С этого года в России по-новому регламентируется порядок применения силы сотрудниками ФСИН. В первоначальной редакции законопроект, посвященный этой теме, был достаточно жестким. Правозащитники даже окрестили его «законом садистов». К третьему чтению документ существенно исправили. Впрочем, согласно соцопросу, большинству россиян нет до этого дела – им неинтересны условия содержания заключенных.

Прежние правила

До недавних пор Федеральный закон от 21 июля 1993 г. № 5473-I «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» в общем-то довольно подробно описывал процедуру применения к заключенным физической силы, оружия и спецсредств. В документе говорилось, что сотрудники ФСИН обязаны регулярно проходить подготовку к работе в условиях, связанных с физическим воздействием. Закон обязывал сотрудников предупреждать заключенных о применении силы (если это не повлечет тяжких последствий), заботиться о нанесении наименьшего вреда, оказывать заключенным медицинскую помощь и докладывать руководству обо всех подобных инцидентах. В случае ранения или смерти заключенных необходимо было сообщить о произошедшем прокурору.

В законе говорилось, что физическую силу можно применять для задержания осужденных, а также для пресечения преступлений и административных правонарушений. Спецсредства разрешалось применять для отражения нападений, для пресечения массовых беспорядков, для освобождения заложников и захваченных помещений, для задержания беглецов, а также при конвоировании заключенных, явно готовых к побегу. В законе перечислялись виды спецсредств – от резиновых дубинок до служебных собак – и пояснялось, в каких именно случаях может задействоваться то или иное средство.

Огнестрельное оружие разрешалось применять для защиты от нападения, угрожающего жизни и здоровью, для отражения нападения с целью завладения оружием, для освобождения заложников и захваченных помещений, для отражения группового или вооруженного нападения на охраняемые объекты, для задержания вооруженных беглецов, для пресечения попыток насильственного освобождения заключенных.

Подручные средства разрешалось применять только в случаях крайней необходимости при отсутствии оружия и спецсредств. Запрещалось пользоваться спецсредствами и оружием в отношении беременных женщин, инвалидов, несовершеннолетних (кроме некоторых особо опасных ситуаций).

«Садистский» законопроект

В мае 2015 года правительство РФ внесло в Госдуму законопроект, полностью переписывающий главу V закона № 5473-I, посвященную применению силы к заключенным. Авторы законопроекта пояснили, что подробнее регламентировать эту сферу необходимо в целях реализации Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года.

Старые нормы в основном сохранялись, однако присутствовали и новеллы, на которые обратили внимание правозащитники. Так, в проекте прописывалось, что «сотрудник уголовно-исполнительной системы не несет ответственности за вред, причиненный осужденным, лицам, заключенным под стражу, и иным лицам при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, если применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия осуществлялось по основаниям и в порядке, которые установлены настоящим Законом и другими федеральными законами».

Также расширялся перечень оснований для применения силы – предлагалось узаконить физическое воздействие при нарушении режима содержания (то есть, например, при отказе заключенного заправить постель) и при конвоировании.

При этом нельзя не отметить, что в законопроекте был выведен в отдельную статью перечень запретов и ограничений. Помимо уже существующего запрета на применение спецсредств и оружия к беременным, инвалидам и несовершеннолетним, предлагалось ввести запрет на использование водометов при минусовой температуре. Также запрещалось наносить удары дубинкой по голове, шее, ключичной области, животу, половым органам, в область проекции сердца. Наконец, запрещалось применять спецсредства для остановки захваченных автомобилей, в которых находятся заложники.

Исправление и принятие

В течение полугода законопроект, который стали называть «законом садистов», бурно обсуждался в СМИ и соцсетях. Правозащитники сошлись в мнении, что принятие проекта отнимет у заключенных последние шансы на противодействие насилию. По их мнению, предлагаемая редакция закона № 5473-I позволила бы сотрудникам ФСИН применять силу для пресечения самых незначительных нарушений.

Наконец в ноябре 2015 года сенаторы Вадим Тюльпанов и Людмила Кононова при участии Федеральной палаты адвокатов подготовили поправки к проекту, уже принятому в первом чтении. В поправках подчеркивалось, что сила может применяться лишь в исключительных случаях, когда несиловые способы недостаточны или исчерпаны.

Окончательное принятие законопроекта состоялось больше чем через год – проект стал Федеральным законом от 28 декабря 2016 г. № 503-ФЗ. В новой редакции появилась, в частности, норма о том, что случаи применения силы, спецсредств и оружия по возможности должны фиксироваться на видео. Очень подробно прописан процесс информирования прокуратуры о случаях применения силы. Еще одна важная новелла – в новой редакции закона подчеркивается, что сотрудники ФСИН не обязаны исполнять заведомо незаконные приказы и распоряжения.

Пункты о применении силы из-за нарушения режима и при конвоировании из закона убрали. Тем не менее, к прежним основаниям (задержание заключенных и пресечение преступлений и правонарушений) добавилось еще одно – «для пресечения неповиновения или противодействия законным требованиям сотрудника уголовно-исполнительной системы». Увы, но это именно одна из размытых формулировок, не понравившихся правозащитникам.

Также была исправлена самая раздражающая формулировка законопроекта – в итоговой версии закона говорится, что сотрудник ФСИН не несет ответственности за причиненный вред, только если его действия признаны правомерными.

Гражданам все равно

Принятие закона совпало по времени со скандалом вокруг гражданского активиста Ильдара Дадина, обвинившего ФСИН в пытках. Тем не менее, эту новость обсуждали до странного мало. Возможно, это связано с тем, что закон приняли непосредственно перед Новым годом, когда основную часть населения волновали совсем другие вопросы.

В целом стоит отметить, что, несмотря на общепринятые представления о высокой распространенности «блатной» культуры в России, происходящее за решеткой волнует россиян крайне мало. Декабрьский опрос фонда «Общественное мнение» показал, что 68% россиян ничего не знают об условиях содержания в местах заключения. Любопытно, что в 1997 году в некомпетентности в данной области признались лишь 18% опрошенных. Причем снижение информированности граждан произошло в основном за счет того, что тему перестали поднимать журналисты (доля респондентов, знающих о жизни заключенных из СМИ, снизилась за девять лет с 59% до 13%).

При этом только 41% россиян считают, что жесткие условия в местах лишения свободы недопустимы. 34% респондентов, наоборот, высказались за создание таких условий (а остальные затруднились ответить). С 1999 года, когда ФОМ впервые задавал этот вопрос, цифры почти не изменились.

Лишь 28% россиян в 2016 году считали, что пытки в местах лишения свободы – это правило, а не исключение (при том что не далее как в 2012 году этот вариант выбрали 42% опрошенных). 41% опрошенных уверены, что пытки – это исключение (в 2012 году так ответили 28% респондентов). Около трети респондентов затруднились с ответом на этот вопрос.

Наконец, ФОМ напрямую задал вопрос об условиях применения силы к заключенным. 60% опрошенных ответили, что применять силу можно только для самозащиты или для пресечения побега. 17% респондентов заявили, что силу можно применять и в других случаях. 23% не смогли ответить.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.