Суть «эффекта Бильбао», казалось бы, проста: в 1997 г. в этом городе по проекту американского архитектора Фрэнка Гери был построен филиал музея Гуггенхайма. Но основной эффект нового музея был в мощном воздействии на экономику города. Он стал одним из градообразующих предприятий, а Бильбао из провинции превратился в модный туристический центр. Строительство музейного здания обошлось в 75 млн долларов, но в настоящее время оно ежегодно обеспечивает городу миллионный приток туристов, и приносит местной экономике до 250 миллионов долларов.

Проект музея был признан мировыми урбанистами одним из самых удачных случаев воздействия на экономику и имидж города путём строительства нестандартного архитектурного объекта, моментально ставшего главной городской достопримечательностью, отразившего общественный запрос на эффектную архитектуру и привлекшего в город туристов. C тех пор данный феномен воздействия культуры на экономику не дает покоя многим: исследователи стараются вычленить составляющие успеха, а практики - повторить его в других городах мира.


До этого на протяжении практически всего прошлого столетия Бильбао, древний город в провинции Бискайя, расположенной в Стране Басков на севере Испании, копировал в своем развитии сотни других испанских и европейских городов, развиваясь в первую очередь как морской порт, а также центр промышленности и добычи полезных ископаемых (окружающие город горы богаты железной рудой). 

Однако в результате разразившегося в 70-80-х годах прошлого века экономического кризиса Бильбао начал приходить в упадок. Шахты и заводы банкротились и закрывались десятками, безработица достигла 20%, а в довершение ко всему этому в 1983 г. из-за проливных дождей произошло наводнение, в результате которого значительная часть города была сильно повреждена, не обошлось и без человеческих жертв.

Руководителем проекта был выбран уже широко известный к тому времени американский архитектор Франк Гери, перед которым поставили задачу возвести для музея здание, не уступающее по уровню “знаковости” знаменитому Оперному театру в Сиднее, построенному в стиле экспрессионизма в 1973 г. по проекту датского датчанина Йорна Утзона - наверное, первому сооружению послевоенной постройки, сразу получившему статус национального символа.

И Гэри такое действительно удалось — построенное по его проекту в заброшенной портовой зоне из облицованного титаново-цинковыми пластинами известняка здание представляется чем-то особенным каждому, кто его видит — оно похоже на космический корабль или диковинный цветок, а сами местные жители называют его артишоком. Считается, что именно с этого проекта началась современная архитектура, основанная на компьютерных расчетах, новых материалах, непривычной форме здания.

Городской бюджет потратил на строительство этого творения $75 млн (а по неофициальным данным — аж в два раза больше), но результат превзошел все ожидания. Про Бильбао узнал весь мир, и в первые после открытия музея три года город посетило более 4 млн туристов, принесших в копилку местной экономики более $400 млн., и этот поток не иссякает до сих пор

Надо, конечно, понимать, что одним только строительством даже самого удивительного и необычного музея в городе вряд ли добились бы такого эффекта. Системный подход к реконструкции города проявился во многих аспектах. Помимо строительства музея, в городе так же строилось новое метро, для проектирования которого был приглашен ещё один всемирно знаменитый архитектор Норман Фостер. По проекту не менее влиятельного  специалиста мирового уровня Сантьяго Калатравы в Бильбао были построены местный аэропорт и знаковый “белый мост” Субисури. Отметилась тут и всемирно известная Заха Хадид, спроектировавшая жилой квартал на одном из искусственных островов.


На полученные от эксплуатации музея средства была усовершенствована транспортная и пешеходная инфраструктура, в центре Бильбао разбиты парки, обустроен трехкилометровый променад вдоль реки. В 2000 г. был сдан дополнительный терминал аэропорта, а в 2002 г. в дополнение к метро была запущена трамвайная сеть. В итоге столь масштабные преобразования позволили городу стать одним из самых привлекательных городов Испании.

Надо сказать, что, несмотря на колоссальный успех проекта в Бильбао, повторить его в других условиях оказалось отнюдь не просто. Так, к примеру, на волне успеха Фрэнк Гери получил заказ на строительство здания Музея рок-н-ролла в Сиэтле, который от построил, вдохновляясь образами гитар, разбитых на сцене легендарным певцом и музыкантом Джимми Хендриксом. Однако сооружение, от которого ждали очень многого, в том числе помощи в превращении центра Сиэтла в привлекательное для туристов место и его увековечения на архитектурной карте мира, вышло, по мнению многих критиков, не слишком удачным, да и число посетителей оказалось меньшим, чем ожидалось. В результате часть здания пришлось переформатировать в Музей экспериментальной музыки.

Одним из наиболее свежих примеров попытки воспроизвести «эффект Бильбао» является открытие в 2012 г. в промышленном городе Ланс на севере Франции филиала знаменитого парижского музея Лувр. Четыре прямоугольных здания в ультрасовременном стиле построены из матового стекла и металла на территории заброшенной угольной шахты. В музее, строительство которого обошлось примерно в 200 миллионов евро, представлены работы Ботичелли, Рафаэля, Рубенса, Рембрандта и Пуссена.


Ланс был выбран для осуществления данного проекта во многом именно из-за того, что этот город уже несколько десятилетий находился в глубоком упадке из-за прекращения добычи угля в регионе. Уровень безработицы здесь один из самых высоких по стране — до 25 %. Выгодным является и стратегическое положение Ланса — всего один час езды до тоннеля под Ла-Маншем, полчаса до Бельгии, два часа до Голландии, еще чуть больше — до Германии и Дании. Город находится во втором по плотности населения районе Франции. Кроме того, соседний Лилль является популярным направлением для путешествий выходного дня у британских семей. Действительно, уже в первый год существования музея его посетило примерно 900 тысяч туристов, что заставило местные власти обещать дальнейшие  инвестиции в отели, рестораны и магазины для будущих посетителей и уповать на дальнейшее позитивное воздействие «эффекта Бильбао».

Пока трудно сказать, можно ли с готовностью переносить рецепты Бильбао на отечественную почву. Понятно, что из-за размеров нашей страны сложно рассчитывать на кардинальное перераспределение туристических потоков в какое-то конкретное место, даже в случае создания там нового уникального культурного объекта. Вспоминается в данной связи недавняя попытка создания в Перми первого за пределами Москвы и Санкт-Петербурга музея современного искусства. Однако здесь, в отличие от Бильбао, новое сооружение для музея возводить не стали, а приспособили под него пустующее здание бывшего Речного вокзала, которое, даже после ремонта, не могло претендовать на знаковый, иконический характер, способный преобразить город. Также отказались, к сожалению, в Перми, сославшись на отрицательный результат технической экспертизы, и от строительства нового здания для местной художественной галереи.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.