Каждому бизнесмену хочется вырасти. Маленькому стать средним, среднему выбиться в крупные… Но иногда бывает, что более низкий статус – не крупного, а среднего – оказывает бизнесу помощь, давая шанс воспользоваться программами господдержки. И помощь эта может быть такого объема, что может принести существенную выгоду целым регионам. Причем регионам с наиболее сложной социально-экономической ситуацией.

Есть в народном хозяйстве такая отрасль – легкая промышленность. Под ней в отечественной классификации понималась совокупность специализированных отраслей промышленности, производящих предметы массового потребления из различных видов сырья. Это, прежде всего, текстильная, швейная, кожевенная, меховая, обувная промышленности. То, без чего немыслим повседневный быт. В СССР в 1971 году, удельный вес легкой промышленности в общем объёме промышленного производства составил 17%, а в товарообороте – 25%, среднегодовая численность промышленно-производственного персонала превысила 5 млн. человек.

За следующие двадцать лет объемы производства легпрома возросли – Советский Союз занимал первое место в мире по производству обуви, второе место по производству текстильных и швейных изделий – но доля легкой промышленности в общем объёме производства СССР на 1990 год составляла 11,9%. Снижение практически в полтора раза – старшие читатели легко вспомнят, к какому дисбалансу денежной и товарных масс, к какому дефициту и пустым полкам это привело…


В 1990-е годы, в постсоветский период, доля легкой промышленности резко снизилась, составив в 2003 году только 1,4% от общего объема производства. Это объяснялось дешевизной труда в получившем доступ к российскому рынку Китае, в разрыве цепочек поставок хлопкового сырья из республик Средней Азии, последовавшем после распада СССР. Ну а резко возросший в цене в «нулевые» сырьевой экспорт дал возможность надеяться на то, что Россия сможет закупать подавляющее большинство продукции легпрома за рубежом…

Но потом наступил конец сырьевого суперцикла – цены на углеводороды и металлы пошли вниз. Да и в Поднебесной зарплаты существенно выросли – осенью 2015 года Китай обогнал Россию по средней зарплате. И это привело к тому, что осенью 2016 года агентство Bloomberg отметило, что впервые с царских времен Россия обладает более дешевой – а, следовательно, и более конкурентоспособной – рабочей силой, чем Китай. Особенно – в тех регионах, где о средней по стране зарплатах могут только мечтать, особенно представительницы прекрасного пола.

То есть падение рубля; повышение стоимости рабочей силы в Китае; обширный, хоть и не самый платежеспособный, внутренний рынок… Все это, казалось бы, создает превосходные предпосылки для роста отечественной легкой промышленности. Именно легкой – требующей сравнительно небольшой капитал для открытия бизнеса. Имеющей повсеместные рынки сбыта. Создающей на одну и ту же сумму вложений значительно больше рабочих мест. Да и обеспечивающей рабочими местами преимущественно женщин – в 2005 году они составляли 80% от 550 тысяч человек, занятых в отрасли. Все это могло бы решить массу проблем небогатых регионов.

Могло бы… Но вот если СССР перерабатывал 2 млн тонн хлопка в год, то в России на 2015 год этот объем упал до 90 тыс тонн. В январе 2016 года произведено на 1,7 млн. пар обуви меньше, чем в предыдущем месяце и на 400 тыс. пар меньше, чем в январе кризисного 2010 года. Только 12% детской обуви производят российские предприятия, остальное приходится на импортную продукцию. По оценке самих российских производителей доля импортных материалов и комплектующих достигает у них 80%.

Почему же такое происходит – зарплаты у нас ниже, а рынок легкой промышленности занят иностранными товарами? Да, есть рост – за 2015 год производство синтетических тканей в прошлом году по сравнению с предыдущим выросло на 14,7%, материалов нетканых – на 25,1%, спецодежды – на 9,1%, замши – на 19,2%. Поднялось на 21% и производство одежды из искусственного меха. Но все это – крайне мало. Хотелось бы большего – но не получается… Почему?


Да потому, что хоть легкая промышленность менее капиталоемка, чем машиностроение или электронный хайтек, ей также нужны капиталы. И основной, вкладываемый в здания, сооружения, станки и оборудование… И оборотный, на который закупают хлопок и ткань, нитки и искусственный мех, подкладку и фурнитуру. А этого капитала отечественному легпрому и не хватает – собственные оборотные средства были в значительной степени съедены скачком инфляции, последовавшем за девальвацией рубля в декабре 2014 года.

Ну а взять кредит в банке… Ну, хоть инфляция у нас и ожидается в 2017 году по официальным оценкам рекордно низкой, в рамках 4%, но на банковских ставках это пока не сказывается. Их высота делает заемные средства недоступными для значительной части реального сектора отечественной экономики, в том числе и для легкой промышленности. И вот в Минэкономразвития нашли способ частичного решения этой проблемы.

В основу его были положены действующие в нашей стране механизмы поддержки малого и среднего предпринимательства. Критерии среднего бизнеса – это численность сотрудников до 250 человек и выручка до 2 млрд рублей. Только вот легкая промышленность из-за своей специфики не могла ими воспользоваться. У ткацких фабрик при меньшем объеме выручки численность сотрудников обычно достигала от 500 до 800 человек. Из-за этого предприятия легпрома были не вправе получать льготные кредиты, которые могли бы способствовать развитию отрасли и созданию новых рабочих мест – не говоря уже о решении задачи импортозамещения, о которой так любят говорить.

Так что, по словам директора департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции МЭР Максима Паршина, подготовлен законопроект, в соответствии с которым «правительству будет дано право определить иное значение численности занятых для отнесения предприятий легкой промышленности, занятость у которых превысила порог в 250 человек, к субъектам среднего предпринимательства». Правда, для этого на продукцию легкой промышленности у такого предприятия должно приходиться не менее 70% выручки.

В первую очередь новый порядок будет распространен на ткацкие производства, продукция которых, расходясь дальше по технологическим цепочкам, способна дать мультиплицирующий эффект – как для экономики страны, так и для отдельных регионов. По данным системы «СПАРК Интерфакс», в 2015 году в стране было 138 предприятий легкой промышленности, имеющих выручку менее 2 млрд рублей и численность работников более 250, но менее 1000 человек. Именно эти предприятия смогут, благодаря новой инициативе, получить льготное финансирование.

Это – примерно пара предприятий на регион. И властям городов и регионов будет крайне важно позаботиться о том, чтобы легкая промышленность воспользовалась предоставляющейся возможностью. Это ведь крайне важно – увеличение продукции ткацких производств даст возможность запустить производства швейные там, где есть незанятые руки. Причем формы организации этих производств могут быть самыми разнообразными – автор много лет наблюдает кооператив, шьющий детскую одежду, где компьютерный раскрой сочетается с надомным производством. Так его продукция и до девальвации-2014 была конкурентоспособна с китайским импортом.

А своя легкая промышленность – это деньги, остающиеся в регионе и стране. Ну а если сбить посредническую наценку, избавиться от тех торговцев, что купив китайское у МКАДа, перепродают его вдвое дороже в небогатом райцентре в трех часах езды от границ столицы, то это сможет понизить стоимость потребительской корзины в регионах, что крайне важно в сложившихся социально-экономических условиях. Так что экономическим отделам администраций регионов и городов стоит позаботиться, чтобы их легпром на общее благо воспользовался предоставляемым шансом!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.