Шлемы виртуальной реальности, появившиеся в последние пару лет на прилавках, принято рассматривать как очередную цифровую игрушку. Собственно, это логично, потому что до сих пор в быту технология VR почти исключительно для игр и использовалась. Но чем дальше, тем больше обнаруживается у неё серьёзных применений. Об одном из таких, масштабном и неожиданном, сегодняшний рассказ: оказывается, VR можно задействовать для эффективного изменения общественного мнения в таких, к примеру, конфликтных ситуациях, как перестройка городов.

Начать с того, что шлем VR — один или два экрана, укреплённых на голове и проецирующих изображение прямо в глаз через линзы, так чтобы занять всё поле зрения — изобретение довольно старое. Первые эксперименты с ними производились ещё до создания персонального компьютера, а в 90-х годах такие устройства выпускались серийно — и хоть были ужасными по своим характеристикам, для игр использоваться могли и, конечно, использовались.

Их главная особенность: они способны обманывать зрение: надев такой шлем, вы словно бы погружаетесь в ситуацию, которую компьютер для вас нарисовал. Поле зрения смещается с поворотом головы, стереозвук дополняет эффект погружения — и иллюзия в целом настолько хороша, что у пользователя порой даже случается приступ морской болезни: мозг оказывается дезориентирован разными сигналами, поступающими от глаз и внутреннего уха — и это провоцирует тошноту. Неудивительно, что компьютерные игры долго были главным применением VR.


Затем виртуальная реальность была на некоторое время забыта. А когда случилось её «второе пришествие» (как раз в последние годы: Oculus Ruft, HTC Vive, PlayStation VR, Gear VR и другие VR-шлемы уже можно приобрести), резко выросло качество изображения, а значит и иллюзии. Настолько, что VR стали прочить на замену классическому кинематографу. В самом деле, никакое обычное, ни даже стереокино, и рядом не стояло: когда вы в VR-шлеме, вы чувствуете себя не перед экраном, а рядом с героями фильма, вы погружены в сцену! И хоть снимать VR-фильмы сложно, хоть с известными режиссёрами отношения у виртуальной реальности пока не складываются, можно предположить, что в ближайшем будущем VR-кинотеатры станут чрезвычайно популярны.

И вот тут как раз обнаружилось то свойство виртуальной реальности, которого никто не ждал — а точнее, ждали многие, но не смели надеяться, что надежда сбудется. Анализируя реакцию человека на VR-материалы (скажем, трёхмерный художественный фильм, или рисуемые компьютером ситуации), исследователи установили, что она принципиально отличается от реакции, которую проявляет зритель в обычном кинотеатре или телезритель. Когда человека усаживают перед экраном, он занимает позицию стороннего наблюдателя: да, он может сопереживать героям фильма, но никогда не чувствует себя находящимся среди них. А вот VR-шлем усиливает, изменяет сопереживание принципиально. Зритель тут чувствует себя помещённым в ту же обстановку, что и герой фильма, воспринимает персонажей фильма как живых людей.

Откровенно говоря, энтузиасты виртуальной реальности на это всегда надеялись: надеялись, что пользователь станет обманываться настолько сильно, что будет принимать виртуальную реальность за настоящую, принимать всё максимально близко к сердцу. Но теперь, когда вдруг стало ясно, что надежда эта сбылась, случилось даже некоторое замешательство: а как этим свойством воспользоваться, для чего применить?

Что ж, применений наверняка будет придумано много, но первыми отчего-то его взяли на вооружение урбанисты. Они уже пытаются использовать виртуальную реальность для убеждения людей в ситуациях, когда классических выразительных средств не хватает. Вот вам пара примеров из практики (настоящих, не придуманных!), чтобы лучше понять, как это работает.

Представьте себе, что в городе запланирована некая большая перестройка. Например, сквозь старый спальный район решено пустить городскую электричку. Значит — эстакады, значит, многолетнее строительство, значит — прощай, тихий уют зелёных улочек. Естественно, многие жители будут против: им предстоит потесниться, может быть сменить родные дома на «бездушные» высотки, а кому-то и вовсе перебраться в дома престарелых. И не только жители, но и представители мелкого бизнеса, обосновавшегося здесь: например, маленькие семейные ресторанчики, столь популярные среди ценителей, наверняка потеряют теперь большую часть своей аудитории...

Знакомая картина, правда? Что ж, можно организовать классические протесты, выйдя на улицу с транспарантами. Но к митингам и манифестациям все настолько уже привыкли, что эффект вряд ли будет. А можно попытаться склонить общественное мнение в пользу жителей района, прибегнув к помощи VR. Так, как это сделали авторы проекта Palimpsest для Лондона.

«Призраки» выселяемых горожан в проекте Palimpsest.
Палимпсестами называют старинные рукописи, на которых когда-то стёрли оригинальный текст и поверх написали новый — и теперь оригинал едва просматривается, словно призрак прошлого. Авторы Palimpsest использовали ту же идею в виртуальной реальности. Они сделали VR-фильм о районе, который будет уничтожен строящейся железной дорогой, записали рассказы людей, тут пока ещё живущих, и теперь демонстрируют его горожанам.

Смысл в том, что посторонний человек, услышав о проблеме с телеэкрана, прочитав в газете или на сайте, не испытает и десятой доли тех переживаний, которые нахлынут на него, когда он окажется с «приговорёнными к переезду» людьми «лицом к лицу», погрузится в эту атмосферу лично, посредством виртуальной реальности. И после он, возможно, предпримет какие-то действия, чтобы помочь героям фильма отстоять свой район.

А вот другой пример, связанный с тем, что в последнее время принято называть гражданской архитектурой. Представьте, что в городе есть место, явно требующее перестройки, но за перестройку которого власть отчего-то никак не возьмётся. Например оживлённая улица с узким тротуаром и автомобильным движением, по которой (скажем, в силу удобного расположения относительно других районов) любят ездить велосипедисты. Сейчас отдельного пространства для их движения не предусмотрено — и ездят они на свой страх и риск (и, конечно, время от времени гибнут!). Да и пешеходам приходится несладко: они вынуждены считаться не только с машинами, но и с вечно снующими туда и сюда, с дороги на тротуар и обратно, велосипедистами.


Улица сейчас и в будущем.
Решение давно предложено: выделить часть дорожного полотна под велодорожки, организовать переходы. Осталось лишь убедить власть и общественность. Но классическими приёмами этого добиться не удалось: ни протесты, ни красивые плакаты, изображающие, какой удобной станет улица после перестройки, изменить ничего не смогли. А вот виртуальная реальность внезапно — помогла!

Энтузиастами был нарисован VR-фильм, изображающий перестроенную улицу. Его продемонстрировали мэру, надев на того VR-шлем. И он, не только увидев, но и прочувствовав проблему и решение, пообещал оказать содействие.

Конечно, оба приведённых здесь примера носят экспериментальный характер. Но их эффективность обещает изменить многое в деятельности городских гражданских активистов. Можно предположить, уже скоро, решая спорные вопросы планирования городов, активисты не станут звонить на телевидение и вызывать журналистов, а будут снимать VR-фильмы о проблеме и разъезжать по городу в фургончиках «виртуальной реальности», предлагая всем желающим «погрузиться в проблему с головой» и так склоняя общественное мнение на свою сторону.

Скажете, фантастика? А может быть стоит попробовать?

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.