Немного цифр. Ежегодно в России из детских домов выпускаются 20 тысяч человек. 40% выпускников в ближайшее время оказывается в тюрьмах, 40% спивается, еще 10% кончает жизнь самоубийством. Оставшиеся «благополучные» 10% – это те, кто сумел хоть как-то вписаться в общество: сохранить жилье, обзавестись работой, а еще не создавать проблем окружающим людям.

Насколько же в действительности их жизнь оказывается благополучной – большой вопрос, поскольку предпосылок для оптимизма немного. Ребенок-сирота, не имевший опыта семейного воспитания, в определенном смысле подобен марсианину, попавшему на Землю и столкнувшемуся с абсолютно непонятными ему законами и негласными ожиданиями.

И дело не в том, насколько плох или хорош был сам детский дом. В последние годы, в связи с активным развитием благотворительности, дети-сироты формально имеют все необходимое для жизни. У них есть качественная одежда, мобильные телефоны и развлечения, но нет самого главного – укорененности в обществе. Они попадают во взрослую жизнь, будучи к ней совершенно не приспособленными. По сути, это шаг в никуда – без опор и ориентиров.

Чтобы точнее понять, с какими рисками сталкиваются выпускники детских домов, нам нужно обратиться к детской психологии.

Привязанность, которая учит

Душа ребенка развивается предначертанным ей образом благодаря прочной связи со взрослым человеком. Эта связь именуется привязанностью и формируется в первые месяцы и годы жизни при условии, что взрослый – всегда рядом, он отзывчив и надежен. В идеале – и в большинстве случаев – роль главного взрослого берет на себя мать.

Но если матери нет или по каким-то причинам она не в силах выполнять родительские функции, им может стать отец, бабушка или кто-то из родственников. Важна лишь постоянная доступность этого человека и его неизменное внимание к нуждам малыша. Именно через эту родительскую фигуру ребенок познает мир: выясняет, где заканчивается он сам и начинаются другие люди, знакомится с эмоциями и способами их выражения, сталкивается с первыми «хорошо» и «плохо», «можно» и «нельзя».

Если ребенок лишен подобной опеки и его привязанность не была должным образом сформирована, то его задачи роста будут в разы труднее, чем у более везучих сверстников. У детдомовца нет базового доверия миру, которое тщательно пестуют любящие родители, у него довольно размытые представления о разрешенном и допустимом, он плохо ладит с собственными эмоциями и его представления о других людях не слишком реалистичны. Иными словами, он взрослеет один на один с целым грузом нерешенных психологических проблем.

Кроме того, отчий дом – это маленькая модель мира. В ней найдется место и срочной работе, которая не позволяет папе пойти на каток, и планированию бюджета, и первым договоренностям вроде «делу время – потехе час». День ото дня домашний ребенок день узнает, как устроена взрослая жизнь, без каких-либо усилий.

И еще, мудрые родители предпочтут обходиться без наказаний, но непременно позволят подрастающему чаду столкнуться с последствиями своего неэффективного поведения. Засиделся за компьютером и не сделал уроки? Что ж, получишь плохую оценку. Потратил на пустяки деньги, которые копил на велосипед? Значит, покупка будет отложена. Подобным образом ребенок впитывает те нормы и правила, которые в будущем станут руководить его жизнью и защищать от очевидных промахов.

А что же воспитанник детского дома? Увы, и здесь его ждет куда менее завидная история. Пока он мал, его текущие нужды будут покрываться сами собой, как по мановению волшебной палочки, но причинно-следственные связи останутся за кадром. Необходимость сперва заработать, чтобы купить, или научиться, прежде чем зарабатывать – эта модель не ясна и не очевидна. Кроме того, не сформированы и такие важные навыки, как привычка вовремя вносить квартплату, соотносить доходы и расходы, готовить еду, следить за гигиеной…

То есть самые простые бытовые вопросы превращаются в подводные камни, о которые невозможно не споткнуться. А что уж говорить о должном обучении, трудоустройстве, разумной самодисциплине? Подытоживая, можно сказать, что взращивание детей-сирот в условиях достатка – это всего лишь малая толика той огромной работы, которая надлежит проводить, чтобы изменить пугающую статистику.

Посмотрим, что тут могут сделать волонтеры.

Все работы хороши

«Иногда требуются не деньги, а человеческое участие», – утверждают активисты Фонда Ройзмана в Екатеринбурге. По их словам, в Фонд нередко обращаются растерянные выпускники детских домов – с одной стороны, они ничего не знают о своих юридических правах и чувствуют себя абсолютно неприкаянными, а с другой полны уверенности, что их проблемы должен решать кто-то посторонний. И это неудивительно, ведь другого опыта в своей жизни они не получили. А потому сотрудники Фонда пришли к выводу: сиротам нужны не подарки, а максимальная помощь в социализации – например, через знакомство подростка с профессией, которая ему близка.

Опрос, проведенный сотрудниками Фонда среди воспитанников Эльмашевского детдома №3, показал, что в список самых востребованных профессий попали парикмахер, ветеринар, юрист, повар, сапожник и автослесарь – всего было собрано 12 желаемых позиций.

Соответственно, перед Фондом встала задача по поиску добровольцев среди профессионалов, которые согласились бы провести для детдомовцев небольшую стажировку – показать азы работы, рассказать о требуемых навыках и особенностях взаимодействия с клиентами. Благодаря обращениям в социальных сетях желающие нашлись даже в большем количестве, чем было задумано. Казалось, задача почти решена, но дальше начались непредвиденные обстоятельства.

Во-первых, девочка, мечтающая стать поваром, так и не смогла попасть на кухню лучшего в Екатеринбурге ресторана из-за отсутствия медицинской книжки. Мальчик, рассчитывавший на офисную работу, из-за проступка вообще не был допущен воспитателями к участию в проекте. Кто-то так и не нашел в себе смелости встретиться с предполагаемым наставником, кто-то во время проекта уехал к родственникам. Также стало очевидным, что запланированные сроки стажировки в две-три недели не реалистичны, и их придется сократить до двух-трех дней в каникулярный период. Привлекать же к проекту стоит только тех детей, кто горит сам – практика «по указке» вызовет отторжение.

Но несмотря на сложности на этапе организации, проект удался. Дети попробовали себя на поприще организатора мероприятий, плотника, визажиста, сотрудника библиотеки и ветеринарной клиники, завели первые полезные знакомства, соприкоснулись с настоящим трудом как он есть, а также прояснили некоторые важные для них моменты (к примеру, один из воспитанников даже не догадывался, что мужчина может стать поваром).

Активисты Фонда не берутся утверждать, что в будущем участники проекта непременно свяжут свою жизнь именно с этими профессиями, но первый шаг сделан – психологическая готовность ко взрослой жизни у них стала выше. Дети на собственном опыте узнали, как зарабатываются деньги, оценили свои способности, столкнулись с необходимостью учиться. А это значит, что проект следует продолжать.

Семья по расписанию

Еще один успешный формат волонтерской работы по социализации сирот задействует гостевые семьи. Гостевая семья – это форма помощи ребенку старше 7 лет без оформления его постоянного проживания. Дети находятся в доме «гостевых родителей» в выходные дни и на каникулах, а в будни поддерживают с ними общение по телефону. Этот формат развивают уже упомянутый Фонд Ройзмана, а также санкт-петербургская волонтерская организация «Наши дети».

Для того, чтобы однажды завести свою семью, ребенок-сирота должен получить личный опыт семейной жизни. К сожалению, далеко не все дети из детских домов обретают настоящих родителей, и в этом случае гостевая семья может не только помочь сформировать нужные навыки, но и стать моделью для подражания. Находясь в семье, воспитанник делает со взрослыми самые простые вещи – ходит в кино, разбирает каверзные школьные задания, выполняет несложную работу по дому, да и просто, когда возникает желание, отдыхает в одиночестве – ведь в стенах детдома такая роскошь непозволительна.

Заодно ребенок узнает, как искать компромисс и выражать эмоции, не задевая других, как соотносить свои желания с желаниями окружающих людей. Разумеется, гостевые родители – не психологи и они не проводят специальных тренингов, но сама атмосфера семьи оказывает на воспитанника благотворное воздействие, которое бесценно.

Максимально допустимый срок пребывания ребенка в гостевой семье составляет 3 месяца.

Разумеется, все желающие стать гостевыми мамами и папами должны собрать необходимые документы (справку о наличии жилья и отсутствии судимости, медицинскую справку по форме 164/у-96) и пройти предварительное обучение – об этом заботятся сотрудники благотворительных организаций. И это тоже важная часть подобного волонтерства. Не будучи готовым к психологическим особенностям детей-сирот, к их возможным неадекватным реакциям, семьи добровольцев могут растеряться и утратить желание участвовать в проекте.

Именно поэтому прежде чем приглашать ребенка, следует многое узнать – например, как вести себя в супермаркете, когда гость хватает и тащит в корзину все подряд или как помочь ему успокоиться и не разнести квартиру. Особый вопрос – это внутренняя устойчивость в момент расставания, ведь ребенок, не желая возвращаться в детский дом, может устроить настоящую истерику… В общем, даже частичное, «гостевое» родительство требует зрелости и выдержки, а главное – понимания, сколь значимую работу ты сейчас выполняешь. 

Поиграем?

Социализация сирот возможна и внутри детского дома – это доказали волонтеры проекта «Полдень». Специалисты проекта разработали для детей ряд групповых сюжетно-ролевых игр, в ходе которых игроки попадают в различные ситуации и в поисках оптимального выхода либо сталкиваются с собственным незнанием, либо достигают инсайта. Каждый игрок получает роль, что вносит в действие театральный элемент, но в целом активность больше приближена к штабным играм военных и, что немаловажно, в ней не бывает проигравших.

Дидактическая польза игры заключена в возможности открыто обсудить возможные варианты поведения в той или иной ситуации, оценить их конструктивность и находить решение, которое станет общим достоянием.

Поскольку в разработке игр принимают участие детские психологи, каждая из них направлена на формирование какого-либо важного навыка – регуляции эмоций, развития осознанности, планирования карьеры или разрешения конфликта. Всего полный цикл включает себя 36 игр, рассчитанных на три года. Игры, в свою очередь, объединяются в содержательные блоки, среди которых – «Ценности», «Профориентация», «Финансовая грамотность» и др.

Разработчики игр – это постоянные, оплачиваемые сотрудники проекта. В их обязанность входит написать и оформить сценарий игры, протестировать ее на предмет соответствия заданной цели, а также выяснить, вызовет ли она отклик у подростковой аудитории. А вот проведение игр в детских домах поручается волонтерам, прошедшим соответствующую подготовку. Они должны уметь замотивировать подростков на участие в игре, поддержать созидательную атмосферу, оказать необходимую поддержку.

Каждая волонтерская группа работает в сопровождении куратора, который берет на себя согласование мероприятия с руководством детского дома, подбирает необходимый реквизит и в целом следит за ходом проекта. Таким образом, лишь слаженная работа профессионалов и добровольцев позволяет достигнуть желаемого результата – а именно сформировать у подрастающего человека рефлексивную позицию, умение ставить вопросы и совершать осознанный выбор.

Итак, мы описали три успешных формата социализации детей-сирот, но на самом деле их гораздо больше, и масштаб их тоже разнится – иногда речь идет буквально о штучной работе с тремя-четырьмя дети. В то же время очевидно, что количество здесь не имеет значения, ведь каждый ребенок, сумевший наладить свою самостоятельную жизнь – это уже большая победа. Разумеется, волонтерство в детских домах не может решить проблему нарушенной привязанности (это под силу только приемной семье), но зато в силах смягчить остроту других задач. И значит, за ним будущее.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.