В последних числах мая, а именно 25 числа, проводится Международный день пропавших детей. В России активисты отмечают его каждый год, но в этот раз он получился особенным: нынче было о чём рассказать средствам массовой информации, ибо за последние месяцы в сообществе неравнодушных накопилось несколько интересных социально-правовых и чисто технических инициатив, реально способных облегчить проблему, которая касается нас не в меньшей, а может быть и в большей степени, чем другие страны.

Дети теряются и терялись всегда и везде, и мы, конечно, не первые, кто бьёт тревогу. Но попробуйте оценить такую цифру: за прошлый год, по данным МВД, в России было подано почти 50 тысяч заявлений о пропаже детей! И даже предполагая, что многие из них потом нашлись, что родители волновались напрасно, цифра эта требует внимания. В правильно устроенном обществе родители вообще не должны волноваться за то, где их ребёнок находится в данный момент. Так, помните, было в Союзе? Рассказывают, сейчас так же спокойно в Китае. Но у нас уже нет. И временами случаются чудовищные истории, поднимающие на ноги всех — как убийство в марте 10-летней школьницы в Перми: а ей и до дома-то было идти совсем немного...

Конечно, лучше бы такого не случалось никогда. Но подобные трагические историии подстёгивают мысль, заставляют крутиться ржавые шестерёнки социального механизма, и в конечном счёте помогают реализации идей, раньше казавшихся слишком смелыми.


Одна из таких идей, над которой сейчас в той или иной степени работают многие российские активисты (в том числе «Лиза Алерт», «Поиск пропавших детей», Агентство стратегических инициатив), занятые в поиске и профилактике пропажи детей, состоит в создании координационного центра, способного информационно объединить усилия всех официальных служб и энтузиастов. Проблема в том, что сегодня действия спасателей и поисковиков из разных инстанций между собой не синхронизированы, все работают самостоятельно и независимо друг от друга. В результате временами доходит до смешного: когда поиск начинается, каждая служба пытается первым делом дозвониться на телефон пропавшего человека — и банально разряжает его аккумулятор, если телефон ещё включён. С одной стороны, их действия правильные: время дорого, первые часы всегда самые результативные. С другой, телефон пропавшего оказывается единственной точкой контакта, а хорошо бы найти и другие!

И тут всплывает вот какая идея: необходимо законодательно приравнять пропажу ребёнка к чрезвычайной ситуации (конечно, не по всей стране, а лишь в отдельно взятом регионе). Что это даст? Появится правовая возможность организовать массовую SMS-рассылку на мобильные телефоны граждан, находящихся поблизости. Сделать это может тот самый единый координационный центр, соответствующее ведомство или сотовый оператор по его указанию. Прохожие, видевшие что-либо ценное, смогут немедленно сообщить об этом поисковикам, чем наверняка сильно ускорят процесс розыска. Технически это осуществимо уже сейчас. Загвоздка только в правовой плоскости: «Вымпелком», например, поясняет, что у него просто нет права такую рассылку сегодня делать.

Но не прекращается поиск и чисто технических решений, которыми в состоянии воспользоваться сами дети. О том, чтобы снабдить их радиомаяками или хотя бы специальными мобильными приложениями, речь здесь уже шла. Но есть и решение проще: компактная сирена, в виде браслета, например, активируемая буквально одним движением руки (выдёргивается чека). Если ребёнок попал в опасную ситуацию, он активирует сирену и та издаёт вой, сравнимый по громкости с работой отбойного молотка. Такой звук гарантировано привлечёт внимание прохожих, а может быть и отпугнёт нападающего. Элегантное решение, которое можно и нужно тиражировать по всей стране!

Однако дальше всех пошли сотрудники пермского благотворительного фонда «Колыбель надежды». После мартовского убийства они решили, что если ничего не предпринять, то ничего и не изменится — и задумали проект под названием «Служба родительского спокойствия». Суть его: признать, что ребёнок в возрасте до 13 лет постоять за себя не в состоянии физически, а потому нуждается в банальном сопровождении от школы до дома.

Хорошо, конечно, организовано в Соединённых Штатах, где детей увозят и развозят по домам специальные автобусы, но раз у нас пока этого нет, можно и нужно обратиться к понимающим добровольцам и привлечь муниципальные службы, а может быть даже органы охраны правопорядка. Так что в «Колыбели» сейчас заканчивают разработку концепции и уже заручились согласием городских властей на субсидирование эксперимента в трёх школах одного района Перми. Если затея удастся, авторы надеются расширить её минимум на город и область.


Первым делом в ходе интернет-опроса должен быть составлен список учащихся вплоть до 6 класса, нуждающихся в сопровождении домой. Затем найдены люди, которые смогут такое сопровождение организовать. Сейчас предполагается, что они будут представлены главным образом добровольцами, располагающими некоторым количеством свободного времени: это могут быть как студенты, так и взрослые, имеющие собственных детей, даже пенсионеры.

По замыслу организаторов, кандидаты в сопровождающие пройдут тщательный отбор: планируется, в частности, допускать лишь граждан, не имеющих судимости в прошлом. Конечно, найти достаточное количество добровольцев будет непросто. Но и не каждого ребёнка придётся сопровождать по отдельности: ожидается, что планирование поможет сформировать группы, живущие поблизости, что позволит одному взрослому контролировать сразу нескольких детей.

В таком виде «Служба родительского спокойствия» будет запущена в середине сентября и проработает до конца года с тремя школами. Со временем «Колыбель надежды» надеется перевести проект на самоокупаемость, что означает, что услуга сопровождения ребёнка станет для родителей в некоторой степени платной. Однако трудно не согласиться с главой фонда, Еленой Котовой, которая утверждает, что в таком сложном деле главное начать, заложить основу, а уж после корректировать его в том или ином направлении. В России подобных служб сопровождения детей пока не существует, этот проект первый и единственный в своём роде. Пожелаем ему удачи!

P.S. Использованы графические работы фонда «Колыбель надежды».

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.