Практичные статьи
для активных граждан и НКО

Практики  /  Городское хозяйство

Как восстанавливают национальный парк?

Одной из важнейших задач, которые предстоит решить Российскому государству и обществу, является организация конструктивного взаимодействия общественных активистов, деятелей культуры и науки, общественных и политических организаций, муниципальных и государственных органов при реализации масштабных проектов. Давайте же посмотрим на успешный пример этого при решении конкретной задачи восстановления заповедника «Тульские засеки», при создании на его культурном и природном наследии современного национального парка.

Засечная черта – уникальное российское явление, в котором сошлись воедино история и природа нашей страны. Для того, чтобы лучше понять ее место и роль, воспользуемся взглядом со стороны, обратимся к классической работе британского историка Арнольда Тойнби «Постижение истории». Этот автор рассматривал возникновение и упадок цивилизаций в терминах «Вызова-и-Ответа». Вот испытывает какое-то общество Вызов, угрозу со стороны природы или враждебных соседей. И дальше перед ним выбор – или погибнуть, уйти на вторые-третьи роли, или дать Ответ, создав свою цивилизацию.

По концепции Тойнби для русской цивилизации таким Вызовом было вторжение Степи «в результате кампании хана Батыя в 1237 г.». Степь – это не европейское вторжение соседнего феодала, где задача была – присоединить к своему лену немного земель с данниками, перераспределить в свой карман их барщину или оброк. А Степь – это война за пастбища. Нужна только территория – даже рабы нужны минимально, слишком высока производительность труда в кочевом скотоводстве.

Ну а данным русской цивилизацией «ответом стала ни больше ни меньше как эволюция нового образа жизни и новой социальной организации, что дало возможность оседлому обществу впервые в истории не просто удержаться под натиском евразийских кочевников и предпринять против них отдельные карательные экспедиции, но и реально осуществить продолжительное завоевание кочевнических земель и изменить ландшафт, превратив пастбища кочевников в крестьянские поля и заменив их передвижные становища оседлыми деревнями»…

То есть карательные экспедиции были лишь эпизодами. Победа Руси над Степью была, по Тойнби, достигнута превращением пастбищ кочевников в крестьянские поля, требующими куда большего объема труда, но зато дающими с той же площади много больше продукта. Обеспечивающими возможность иметь большее население, развивать экономику, формировать регулярные армии… Но для решении этой задачи требовался щит, который прикрывал бы освоенные крестьянской колонизацией земли от Дикого поля. Щит, который гарантировал крестьянину, что труды его рук не будут разграблены лихим набегом…

Природных границ – горных хребтов, как у Западной Европы –  у Московского княжества не было. Большие армии, необходимые для прикрытия юго-восточных границ, не позволяла иметь небольшая численность населения. И тогда выход был найден в создании Засечной черты. Засека – это быстровозводимое укрепление из  средних и крупных деревьев, поваленных крест-накрест вершинами в сторону противника. Быстро преодолеть ее степняки не могли, а задерживаться на одном месте, расчищая путь, им было затруднительно – кони съедали подножный корм…

Поскольку угроза от Степи была постоянной, то засеки непрерывно обновлялись, лес в их районах запрещалось рубить. Участки засек расширялись, соединялись между собой насаженными лесами, в которых при набеги скрывались местные жители. В систему обороны включались местные естественные препятствия – болота, овраги, озера, реки. Безлесные места поначалу перекрывались рвами и насыпями с частоколами, а затем за ними насаживались леса. Строительство «Большой засечной черты» Русского государства было закончено в 1566 году. В Смутное время засеки пришли в упадок, и были восстановлены к середине XVII века. Находились они в ведении Пушкарского приказа. Последний раз леса засекали в Северную войну, от угрозы вторжения Карла XII.

Потом засеки служили государству как источник корабельного леса (в 1730-32 г. значительная часть их была отведена брянскому адмиралтейству), и поставщик конструкционной и топочной древесины для Тульского оружейного завода. К концу XIX века засеками звались тульские лиственные казенные леса в Веневском, Тульском, Крапивенском и Одоевском уездах площадью в 39997 десятин. Словарь Брокгауза с горечью отмечал тогда, что «В литературе ничего еще не сделано для изучения истории и техники засечного дела в древней России»…

Положение изменилось к лучшему в середине тридцатых годов прошлого века. В 1935 году был создан государственный природный заповедник «Тульские засеки», имевший целью сохранение массива старовозрастных широколиственных лесов. Он действовал до 1951 года. С 1977 года на части засечных лесов существует Крапивенский заказник. Ну а сейчас ведется активная деятельность по восстановлению охранного статуса интереснейшего исторического и природного памятника. Началась она еще в 1990-е, с отдельных выступлений местных краеведов, историков и биологов, обращавших внимание на проблему засек.

На этом этапе решались локальные задачи – скажем, включение части территории бывшего заповедника в состав выделенной Ключевой орнитологической территории международного значения «Лес "Тульские засеки"» (ТУ-001). Да, такая территория не получает автоматически статуса охраняемой, но сделанный специалистами обзор орнитофауны Тульских засек обеспечивает привлечение к проблеме научной общественности. То есть – обратим внимание! – инициаторами выступают ученые, экспертное сообщество. Это изначально гарантирует серьезность предлагаемой инициативы.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, как говаривали наши предки. Тем, кто затевает серьезный междисциплинарный проект, связанный с изменением правового статуса большой площади земель, равно как и с привлечением в будущем постоянного федерального финансирования, стоит набраться терпения. Инициативу ученых по возрождению на качественно новом уровне заповедника «Тульские засеки», существовавшего в довоенные годы, поддержал Общественный совет министерства природных ресурсов и экологии Тульской области. Осенью 2012 года руководитель этого регионального ведомства Александр Таранюк объявил, что регион будет добиваться придания ему статуса национального парка. 

Прошедшее между публикациями ученых в конце девяностых и решением Общественного совета в начале десятых время ушло на составление научно-обоснованной концепции национального парка, на согласование его с заинтересованными сторонами. Но и после этого проблема создания нового национального парка привлекала к себе внимание общественных активистов. Так на портале change.org была опубликована петиция «Создать национальный парк "Тульские засеки"». Далее в дело включились общественно-политические организации.


Читать далее

Как восстанавливают национальный парк?

Одной из важнейших задач, которые предстоит решить Российскому государству и обществу, является организация конструктивного взаимодействия общественных активистов, деятелей культуры и науки, общественных и политических организаций, муниципальных и государственных органов при реализации масштабных проектов. Давайте же посмотрим на успешный пример этого при решении конкретной задачи восстановления заповедника «Тульские засеки», при создании на его культурном и природном наследии современного национального парка.

Засечная черта – уникальное российское явление, в котором сошлись воедино история и природа нашей страны. Для того, чтобы лучше понять ее место и роль, воспользуемся взглядом со стороны, обратимся к классической работе британского историка Арнольда Тойнби «Постижение истории». Этот автор рассматривал возникновение и упадок цивилизаций в терминах «Вызова-и-Ответа». Вот испытывает какое-то общество Вызов, угрозу со стороны природы или враждебных соседей. И дальше перед ним выбор – или погибнуть, уйти на вторые-третьи роли, или дать Ответ, создав свою цивилизацию.

По концепции Тойнби для русской цивилизации таким Вызовом было вторжение Степи «в результате кампании хана Батыя в 1237 г.». Степь – это не европейское вторжение соседнего феодала, где задача была – присоединить к своему лену немного земель с данниками, перераспределить в свой карман их барщину или оброк. А Степь – это война за пастбища. Нужна только территория – даже рабы нужны минимально, слишком высока производительность труда в кочевом скотоводстве.

Ну а данным русской цивилизацией «ответом стала ни больше ни меньше как эволюция нового образа жизни и новой социальной организации, что дало возможность оседлому обществу впервые в истории не просто удержаться под натиском евразийских кочевников и предпринять против них отдельные карательные экспедиции, но и реально осуществить продолжительное завоевание кочевнических земель и изменить ландшафт, превратив пастбища кочевников в крестьянские поля и заменив их передвижные становища оседлыми деревнями»…

То есть карательные экспедиции были лишь эпизодами. Победа Руси над Степью была, по Тойнби, достигнута превращением пастбищ кочевников в крестьянские поля, требующими куда большего объема труда, но зато дающими с той же площади много больше продукта. Обеспечивающими возможность иметь большее население, развивать экономику, формировать регулярные армии… Но для решении этой задачи требовался щит, который прикрывал бы освоенные крестьянской колонизацией земли от Дикого поля. Щит, который гарантировал крестьянину, что труды его рук не будут разграблены лихим набегом…

Природных границ – горных хребтов, как у Западной Европы –  у Московского княжества не было. Большие армии, необходимые для прикрытия юго-восточных границ, не позволяла иметь небольшая численность населения. И тогда выход был найден в создании Засечной черты. Засека – это быстровозводимое укрепление из  средних и крупных деревьев, поваленных крест-накрест вершинами в сторону противника. Быстро преодолеть ее степняки не могли, а задерживаться на одном месте, расчищая путь, им было затруднительно – кони съедали подножный корм…

Поскольку угроза от Степи была постоянной, то засеки непрерывно обновлялись, лес в их районах запрещалось рубить. Участки засек расширялись, соединялись между собой насаженными лесами, в которых при набеги скрывались местные жители. В систему обороны включались местные естественные препятствия – болота, овраги, озера, реки. Безлесные места поначалу перекрывались рвами и насыпями с частоколами, а затем за ними насаживались леса. Строительство «Большой засечной черты» Русского государства было закончено в 1566 году. В Смутное время засеки пришли в упадок, и были восстановлены к середине XVII века. Находились они в ведении Пушкарского приказа. Последний раз леса засекали в Северную войну, от угрозы вторжения Карла XII.

Потом засеки служили государству как источник корабельного леса (в 1730-32 г. значительная часть их была отведена брянскому адмиралтейству), и поставщик конструкционной и топочной древесины для Тульского оружейного завода. К концу XIX века засеками звались тульские лиственные казенные леса в Веневском, Тульском, Крапивенском и Одоевском уездах площадью в 39997 десятин. Словарь Брокгауза с горечью отмечал тогда, что «В литературе ничего еще не сделано для изучения истории и техники засечного дела в древней России»…

Положение изменилось к лучшему в середине тридцатых годов прошлого века. В 1935 году был создан государственный природный заповедник «Тульские засеки», имевший целью сохранение массива старовозрастных широколиственных лесов. Он действовал до 1951 года. С 1977 года на части засечных лесов существует Крапивенский заказник. Ну а сейчас ведется активная деятельность по восстановлению охранного статуса интереснейшего исторического и природного памятника. Началась она еще в 1990-е, с отдельных выступлений местных краеведов, историков и биологов, обращавших внимание на проблему засек.

На этом этапе решались локальные задачи – скажем, включение части территории бывшего заповедника в состав выделенной Ключевой орнитологической территории международного значения «Лес "Тульские засеки"» (ТУ-001). Да, такая территория не получает автоматически статуса охраняемой, но сделанный специалистами обзор орнитофауны Тульских засек обеспечивает привлечение к проблеме научной общественности. То есть – обратим внимание! – инициаторами выступают ученые, экспертное сообщество. Это изначально гарантирует серьезность предлагаемой инициативы.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, как говаривали наши предки. Тем, кто затевает серьезный междисциплинарный проект, связанный с изменением правового статуса большой площади земель, равно как и с привлечением в будущем постоянного федерального финансирования, стоит набраться терпения. Инициативу ученых по возрождению на качественно новом уровне заповедника «Тульские засеки», существовавшего в довоенные годы, поддержал Общественный совет министерства природных ресурсов и экологии Тульской области. Осенью 2012 года руководитель этого регионального ведомства Александр Таранюк объявил, что регион будет добиваться придания ему статуса национального парка. 

Прошедшее между публикациями ученых в конце девяностых и решением Общественного совета в начале десятых время ушло на составление научно-обоснованной концепции национального парка, на согласование его с заинтересованными сторонами. Но и после этого проблема создания нового национального парка привлекала к себе внимание общественных активистов. Так на портале change.org была опубликована петиция «Создать национальный парк "Тульские засеки"». Далее в дело включились общественно-политические организации.


Читать далее
© "ГосВопрос", 2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "ГосВопрос" обязательна.
Хотите получать материалы сайта?
Мы в соцсетях