Программу «Земский доктор», ориентированную на привлечение врачей в сельскую местность, могут расширить. Предлагается помогать врачам переезжать не только в деревни и поселки, но и в города с населением до 10 тыс. человек.

Программа «Земский доктор» стартовала в России в 2012 году и с тех пор ежегодно продляется. Название программы апеллирует к дореволюционным временам. До середины XIX века лечение граждан было сугубо их личным делом – они могли обращаться к частнопрактикующим врачам, а могли довольствоваться услугами знахарей и повитух (что и делало большинство населения). И лишь в 1864 году, когда в России было введено земское (то есть местное) самоуправление, заботу о здоровье населения отнесли к числу задач власти.

Земства стали приглашать на работу врачей, которые, соответственно, назывались земскими. Они не только лечили людей, но и проводили статистические исследования, вели санитарную пропаганду, а порой даже использовали свое положение для художественного описания быта глубинки (как Антон Чехов и Михаил Булгаков). Пожалуй, именно последний фактор и сыграл роль при выборе названия для госпрограммы. В литературе образ земского врача романтизировался, его считали подвижником и властителем умов. Авторы программы понадеялись, что этот образ подтолкнет современную молодежь к переезду в село.

Однако времена изменились. Вместо простоватых помещиков, романтичных барышень и фольклорных крестьян современных «земских докторов» ожидают в основном пенсионеры, а также семьи, которые по городским меркам кажутся нищими и маргинальными. Медикам предлагается не раскрыть спящий потенциал сильной, но неразвитой деревни, а из милосердия поухаживать за деревней умирающей.
  
Поэтому единственное, что действительно привлекло внимание молодых медиков – это предложение государства выплатить 1 млн руб. каждому, кто подпишет контракт как минимум на пятилетнюю работу в сельской местности.

Условия программы год за годом смягчались. Изначально ее участниками могли стать медики до 35 лет. Затем предельный возраст повысился до 45 лет, и наконец – до 50 лет. Первоначально участники программы могли работать лишь в сельских населенных пунктах, но затем в программу включили поселки городского типа и рабочие поселки. Неизменным остается требование к наличию высшего образования – фельдшеры и медсестры в программе не участвуют.

И вот теперь Костромская областная дума внесла в Госдуму законопроект, расширяющий действие программы «Земский доктор» на города с численностью менее 10 тыс. человек. Авторы законопроекта поясняют, что жизнь в таком городе мало отличается от жизни в поселке. И там тоже наблюдаются большие трудности с медициной.

Стоит отметить, что инициатива затронет не так уж много населенных пунктов. Во всей России насчитывается лишь 155 городов с численностью населения менее 10 тыс. человек. Даже в большинстве райцентров проживает больше людей. Тем не менее, правительство РФ не поддержало законопроект. В правительстве сочли некорректной методику расчета дефицита кадров, использованную Костромской областной думой, а также указали на необходимость дополнительных затрат из федерального бюджета.

Возможно, пессимизм правительства объясняется в том числе и тем, что программу «Земский доктор» в целом нельзя назвать успешной. В полной мере переселить врачей в сельскую местность не удалось. В абсолютном большинстве случаев врачи уезжают обратно в город, отработав срок контракта. Нередко они расторгают контракт досрочно – в таком случае им приходится возвращать «неотработанную» часть полученной компенсации, иногда добровольно, иногда через суд. Не урегулирован вопрос с уходом в декрет. Подписав контракт и родив ребенка, женщина-врач может с легкостью избежать выполнения условий. «Из 16 человек, присланных к нам по программе «Земский доктор», 12 сразу ушли в декретный отпуск. Вакансии онкологов, лоров и эндокринологов не закрылись», – рассказала журналистам заместитель главного врача Кочубеевской ЦРБ Ставропольского края Алина Болгова.

Среди недостатков программы отмечается низкий уровень зарплат и отсутствие служебного жилья (хотя в некоторых районах этот вопрос все же решается). В частной клинике в большом городе врач может получать 40-60 тыс. руб., а участник программы «Земский доктор» получает около 20 тыс. руб. и тратит половину этой суммы на аренду дома, квартиры или комнаты. Изначально предполагалось, что миллион пойдет как раз на покупку жилья – но, как говорилось выше, мало кто из участников программы готов воспринимать переезд как окончательный, а не как вахтовый. В итоге миллион быстро и бесплодно «съедается» арендой и прочими неотложными нуждами. Участник программы чувствует себя ущемленным по сравнению с бывшим однокурсником, которому удалось устроиться в городскую клинику.

Нарекания врачей вызывает состояние сельских больниц. Мало кому приятно отправлять пациентов на УЗИ и на ЭКГ в райцентр за десятки километров. Даже выписывать лекарства приходится с оглядкой – сможет ли пациент доехать до аптеки, хватит ли ему денег на покупку препарата? Конечно, ни о каком ценном опыте и повышении квалификации в такой ситуации говорить не приходится. Хорошо, если удается хотя бы не забыть то, чему учили в вузе.

Остается констатировать, что идея изолированной поддержки сельской медицины оказалась бесплодной в отрыве от комплексной поддержки села. Чтобы врачи (а также учителя и другие необходимые специалисты) уезжали в сельскую местность – нужно обеспечить там сколько-нибудь достойный уровень жизни. Для этого нужны не только больницы, обеспеченные всем необходимым, но и доступные магазины, и хорошая инфраструктура, и благополучные, довольные жизнью местные жители. Врачам неинтересно оказывать паллиативную помощь умирающим деревням – но они с удовольствием включатся в жизнь благополучного населенного пункта.

В этом плане многое зависит от местной власти – то есть от того самого «земства», благодаря которому и появились когда-то земские врачи. Миллион рублей, предлагаемый федеральным и региональным бюджетом, – неплохое подспорье для мотивации врачей на переезд. Но о том, как удержать врачей, должны думать уже местные чиновники. И этот вопрос не может решаться отдельно от всех остальных проблем, стоящих перед сельскими властями. Стоит позаботиться о том, чтобы врач получил служебное жилье (или хотя бы максимально дешевую аренду). Нужно решить вопрос с транспортом и связью, чтобы врач не чувствовал себя изолированным. Наконец, необходимо подумать и о том, чтобы супруг или супруга врача смог найти работу, а дети не испытывали сложностей с обучением в школе. Для многих населенных пунктов это утопия, но в некоторых все же еще имеются некие перспективы, которые могут быть реализованы при грамотном управлении.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.