Читая о том, как простая мама из Перми возрождает в своём дворе игровую культуру детворы советского периода, трудно не поддаться искушению пуститься в воспоминания. Но честно говоря, за последние пару лет подобных ностальгических публикаций было уже столько, что брюзжать в очередной раз, как современные дети уткнулись в смартфоны и призывать играть в «резиночку» не просто не оригинально, но и неинтересно.

Интересней заметить, что психологи за те же последние годы пришли к парадоксальному выводу: в меру опасные игры полезны для детей. Они словно бы нарабатывают у ребёнка иммунитет к критическим ситуациям и таким образом готовят его к намного более жестокой взрослой жизни. И вот тут современная детвора нам — прошедшим советскую «дворовую школу» — без сомнений проигрывает: сегодня общество словно бы задалось целью отгородить детей от любых и всяких опасностей, из-за чего они кажутся такими... изнеженными!

Что ж, не стану призывать подобно нам скакать по крышам гаражей (которых просто не осталось) или тем более по крышам домов (что сегодня почти наверняка будет воспринято сквозь призму истории с проклятыми «синими китами»). Но предлагаю вспомнить несколько игр, считавшихся в моём детстве (я пошёл в школу в 1985-м) в достаточной степени персонально и социально опасными, чтобы оказаться забытыми теми, кто сегодня о старых играх пишет.


Я искренне полагаю, что только сами дети способны понять скрытое в них удовольствие и пользу, которых взрослым — слишком озабоченным безопасностью — уже не оценить. Если вам есть, что добавить, милости прошу в комментарии. Давайте научим детей «плохому», через которое когда-то прошли сами!

1
 «Пробки». До сих пор не знаю, как родилась идея этой игры, но полагаю, что дети подсмотрели её у взрослых: в бильярде или гольфе. Здесь принцип тот же, только в качестве инструментария выступает не кий и шары, а ноги и самые обыкновенные пробки, свинченные с тюбика зубной пасты, одеколона, всевозможных пузырьков.

Игроков может быть два или любое количество более, у каждого должна иметься своя пробка (дешевле всего ценились сделанные из мягкого пластика, а потому недолговечные, дороже всего — «костяшки» от фирменных духов), плюс необходим ровный гладкий пол. Асфальт слишком груб для этой игры — вот почему играли в неё главным образом на бетонных плитах школьных коридоров. Вообще закрытые помещения здесь предпочтительней, благодаря стенам: они не дают пробкам потеряться и могут использоваться для изменения направления удара.

Сама игра до смешного простая. Игроки расставляют пробки в произвольных местах на расстоянии в несколько метров друг от друга, после чего по очереди, прижимая свою пробку ногой к полу, разогнав её и запустив, стараются попасть в чужие. Попал — выбитая пробка переходит в твою собственность и получаешь ход вне очереди. Как и в бильярде, можно бить по стенам.

Опасность же игры, из-за которой она находилась под абсолютным запретом в советских школах, полагаю, заключалась в том, что пробкой, во-первых, можно угодить в лицо случайного прохожего, и, во-вторых, в создаваемом шуме (пробки обычно скрипят по полу). Совершенно уверен, что и то и другое надуманно. Лично для меня «Пробки» остаются самой любимой детской игрой: море удовольствия и от самого процесса (подвижность, точность удара, азарт), и от созерцания коллекций, собиравшихся в карманах игроков.

2
 Куда опасней «страйкбол по-советски». Конечно, в наше время он назывался не так (полагаю, мы просто считали его разновидностью обычной дворовой «войнушки», ведшейся любыми средствами и методами), но важнее, что ещё до того, как пейнтбол и страйкбол стали популярны (и практически одновременно с тем, когда она были изобретены), мы играли в них в советских дворах на самодельном оружии.

Главный элемент здесь: собственно «пистолет». Он собирается, естественно, вручную из спичечного коробка, пары карандашей, классической синей изоленты, отрезка медицинского жгута и бельевой прищепки. Карандаши приматываются к ребру коробка («чиркашу»), образуя ствол. На конце ствола крепится петля из жгута, достаточно длинная, чтобы, будучи натянутой, достать до его (ствола) основания. Прищепка крепится у основания ствола перпендикулярно, так чтобы зажимать натянутый жгут.

Остаётся раздобыть «боеприпасы». В простейшем случае ими могут стать мелкие камни, но они быстро жгут изнашивают, так что мы пришли к фасоли или гороху: в ближайшем продуктовом просто покупался килограмм сырой фасоли и прятался под крыльцом подъезда до необходимости.


Теперь осталось разделиться на команды и приступить собственно к «боевым действиям». Правило одно: игрок, получивший «пулю», выбывает. И как и в настоящем страйкболе, играть интересней не на открытой местности, а помещениях (подъездах, например): тут и засады, и вся стратегия и тактика городского боя, настоящая боль от ранений и радость побед. Варианты оружия: трубка-харкалка (полуметровый отрезок металлической трубки с отверстием как раз под «пулю», которой в данном случае служат плоды рябины) и резинострел из напальчника и пробки от шампанского с отрезанным дном. В последнем случае кинетическая энергия снаряда настолько высока, что попадание по голым участкам кожи способно оставить синяк.

Вспоминая сегодня наши баталии, я удивляюсь, как мы все остались с глазами. К счастью, теперь есть чем защититься: простых строительных очков достаточно, не говоря уже о всевозможных «тактических» моделях.

3
 «Ножички». Любое количество игроков, любой участок открытого грунта, желательно без высокой травы, один перочинный нож. Чертится круг произвольного диаметра, но с таким расчётом, чтобы, будучи разделённым на сектора (словно куски торта), позволил всем игрокам прочно стоять на своих секторах на двух ногах.

Ходят по очереди. Задача игрока: стоя на своём секторе, воткнуть нож в землю вне его границ. По лезвию воткнувшегося ножа чертят прямую от сектора до пределов круга — и захваченная таким образом территория добавляется к владениям игрока. Когда площадь сектора становится недостаточно, чтобы удержаться на ней даже одной ступнёй (или коленом), игрок выбывает. Сложность повышается с каждым коном за счёт увеличения высоты, на которой держат нож: сперва играют «от земли» (с уровня колен), потом от пояса, груди, «с носа», «от головы».

Опасность понятная, но снова, как мне представляется, большей частью надуманная: как бы не прилетело ножом по рукам-ногам соперников и своим собственным. Впрочем, за всё детство не припомню ни одного ребёнка, получившего травму во время этой игры.

4
 «Брызгалки». Требуются: любое количество игроков от двух, эластичная пластиковая бутылка литрового объёма или более для каждого (обычно из под шампуня или прочей бытовой химии), нижняя половина авторучки без стержня, жаркая погода и источник воды. В крышке бутылки пробивается отверстие для «ствола» из авторучки, потом бутыль заполняется. Если теперь резко сжать её руками, вода, естественно, вылетит тонкой струёй на несколько метров.


Задача игрока, меняющаяся обычно в зависимости от погоды: когда измочить, а когда и только попасть в соперников. Опасность же в том, что доступ к источникам чистой воды у ребёнка на улице, как правило, ограничен. Так что набирать её часто приходилось прямо из луж. И, конечно, всякий папа и мама сегодня вздрогнут от мысли, какими бациллами может заразиться их чадо, будучи облито водой из дворовой лужи. Но вспомнит ли, что когда-то каждое лето поливал себя и друзей тем же самым?

5
 «Мина». Два, но лучше три игрока, плюс песочница. Один участник становится «минёром»: его задача закопать руки в песок неким хитрым образом, спрятав между ладоней любой мелкий предмет. Вот для чего нужен третий: он обычно помогает выкопать ямку и руки засыпать. Второй игрок становится «сапёром»: он должен буквально по миллиметру, по песчинкам, используя не только пальцы, но и подручный материал (обычно, мелкие палочки), и даже сдувая песок в особо ответственных местах, понять конфигурацию «мины» и извлечь спрятанный предмет, не коснувшись кожи соперника. Коснулся — и следует «взрыв»: руки «минёра» взлетают, естественно, разбрасывая песок во все стороны.

Несмотря на кажущуюся жестокость, нам каким-то образом удавалось избегать песка в глазах. Возможно потому, что действия соперника всё-таки на несколько мгновений предвидишь и успеваешь зажмуриться. Тем не менее ощущения от неудачных попыток «разминирования» помнятся и по сей день, тридцать лет спустя. Вспомнит ли сегодняшняя детвора через три десятилетия, во что играет она сегодня?

P.S. Использованы фотографии из коллекций JTK 94131, Michael Neubert, автора.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.