Практичные статьи
для активных граждан и НКО

Практики  /  Государственное управление

Как бороться с подростковыми бандами в школе?

Мы привыкли считать подростковые банды пережитком 90-х. Но тем печальней и угрожающе звучит статистика с мест — порой напоминающая фронтовые сводки. Полистайте новости: массовые драки, убийства, кражи, вымогательство — и всё с участием детей! Растёт число тяжких преступлений. «Блатная культура» проникла в социальные сети, где нашла благодатную почву (видели группу «Арестантского Уркаганского Единства»?). Вести порой настолько дикие (как вам такая из Оренбурга: 14-летние, придумавшие себе «жизнь по воровским понятиям», заставляют младших заниматься попрошайничеством и воровством?), что в них с трудом верится.

Но что можно противопоставить этому неожиданному «криминальному ренессансу»? Из немногочисленных пока ещё интервью с потенциальными членами рабочей группы вырисовывается следующая картина мер профилактики.

Во-первых, планируется либерализовать систему наказания несовершеннолетних, совершивших преступления и правонарушения. Главную роль тут должна сыграть так называемая служба социальной медиации — занимающаяся внесудебным урегулированием споров, связанных в том числе с «трудными» подростками. Этот бесплатный для граждан социальный институт создаётся в России с начала десятилетия, но всё ещё незнаком большинству россиян.

Медиатор (буквально: посредник) не занимает позицию ни одной из сторон, а помогает им примириться. Нарушителя убеждают возместить моральный и материальный ущерб, в то же время не изменив его социального статуса (не навешивая ярлыка «преступник», не отправляя в детские исправительные учреждения, где психика ребёнка может быть деформирована необратимо), жертву — простить. Не все согласны, что это поможет, не все понимают даже, как именно такая схема будет работать применительно к детям, но по крайней мере это свежая идея.

Во-вторых, следует ожидать радикального реформирования детского досуга. Развалив советскую систему, мы пустили процесс на самотёк — в результате она коммерциализовалась. И особенно в бедных регионах, малоимущих семьях, дети теперь не могут позволить себе кружки, секции. Чем это обернулось — очевидно: когда госорганы не работают с детьми, с ними начинает работать криминал. Поэтому необходимо вновь сделать детский досуг абсолютно доступным и разнообразным.

Есть, однако, и третий пункт, который сегодня хотелось бы разобрать подробней. Это проблема школьного насилия: драки, унижение словом и действием, травля — в общем, любые формы насилия детей по отношению к детям. Из всех слагаемых подросткового бандитизма, это — самое парадоксальное и полное заблуждений.
Читать далее

Как бороться с подростковыми бандами в школе?

Мы привыкли считать подростковые банды пережитком 90-х. Но тем печальней и угрожающе звучит статистика с мест — порой напоминающая фронтовые сводки. Полистайте новости: массовые драки, убийства, кражи, вымогательство — и всё с участием детей! Растёт число тяжких преступлений. «Блатная культура» проникла в социальные сети, где нашла благодатную почву (видели группу «Арестантского Уркаганского Единства»?). Вести порой настолько дикие (как вам такая из Оренбурга: 14-летние, придумавшие себе «жизнь по воровским понятиям», заставляют младших заниматься попрошайничеством и воровством?), что в них с трудом верится.

Но что можно противопоставить этому неожиданному «криминальному ренессансу»? Из немногочисленных пока ещё интервью с потенциальными членами рабочей группы вырисовывается следующая картина мер профилактики.

Во-первых, планируется либерализовать систему наказания несовершеннолетних, совершивших преступления и правонарушения. Главную роль тут должна сыграть так называемая служба социальной медиации — занимающаяся внесудебным урегулированием споров, связанных в том числе с «трудными» подростками. Этот бесплатный для граждан социальный институт создаётся в России с начала десятилетия, но всё ещё незнаком большинству россиян.

Медиатор (буквально: посредник) не занимает позицию ни одной из сторон, а помогает им примириться. Нарушителя убеждают возместить моральный и материальный ущерб, в то же время не изменив его социального статуса (не навешивая ярлыка «преступник», не отправляя в детские исправительные учреждения, где психика ребёнка может быть деформирована необратимо), жертву — простить. Не все согласны, что это поможет, не все понимают даже, как именно такая схема будет работать применительно к детям, но по крайней мере это свежая идея.

Во-вторых, следует ожидать радикального реформирования детского досуга. Развалив советскую систему, мы пустили процесс на самотёк — в результате она коммерциализовалась. И особенно в бедных регионах, малоимущих семьях, дети теперь не могут позволить себе кружки, секции. Чем это обернулось — очевидно: когда госорганы не работают с детьми, с ними начинает работать криминал. Поэтому необходимо вновь сделать детский досуг абсолютно доступным и разнообразным.

Есть, однако, и третий пункт, который сегодня хотелось бы разобрать подробней. Это проблема школьного насилия: драки, унижение словом и действием, травля — в общем, любые формы насилия детей по отношению к детям. Из всех слагаемых подросткового бандитизма, это — самое парадоксальное и полное заблуждений.
Читать далее
© "ГосВопрос", 2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "ГосВопрос" обязательна.
Хотите получать материалы сайта?
Мы в соцсетях