В Тамбове назрела реформа общественного самоуправления. Что ожидают от новой организационной формы — общественных префектур — и какие требования к ним предъявляют?

К решениям допущены, но…

В августе 2016-го в г. Тамбове с населением в 288 тысяч человек подвели итоги голосования по дебютному проекту «Наш двор», который посвящен благоустройству дворовых территорий. Он пересекается с еще одним, называемым «Народная инициатива», который в Тамбовской области реализуется с 2012 года и также предусматривает облагораживание дворов и улиц, в том числе установку уличного освещения и малых архитектурных форм.

Проекты финансируются из городского бюджета, составляющего в 2016-м году без малого 7.676 млрд. рублей. Даже на этом фоне суммы на благоустройство выделяются немалые: в 2012 году в проекте «вращались» 65 млн рублей, в 2013-м — 46 млн, а после годичного перерыва в 2015-м на «Народную инициативу» выделили 115 млн. рублей. В «Нашем дворе» были задействованы 45 млн руб. «Народной инициативы» и еще 76 млн рублей из областного бюджета, направленные на дорожные работы. Для одних только детских площадок планировалось купить 32 комплекта оборудования на сумму свыше 20 млн. рублей. Жителям Тамбова предлагалось самостоятельно решить, на какие нужды следует потратить выделенные средства. Предполагалось, что люди, непосредственно заинтересованные в результатах на местах, охотно включатся в этот процесс.



Руководители проекта доложили: 30.6% голосовавших за распределение денег отдали предпочтение детским площадкам и подобным малым архитектурным формам, немногим менее — 28.1% — высказались за оснащение ограждениями газонов и клумб, а также мест организации детского досуга. Еще 18.3% респондентов сочли наиболее значимой уход за деревьями (их опиловку) в своих дворах, почти поровну — 12% и 11% — высказались за усовершенствование уличного освещения и организацию видеонаблюдения в городской среде.
По итогам голосования сформировали список из 26-ти дворовых территорий, которые следовало благоустроить комплексно.

Особое мнение

Кроме 37-ми тысяч проголосовавших, организаторы проекта зафиксировали порядка 4 тысяч жителей города, высказавших свое видение на благоустройство дворов, где они живут. Отчасти подтверждение этому можно увидеть даже в обсуждении самой новости о распределении средств «Нашего двора» на сайте LifeTambov.ru: пользователи рассказывают о проблемах своих территорий, задаются вопросами об ответственности застройщиков в новых кварталах, запоздало интересуются, как попасть в программу со своим двором, обойденным вниманием. Просьбы и идеи были тоже проанализированы — в том числе просьба в дальнейшем расширить проект на все муниципалитеты области, как сообщила руководитель проекта Тамара Фролова.

Следует отметить, что активность, связанная с «Нашим двором», по времени совпала с предвыборной кампанией 2016-го. Участвовавший в ней губернатор области Александр Никитин впоследствии рассказал о работе своих коллег на местах — прежде всего во дворах многоквартирных домов. В Тамбове, по его словам, он и его соратники в рамках более чем 900 встреч с избирателями зафиксировали ряд локальных проблем этих территорий.

Оказалось, что несмотря на немалые ассигнования, в сфере благоустройства городской среды не все гладко. Рядовые жители готовы и хотят управлять своим локальным сообществом — домом, двором — и не только на уровне внешнего облагораживания. Есть и иные инициативы по общественной работе, не связанные с политическими пристрастиями гражданина, а обусловленные лишь его «состоянием души». Но в механизме взаимодействия таких активистов с властью были сбои: нередко установить контакт и воплотить желаемое в жизнь мешали некие формальности. Назрела необходимость «расчистить путь» для сотрудничества органов власти и активных граждан.

Общественный совет: эффективность важнее «удобства»

Чтобы повысить эффективность работы чиновников, в Тамбове предложили задействовать инициативные группы городских активистов, создав территориально-общественные советы (ТОС). Они должны стать первичными органами самоуправления. В одном из своих интервью первый замглавы области Олег Иванов подчеркнул, что «первички» должны формироваться «снизу» и включать общественников, которые могут быть далеки от политики, но готовы решать вместе с властью локальные проблемы и «выстраивать новый уровень общественных коммуникаций». Однако смысл создания советов будет утерян, если туда будут назначаться «общественники, удобные власти» — это подорвет репутацию и эффективность работы «первички».

Можно не создавать общественные советы там, где естественным образом сложилось сообщество — например, активно работает совет дома или ТСЖ. Наряду с этим необходимо возрождать и домкомы, и уличные комитеты там, где этого пока не сделано.

— таково мнение мэра Тамбова Юрия Рогачёва.

У ТОСа должна быть определена организационно-правовая форма, ему необходима возможность информационного обмена с аналогичными структурами в других районах, а также разного рода поддержка — методическая, ресурсная, финансовая.

Первичные органы предполагается объединить в общественные префектуры, которые будут не только контролировать реализацию проекта «Наш двор», но и доводить до местной власти предложения и пожелания жителей по другим вопросам, таким как организация работы общественного транспорта, размещение различных объектов на территории вокруг жилых домов, контроль работы таких объектов (например, предприятий торговли и сферы обслуживания).

В каждом из 18-ти избирательных округов Тамбова можно создать до четырех общественных префектур, подсчитали разработчики концепции. Но для начала, чтобы проверить жизнеспособность идеи и протестировать общественную активность, будут созданы три:
  • в недавно застроенном квартале с несовершенной инфраструктурой;
  • в микрорайоне, состоящем из домов частной жилой застройки и испытывающем проблемы с водоснабжением и водоотведением, а также качеством дорожного покрытия;
  • в довольно старом микрорайоне многоквартирных домов, где остро стоит вопрос капремонта жилья.


Ждет поддержка не только из местной казны

Создание общественных префектур открывает дополнительные возможности для финансирования инициатив, необходимых людям на местах.

По словам зампреда Тамбовской областной Думы и участницы разработки реформы Ирины Тен, юридическую и методическую поддержку общественным лидерам даст НКО. Это уже шаг к реализации нужных программ не только за бюджетные средства, а и за деньги, привлеченные для собственных проектов путем участия в грантовых конкурсах разных уровней.

В России сегодня нередки ситуации, когда инициативная группа активистов «горит» какой-либо идеей и даже располагает технологией ее реализации в масштабах двора, квартала, улицы, но не может претендовать на значительное финансирование, поскольку не имеет своего юридического лица — точнее, ресурсов и опыта на постоянное его содержание.

«Практики, а не клерки» готовы многое сделать на благо своей территории собственноручно, но не готовы к работе с проектной документацией, заявками на какие-либо конкурсы, отчетностью. Эту наболевшую проблему и решит НКО.

НКО будет выступать в грантовых конкурсах представителем префектуры и помогать уладить формальности. Дальнейшее обусловлено комплексом качеств, опыта, творческими задатками членов инициативной группы: чем профессиональнее и совершеннее предлагаемый проект, тем больше у него шансов на финансирование.

Встречают без особого восторга

Внешне эффектный и многообещающий проект, однако, не лишен «подводных камней», которые проявятся не сразу.

Так, одной из первых реакций на новость о создании общественных префектур на сайте vtambove.ru стали достаточно едкие и, что хуже, редкие фразы читателей:
«Не во всех городах миллионниках есть деления на префектуры, а в Тамбове будет», «Каждому префекту по десятку замов, каждому заму по секретарше, ну и так далее...», «Плодите чиновников... бюрократов... дармоедов…», «Город Тамбов потихоньку превращается из города торгашей и таксистов в город торгашей, таксистов и чинуш!?»

Тон комментариев скорее свидетельствует об усталости авторов и их негативном опыте общения с государственным и муниципальным аппаратом — либо о существующих стереотипах такого взаимодействия, сложившихся в отсутствие личного опыта взаимодействия с властью.

Содержание реплик скорее характеризует типичное заблуждение многих современных россиян: люди не делают различий между оплачиваемой деятельностью должностных лиц и общественной работой, которая чаще всего никакой оплаты не предполагает: ее мотивирующим фактором выступает достижение нужной цели само по себе (красивая улица, безопасный двор, детская площадка или спортивный городок). Более того, из года в год у рядовых граждан возникает вопрос «Почему я на общественных началах должен делать работу, которая уже вменена в обязанности какому-то должностному лицу и оно получает за это зарплату из бюджета?»

Низкое же количество же комментаторов и почти полное отсутствие упоминания о разрабатываемой реформе на форумах и в соцсетях, связанных с жизнью Тамбова, наталкивает на мысль: не везде и не всегда локальные сообщества удастся «растрясти» быстро и подтолкнуть к самоорганизации даже с перспективой получения дополнительных благ для них же самих.

Единственное, что можно возразить на это — по-настоящему активные граждане не включаются в обсуждение идеи онлайн, а сразу готовятся к будущей работе: не будем забывать, что в локальных сообществах находятся активисты-практики, а не идеологи. Но тогда терпит крах тезис о выстраивании «нового типа коммуникаций»: ведь инициативные «люди-маяки» в достаточно крупном и информатизированном городе не могут полностью устраниться от виртуальных обсуждений подобной тематики, даже если они очень консервативны и не преувеличивают роль цифровых технологий в повседневной жизни.

Масла в огонь подливают публикации прошлых лет, содержащие негативную информацию о предыдущих этапах реализации «Народной инициативы», в частности, о конфликтах между подрядчиками и муниципалитетами и фактах существенной задержки оплаты выполненных работ даже при наличии в бюджете средств. Вне зависимости от достоверности и полноты приводимых сведений такие материалы могут стать «ложкой дегтя» в описании радужных перспектив проекта, тем более что авторы негативных материалов и комментариев поднимают и вопрос правомерности реализации инициативы политической партии — а такими являются и «Народная инициатива», и «Наш двор» — за бюджетные деньги.

У самих же авторов реформы пока нет в открытых онлайн источниках достаточного количества информации о динамике проекта, действиях в рамках его реализации, замеченных плюсах, минусах и потребности в корректировках. Впрочем, это может быть обусловлено «молодостью» идеи, ведь тамбовские органы власти и их подразделения во всемирной сети представлены достаточно широко, их интернет-ресурсы находятся в «ухоженном» состоянии, регулярно обновляются и содержат инструменты для взаимодействия с посетителями (форумы, раздел «вопрос-ответ», формы обратной связи).

Где выше шансы на успех?

В качестве аргумента «за» по-прежнему выступает мотивация жителей к улучшению среды собственного существования. Очевидно, что в сложившейся общероссийской социально-экономической ситуации (нарастание старых инфраструктурных проблем и снижение государственного финансирования на борьбу с ними, пока проблема не приняла характер катастрофы) в выигрыше окажутся те территории (и их обитатели), на которых удастся победить эмоции и объединить лучший опыт граждан, а также их «пробивную силу», для достижения общих целей с очевидной привлекательностью для всех.



Логично предположить, что эффективность ТОС будет выше в многоквартирных домах, где население сбалансировано по возрастному и профессиональному составу, выше вероятность включения в состав советов активных граждан, специалистов в разных областях знаний — строительстве, озеленении, безопасности, ЖКХ, работе с детьми и так далее. Ведь привлечь экспертов со стороны не всегда позволяет бюджет, а идеи улучшения местного пространства лучше проанализировать заранее и с различных позиций, чтобы снять противоречия еще на этапе планирования проектов.

Включение в команду представителей разных возрастов позволит эффективнее использовать время и другие ресурсы участников. Например, пенсионеры могут вести общественную работу в дневное время: ходить по «кабинетам власти», информировать жителей, изучать общественное мнение на своей территории, проводить собственные общественно значимые акции. Молодая часть ТОСа обеспечит многоканальную информационную работу в социальных сетях, с отдельными группами жителей, она — залог мобильности «первички» и прозрачности ее деятельности.

Кроме того, достаточное число активистов в густонаселенном микрорайоне (дворе) снизит число форс-мажорных ситуаций. Нельзя забывать, что общественники — не должностные лица, и личные обстоятельства могут на время вырывать городского активиста из процессов, в которых он участвует. В этом случае хорошо, если свою общественную миссию он выполняет не в одиночку, разделяя нагрузку с единомышленниками.

К слову, поиск «общественных кадров» — активистов на местах — может на старте реформы вызывать затруднения, особенно там, где жители сильно разобщены, даже если численность населения достаточно велика. Примеры успешной работы общественников в отдельных дворах и микрорайонах не стоит брать за правило и считать, что такой же результат будет легко достигнут в любом произвольном микрорайоне без учета его особенностей: исторических, социальных, культурных, экономических и экологических.

Если же говорить о кварталах индивидуальной жилой застройки, более высокую эффективность ее общественников (на основе имеющегося опыта ряда городских поселений) можно прогнозировать там, где территория невелика и четко ограничена (например, бывший поселок, присоединенный к городу, но живущий как отдельное муниципальное образование). Большая протяженность улиц частного сектора и их неоднородность в плане проблем, которые следует устранить, будет только барьером.

От представителей власти на местах потребуется «перезагрузка» личного отношения к общественникам. 

Выстраивание диалога по-новому предусматривает наличие на него времени, заинтересованности в решении проблемы с максимальным эффектом для всех, а не только «чтобы отчитаться». Соблазн же сработать на отчет, а не на социальный эффект у чиновников всегда в определенной мере остается. Пресекать такие попытки как раз и призваны общественники, у которых есть конкретная «не бумажная» цель.

«Помощником» власти будет сбалансированный и исполненный бюджет: отсутствие бюджетных средств неизменно будет приводить к отказам в реализации общественных идей и с высокой вероятностью снизит мотивацию в «первичках», чего нельзя допустить на старте реформы. Получается, что ее результаты зависят от позиции обеих сторон и от того, насколько ответственно они отнесутся к своей части общей задачи.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.