профессионалы, желающие прикоснуться к красотам родной природы.

Нет, на новом месте придется искать заработок – жить натуральным хозяйством нынче не получится. И заработок этот должен обеспечиваться в малых – от двадцати колонистов! – поселениях. Впрочем, в эпоху доинтернетной торговли считалось, что повседневные потребности семи семей уже достаточны для содержания одного лавочника…Только надо сразу же определять возможные специализации и роли!


Ну и не ждать волшебного края, куда с небес спускается Молочная Река. Первичная колонизация Дальнего Востока прошла давно, а потом край пережил еще и деиндустриализацию. Все, что можно было там, выкопав из земли и подстрелив в лесу, продать на прокорм, давно выкопано, подстрелено и продано местными жителями. В чем им старательно помогли «братья навек» из-за Амура, склонность которых к хищническому хозяйствованию отмечал еще автор «Дерсу Узала». Так что легких и простых вариантов хозяйственного освоения Дальнего Востока нет.

Но это не значит, что их не существует вообще. И возможные реальные и рентабельные варианты могут быть найдены именно в результате длительного и всестороннего сетевого обсуждения, когда будут совместно привлечены знания и умения большого количества людей. Когда точно так же могут быть найдены и привлечены необходимые для переселения ресурсы. Необходимые для сетевой активности технические и программные средства стоят нынче запредельно мало – дело лишь в компетенциях переселенцев. Впрочем, людям без востребованных глобальным рынком компетенций вряд ли найдется приличное место хоть где-то на планете.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.