Заглянув в словарь Даля, поражаешься обилию неодобрительных толкований слова «праздный»: незанятый, порожний, пустой, опростанный,  пустопорожний. Праздный дом —  без жильцов. Праздные поля — невозделанные. Праздный человек — гулящий,  шатущий,  без дела, ничем не занятый,  баклушник, лентяй. «Праздный, на грех натолкнется. Праздным бес качает».

Но во все времена и во всех странах праздники были непременным атрибутом сначала городов, потом государств. Почему же у Даля так много отрицательных значений? Да потому, что он не выдумывал, а фиксировал живой язык великорусского населения Российской империи. А население в то время обитало преимущественно в деревнях и селах, и было вовлечено в вечную круговерть крестьянского труда, слагавшуюся из годичных сезонных циклов — пахоты, посева, покоса, жатвы; и дел каждодневных — топки печей, ухода за скотиной, приготовления пищи, уборки, починки строений и утвари. Самая скромная повседневная жизнь обеспечивалась постоянным трудом, в который вовлечены были все возраста, круглый год. Иначе было не выжить. Отсюда и записанное Далем неприятие праздности: язык отражал быт.

Но все же правильно организованный ритм труда требовал и отдыха, более обширного, чем обычный суточный и недельный. Усложнение организации общества, рост числа связей между людьми, сформировали феномен праздника — даты, освобожденной от повседневных трудов, но освобожденной «в хорошем смысле»: наполненной ритуальными действиями или развлечениями, но развлечениями тщательно организованными.

Говоря о празднике в свете городской и государственной традиции, уместно начать с празднеств Древнего Рима, благо они превосходно документированы и многие из них, сохраняя непрерывность традиции, дошли до наших дней. Даже при самом поверхностном знакомстве с ними легко выделить наследие старых земледельческих празднеств: Луперкалии, чтобы скот плодился; Цереалии с мольбой об урожае; Палилии в честь богини Палес, охранявшей стада от мора (впрочем, ритуальные серные окуривания во время праздника были и практически полезны); Консуалии, когда даже рабочему скоту, лошадям да мулам, давали отдохнуть.

Но вот Новый Год был уже праздником государственным. Отмечали его сначала в марте, а потом Юлий Цезарь перенес начало года на январь. В честь праздника устраивали пиры, дарили подарки, сначала сладости, потом деньги. Но главным действием были многолюдные шествия к Капитолийскому холму, участники которых  испрашивали у Юпитера счастья и процветания семьям и городу на предстоящий год. И эти шествия кто-то должен был организовывать и упорядочивать.

Вот тут мы и приходим к самому занятному. Чтобы люди могли, отвлекшись от повседневных дел, праздновать и веселиться, кто-то должен был поработать. Кто-то должен был организовать веселье. Чтобы люди шли по чистым и широким улицам. Чтобы не подавили друг друга в узостях. Чтобы не обрушили мосток. Эти заботы ложились в Риме не на кого-нибудь, а на магистратов, носителей функций государственной власти Города, распространившего свой империум на всю Ойкумену.

Празднества плодородия, ceriales и floralia, унаследованные от первоначальных земледельческих общин, организовывали магистраты из коллегии эдилов. Должность была хоть и не самая почетная — политик мог строить карьеру, миновав эдильское кресло, — но тем не менее важная. Занимать ее могли только взрослые мужи, не моложе 36 лет. А до этого они должны были не меньше десяти лет провести на военной службе, потом избраться на должность квестора. Только после почетного и успешного завершения этой ступени карьеры римский гражданин мог претендовать на должность эдила. 

В будние дни эдилы следили за состоянием города, за его улицами и мостами, за зданиями и сооружениями. Они организовывали работу рынков, следили за положением дел в мастерских, за соблюдением тогдашнего трудового законодательства, за доброкачественностью воды и продуктов.

При приближении земледельческих, плебейских праздников, эдилы их организовывали. И не только организовывали, но и сами их оплачивали! Будь то февральский бег патрицианской молодежи на Луперкалии или первомартовское шествие замужних дам на Матроналии, на каждый праздник народу, обладающему правом голоса, выставлялось угощение. Богатые эдилы платили за него из своей мошны, а стесненным в средствах помогали аналоги современных благотворительных или избирательных фондов.

При организации праздников государственных эдилам доставалась важная и хлопотная роль помощников. Но кто же был их главным организатором?


Магистраты Древнего Рима не только организовывали торжественное шествие по улицам Города, но и выставляли рядовым квиритам закуску, и то, чем ее запивают.

Римские игры, ludi Romani, считались настолько важными для Города, что их организовывали лично консулы, выборные и парные цари Рима, носители верховной военной и гражданской власти (конечно при поддержке всего государственного и городского аппарата Рима). Такими праздниками были Капитолийские игры, посвящаемые Юпитеру, но восходившие к празднествам в честь победы над галлами, и Аполлинарийские игры, отмечавшие эвокацию, призвание греческого Аполлона на службу Риму, но в народной памяти — победу над Ганнибалом. Рим времен империи сохранил эту традицию, дополнив череду государственных праздников Августалиями, ludi Augustales.

Не отказались от этой традиции и позже. Вот что пишет историк культуры Йохан Хёйзинга в своем классическом труде «Осень Средневековья»: «Праздник всё еще сохранял нечто от той функции, которую он выполняет у примитивных народов; он был суверенным выражением культуры, формой, посредством которой люди сообща выражали величайшую радость жизни и воплощали свое чувство единства друг с другом. Во время великих обновлений общества, как это было, скажем, в годы Французской революции, праздник нередко вновь берет на себя важные социальные и эстетические функции».

Кто же, согласно Хёйзинге, организует праздники Средневековья? Вот Лилль XV века: «Для подготовки к празднеству герцог назначил комиссию во главе с Жаном дё Ланнуа, рыцарем ордена Золотого Руна. Оливье дё ля Марш также принимал в ней участие». А ля Марш, заметим, — высший аристократ и великий поэт, мажордом Марии Бургундской. Вот какое внимание феодалы уделяли праздникам для народа! Городские праздники организовывал тогда лично бургомистр, при активном содействии  всего магистрата.

Перенесемся в конец XVIII века, время, которое в подражание Хёйзинге, можно назвать «Осенью Абсолютизма». В маленьком герцогстве Саксен-Веймар президентом палаты и премьер-министром служит Иоганн Вольфганг фон Гёте. И чем же занимается гений на госслужбе? Ему доводится стоять во главе горного ведомства, военной комиссии, заботиться о школах, о народном здоровье, о путях сообщения и… с 1791 года герцог поручает блистательному мыслителю заведовать театром! Грядут Революция и Наполеоновские войны, но тайный советник, военный комиссар и министр финансов Гёте возрождает театр! А эта сфера близка к организации празднеств.

И не стоит считать это дело несерьезным. В России халтурно организованные коронационные торжества 18 мая 1896 года привели к давке, погубившей 1379 человек и сформировали в народе специфическое отношение к царю. Бальмонт лишь поэтически запишет, что чувствовал народ: «Кто начал царствовать — Ходынкой, Тот кончит — встав на эшафот».

Последующие правители нашей страны этот урок усвоили. Да и в дальнейшем, при большевиках к организации праздников привлекали режиссеров-новаторов К. Марджанова, Н. Охлопкова, С. Радлова, великих художников К. Петрова-Водкина, В. Кустодиева, В. Лебедева. Физкультурные парады 1930-х, торжественные встречи полярников и космонавтов были достойным продолжением и развитием традиции.

Нынешние праздники — от фестиваля Крапивы в Крапивне и Мыши в Мышкине до масштабного представления на открытии сочинской Олимпиады — продолжают древнюю традицию, необходимую любому организованному обществу. Пусть мы и ворчим иногда по поводу слишком длинных январских праздников, но даже это наше ворчание — праздничная традиция, отмеченная еще наблюдательным Далем.


Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.