Правительство РФ утвердило критерии, по которым будет составляться рейтинг регионов в области поддержки социально ориентированных НКО и социального предпринимательства. Рейтинг планируется составлять ежегодно.

О том, что субъектам РФ предложат посоревноваться в поддержке социально ориентированных НКО, было объявлено еще в апреле 2016 года. Директор департамента социального развития и инноваций Минэкономразвития РФ Артем Шадрин заявил на одном из форумов «Сообщество», что рейтинг начнут формировать уже во второй половине 2016 года.

Шадрин подчеркнул: «Рейтинг будет составляться исключительно на основе количественных показателей. В частности, это доля НКО как получателей бюджетных средств в социальной сфере, анализ эффективности разных механизмов поддержки социально ориентированных НКО. Это будут максимально объективные данные». Он подчеркнул, что любой из критериев легко можно будет проверить.

Однако на практике потребовалось более года, чтобы определиться с механизмом составления рейтинга. И вот наконец опубликовано распоряжение правительства РФ от 19 июня 2017 г. № 1284-р, посвященное этому вопросу.

Согласно документу, сам рейтинг также будет составляться неспешно. Региональные чиновники должны будут ежегодно не позднее 15 мая предоставлять Минэкономразвития РФ всю необходимую информацию. Минэкономразвития, в свою очередь, будет не позднее 15 июня передавать эти сведения автономной некоммерческой организации «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов». Именно агентство будет рассчитывать рейтинг – и не позднее 1 октября представлять его правительству. Таким образом, рейтинг за 2017 год будет готов лишь к октябрю 2018, рейтинг за 2018 год – к октябрю 2019, и так далее.

При расчете рейтинга будут учитываться следующие показатели:

1) Темп роста количества социально ориентированных НКО в регионе;
2) Объем доходов, выпадающих из бюджета региона в связи с реализацией НКО положенных им налоговых льгот;
3) Объем доходов, выпадающих из бюджета из-за налоговых льгот, предусмотренных для организаций, осуществляющих пожертвования;
4) Доля районов и городских округов, реализующих программы по поддержке социально ориентированных НКО;
5) Доля районов и городских округов, реализующих программы по поддержке социально ориентированного бизнеса;
6) Доля бюджетных средств, выделяемых в качестве субсидий на формирование инфраструктуры поддержки НКО;
7) Доля работников негосударственных учреждений в общей массе работников, занятых в социальной сфере;
8) Доля негосударственных организаций в общей массе учреждений, оказывающих социальные услуги;
9) Доля бюджетных средств, направляемых негосударственным учреждениям, в общей массе ассигнований в социальную сферу;
10) Доля детей, посещающих частные детские сады;
11) Доля негосударственных медицинских организаций, участвующих в системе обязательного медицинского страхования;
12) Доля негосударственных организаций социального обслуживания.

В Агентстве социальной информации подчеркивают, что рейтинг поддержки социально ориентированных НКО будет учитываться и при расчете показателей эффективности работы губернаторов. Таким образом, главы регионов будут лично заинтересованы в том, чтобы социально ориентированные НКО получали весомую поддержку из бюджета и проявляли больше активности.

Впрочем, ни о каких санкциях за попадание в «подвал» рейтинга речи пока не идет. Основное внимание уделят лидерам – их опыт будет исследоваться и рекомендоваться отстающим. Наверное, это правильно. Не все в сфере развития социально ориентированных НКО зависит от власти. Есть и объективные исторические, экономические, социальные особенности регионов. Все это тоже будет анализироваться.

В то же время можно поспорить с мнением Шадрина, который считает формальность рейтинга его плюсом. Да, «только цифры» сложно подделать и легко проверить. Но в то же время цифры мало говорят о том, насколько эффективно в действительности работают НКО и социальные предприниматели, насколько их услуги доступны гражданам, насколько граждане довольны качеством услуг. Ведь можно выделить много денег и обеспечить масштабные льготы организациям, которые мало чем занимаются на практике.

Остается надеяться лишь, что сотрудники Агентства стратегических инициатив за три с половиной месяца, выделенные на работу над рейтингом, проанализируют ситуацию в регионах и сопроводят сухую отчетность развернутыми пояснениями. В таком случае составление рейтинга может дать старт масштабной аналитической работе, которая может проводиться даже после публикации основных результатов.

Так или иначе, уже сейчас можно предсказать, кто имеет шансы стать лидерами первого рейтинга. В 2016 году Минтруд в ходе мониторинга выявил регионы, в которых негосударственные организации активнее всего привлекаются к работе в социальной сфере. К их числу были отнесены Санкт-Петербург, Пермский край, Ханты-Мансийский автономный округ и Новосибирская область.

Тем временем в профессиональной среде обсуждается возможность составления рейтингов самих НКО. Сравнительные исследования могли бы показать, какие НКО работают более эффективно в той или иной сфере, какие могут считаться более надежными и ответственными. В зарубежной практике такие рейтинги составляются давно – так, в США этим занимается влиятельное рейтинговое агентство Charity Navigator.

Но представители российских НКО относятся к рейтингам двояко. С одной стороны, они признают, что рейтинги повышают доверие общества к НКО. С другой стороны – распространено мнение, что в социальной и некоммерческой сфере невозможно создать работающий механизм оценки эффективности. При этом некоторые эксперты указывают, что по мере роста влияния НКО рейтинги появятся неизбежно – просто если за них не взяться профессионально, то пробел восполнят любители.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.