О том, какие страшные последствия гарантирует человеку потеря привычной работы, мы рассказали в колонке «Активность как залог благополучной жизни». Причем последствия эти наступают даже в тех странах, где максимальный размер пособия по безработице не ограничен 4900 рублями. Но если мы посмотрим на глобальный прогноз занятости, то увидим, что привычные работы будут исчезать со все большей скоростью. Ну и как же тут быть? Один из выходов предлагает профессор Еврейского университета в Иерусалиме Юваль Ной Харари.

Юваль Ной Харари – автор двух культовых книг о прошлом и будущем человечества. Вышедшей в 2014 Sapiens: A Brief History of Humankind, «Разумный: краткая история человечества» и опубликованной осенью прошлого года Homo Deus: A Brief History of Tomorrow, «Человек-божество: краткая история Завтра». И вот с точки зрения картины мира, описанной в его книгах, профессор Харари переходит к рассмотрению проблем, которые технологический прогресс ставит и перед отдельными людьми, и перед социальными службами и перед политическими партиями.

Именно этому посвящена статья Харари в лондонской «Гардиан» – The meaning of life in a world without work. Прежде чем перейти к самой статье, расскажем, как иерусалимский ученый видит прошлое и будущее человечества. В прошлом, которому посвящена Sapiens: A Brief History of Humankind, Харари выделяет три революции – Когнитивную, когда Sapiens развил в себе способность к абстрактному мышлению, возможность оперировать общими представлениями – координируя охоту всего племени на мамонтов и прочую мегафауну, и истребление конкурирующих неандертальцев.


Сельскохозяйственную, неолитическую, когда появилась возможность прокормить все большее и большее число людей. И Научную, когда в шестнадцатом веке появилась экспериментальная, объективная наука. Ну и всему этому способствовал политический прогресс – движение людей от племен и вождеств к государствам, а затем и к универсальным империям; каковой прогресс должен завершиться построением империи всечеловеческой, фактически существующей уже в сфере экономики. (Интересно, что книга, отражающая иудео-христианскую концепцию Прогресса была удостоена в 2015 году Премии Национальной библиотеки КНР!)

Ну а Homo Deus: A Brief History of Tomorrow, это картина предвидимого будущего. Будущего, когда человек имеет шанс превратиться в человека-божество реального мира, не уступающее по возможностям божествам-олимпийцам. Способное жить вечно, способное творить новые виды животных и разумных существ. Но книга Харари отнюдь не утопия – в которой обещается счастье всем, даром, и чтобы никто не ушел обиженным – а научная работа, в которой загодя предупреждается, что в мире, сутью которого является обработка данных, тот алгоритм, которым и является homo sapiens, может и не занимать господствующего положения, как это было с момента истребления неандертальцев и мегафауны.

Но появление homo deus, сверхлюдей и прочих сверхразумных сущностей, хоть и считается Харари возможным в рамках двадцать первого века, но являет собой дело относительно далекого будущего. А вот то, что конкретные люди станут обрабатывать информацию хуже, дороже и медленнее, чем информационные и киберфизические системы, есть дело будущего не столь отдаленного и даже, скорее всего, настоящего. И вот статья в «Гардиан» – The meaning of life in a world without work, «О смысле жизни в мире, где нет работы» – именно об этом.

Дело в том, что информационные и киберфизические системы в ближайшие десятилетия сделают ненужными большинство существующих профессий. Причем хорошие шансы на вытеснение имеют прежде всего профессии конторские, «чистые», в 90-е считавшиеся перспективными и хорошо оплачиваемыми. И наивно думать, что все это идет где-то там, в буржуинствах… Автоматизация колл-центров, складов и даже юридических служб крупнейшего отечественного банка идет полным ходом.

Очень интересно разобраться с личным составом участников одной недавней несогласованной акции, в одном отдельно взятом губернском городе. А он очень характерен – безработные юристы и экономисты… Грустящий торговец запчастями для мотоциклов – которые теперь все покупают через известный интернет-магазин. Акция совсем не экономическая – но в реальности на нее вышли люди, которые не находят осмысленного занятия в реальной жизни. Причем с голоду никто их них не умирает – кого бойфренд/муж кормят, кто квартиру бабушкину сдает…

И вот эту-то проблему и поднимает профессор Харари. Попытки переучивать людей с устаревших профессий на новые – это очень мило… Но давайте будем честны – не переучить сорокалетних таксистов и коммивояжеров в компьютерщиков (Харари с ужасом пишет о попытках представить виртуальную реальность, спроектированную бывшим страховым агентом…). Бюджеты на этом освоить, конечно, можно – но не больше. А ведь и компьютер может сам освоить создание виртуальных миров, делая и эту работу ненужной…


То есть в обозримом будущем нас ждет появление людей не просто безработных в данных момент (unemployed), но тех, кого рынок труда не востребует никогда (unemployable). Харари пишет о реальной перспективе появления к 2050 году нового класса – бесполезного (useless class). И что же с ним, с эти классом, делать? Харари, как мы сказали, иерусалимский профессор из ашкеназов, поэтому вариант Endlösung der nutzlos Klasse не рассматривает даже в шутку, как было с VR от страховщика. По его мнению, физическое существование людей обеспечит безусловный базовый доход (о котором мы писали в материале «Безусловный доход всем и даром!».

Только вот какое дело, люди должны заниматься целенаправленной деятельностью, или они сходят с ума. Ну, или спиваются, как персонажи британского сериала Benefits Street, «Улица пособий», о которых мы рассказывали. Думаете, это только британская проблема? Да нет, такое у нас в изобилии, в любой области. Так что же делать с людьми? Даже в тех странах, где есть возможность обеспечить их пособиями, обеспечивающими минимально приемлемый уровень жизни… Пособия сами по себе проблемы не решают. И нет смысла говорить о создании рабочих мест. Речь должна идти о создании мест, на которых человек работает эффективнее алгоритма.

Так как же быть? Обречь «не вписавшихся в рынок» если не на голодную смерть, то на психологическое саморазрушение – такой вариант даже не рассматривается. И профессор Харари обращается в поисках решения для масс к виртуальной реальности. Причем – понимает ее в высшей степени широко, в отрыве от конкретного технологического воплощения. Виртуальная реальность для него не только тот мир покемонов, который его 6-летний племянник видит на улицах Иерусалима через смартфон, но и те мистические ценности, которые видят в тамошних камнях иудеи и мусульмане, вооруженные своими Священными Писаниями.

Харари сравнивает мальчишку, погруженного в мир киберигры и обходящегося минимумом еды и сна, и ультраортодоксальных евреев, которые не только не работают, живя на зарплату жен и на пособия, но даже и не служат в ЦАХАЛ, что в израильском обществе западло – и, тем не менее, проводя жизнь в тщательном исполнении ритуалов, они искренне счастливы и удовлетворены жизнью. И вот такой рецепт обретения смысла жизни Харарии рекомендует тем, кто не сможет конкурировать с алгоритмами.

Древнеамериканские сосуды для питья шоколада – это тоже ведь был придававший смысл жизни ритуал…

В принципе, такое было в истории человечества всегда. В дождевых лесах Мезоамерики для обретения пропитания хватало десятой части рабочего времени – остальное тратилось на возведение ступенчатых пирамид, создание чудесных сосудов для питья шоколада и на священные войны между городами-государствами. Да и Египет – делает Нил плодородной землю, так к небу возносятся пирамиды. То есть для большего и большего количества людей в ближайшем будущем смысл жизни будет находиться в нетрудовой активности…

Активность некоммерческого сектора – это ведь миллионы людей, получающих смысл жизни. От бабулек, выбирающихся из квартир покормить приподъездных кошек и полить цветочки в палисадничке, до молодых ребят из поисковых отрядов – вот в Синявино нашли 602 человека, бойцов и командиров РККА, прочли одиннадцать медальонов… Человек, увлеченный каким-то делом, никогда не ощутит себя лишним или ненужным, не окажется потерянным, выпавшим для общества.

Благодаря изобилию свободного времени у людей в мир универсальной человеческой цивилизации могут вернуться разнообразные культуры, стертые унификацией индустриальной эпохи и, скорее всего, к ним добавятся новые. Джедаи и охотники с луком, хоббиты и защитники тюленей – все они могут находить индивидуальный смысл в жизни в своих увлечениях. Исторически реконструированные города могут стать местом туристических паломничеств – делая жизнь стран и планеты в целом разнообразней и красочней.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.