Тенденция, при которой население постепенно перебирается из сельской местности и малых городов в крупные, присуща не только нашей стране и носит общемировой характер. Помимо общего падения рождаемости, являющегося чертой всех постиндустриальных обществ, одной из основных причин этой миграции является большая привлекательность жизни в мегаполисе, со всеми ее возможностями в плане разнообразия мест учебы, работы, развлечений и так далее, и тот факт, что такие перспективы отсутствуют в малых городах. Прежде всего это связано именно с исчезновением рабочих мест по причине закрытия предприятий, прежде всего традиционных видов промышленности: горнодобывающей, машиностроительной, сталелитейной и т.д.

В нашей стране особенный удар в плане оттока населения был нанесен по малым городам, вся жизнь которых крутилась вокруг какого-либо из промышленных предприятий, созданных в эпоху индустриализации уже в советское время. В первую очередь к ним относились заводы, включая «оборонку», леспромхозы, угольные разрезы, центры золотодобычи и т.д., составлявшие основу так называемых «моногородов». Так традиционно характеризуют населенные пункты, где более 25% экономически активного населения работает на одном градообразующем предприятии либо в едином производственном комплексе, на долю которого приходится более половины объема промышленного производства в этом населенном пункте.

В настоящий момент, по статистике, в России насчитывается примерно 800 (если считать малым город с населением менее 50 тыс человек), хорошо чувствует себя лишь их незначительное количество, входящих, скажем, в систему Росатома, либо построенных вокруг предприятий нефтегазовой отрасли, а 90% продолжает жить на дотации и субсидии федерального бюджета. Сокращение числа жителей в маленьком городе ведет к ухудшению городской среды и избыточности инфраструктуры. Уменьшение трудовых ресурсов — к снижению инвестиционной привлекательности и, соответственно, к дальнейшему усилению оттока населения. Кроме этого, в таких «деградирующих городах» стремительно увеличивается доля пожилого населения, они превращаются в своего рода «дома престарелых», что при этом ведет как к дополнительной нагрузке на социальные службы, так и в изменении внутригородской культуры.

Проблема заключается еще и в том, что в наших властных структурах до сих пор отсутствует четкая политика относительно будущего малых городов. Так, еще в 2011 г. министр экономического развития Российской Федерации Э.Набиуллина заявила, что в России вряд ли удастся сохранить жизнеспособность всех малых и средних городов, в ближайшие годы из них переселится в крупные города примерно 15-20 миллионов человек, и необходимо планировать городскую политику с учетом именно этого фактора.

В мире есть три основных подхода к решению проблемы сокращения населения в малых городах. Первый — это игнорирование проблемы, попытки продолжить жизнь как она идет (так это в основном и происходит в российской глубинке). Вторая модель — активная поддержка воспроизведения населения как путем повышения рождаемости, так и путем привлечения переселенцев, в том числе мигрантов. Ну и, наконец, третий вариант — выстраивание новой экономико-социальной стратегии с учетом изменившихся условий. И в мире есть примеры, когда умиравшие было малые города находят в себе силы кардинально измениться и отыскать в себе стимулы для новой жизни.

Одним из таких примеров является город Юбари в северной японской провинции Хоккайдо. Когда-то он считался угольной столицей Японии, а его население в 1960 г. достигало 117 тысяч человек. Однако, в основном из-за общей тенденции к все большему использованию в Японии нефти в качестве основного топлива, а также из-за целого ряда аварий с достаточно большим количеством человеческих жертв на местных шахтах, к концу 80-х годов угольная отрасль в районе Юбари пришла в упадок, и в 1990 г. все шахты здесь были окончательно закрыты.

Городские власти сделали попытку оживить местную экономику, организовав в Юбари международный кинофестиваль, а также взяв в начале 90-х гг. у государства займы на строительство в городе и вокруг него сразу нескольких тематических парков развлечений, но эти парки так и не смогли в итоге привлечь сюда более-менее существенное количество туристов. Кроме этого, значительные средства городского бюджета были потрачены на выкуп у угольных компаний и последующую реконструкцию домов, в которых проживали рабочие, чтобы обеспечить их сохранение после закрытия шахт. В результате в 2007 г. город, население которого к тому моменту едва превышало 10 тысяч человек, при этом почти половину из этого числа составляли пенсионеры, был признан банкротом: его долги составили 35 млрд йен (около 300 млн долларов по курсу на то время) при бюджете города в 4 млрд йен. Это был первый такого рода случай в Японии, где, кстати, до этого по закону банкротство городов не допускалось вообще.

Чтобы избежать превращения Юбари в город-призрак, новый городской совет принял решение постараться спасти его, выплатив долги путем принятия мер жесткой бюджетной экономии, прежде всего в плане радикального секвестирования муниципальных расходов. Совет начал с себя, приняв решение об увольнении половины из трехсот муниципальных служащих в городе (при этом из 57 руководителей муниципалитета было уволено 54) и снижения на 30% зарплат оставшимся. Одной из первоочередных мер стало сокращение числа муниципальных школ путем их слияния — из одиннадцати учебных заведений сделали четыре. Кроме этого, было радикально урезано финансирование содержания муниципальных бассейнов, городских парков, даже общественных туалетов. Были изменены регламенты на уборку снега: теперь зимой снегоуборочная техника выезжает на улицу, когда уровень снежного покрова на дороге достигает 15 сантиметров, а не 10, как раньше. Также было решено снизить статус местной больницы, доведя его до уровня обычной клиники, что тоже позволило сэкономить определенный объем средств. В дополнение к этому, были подняты налоги с физических лиц.

Нестандартным начинанием местных властей стало превращение Юбари в так называемый «компактный город».

В рамках этой инициативы несколько сотен семей, прежде всего пенсионеров, проживающих в муниципальном жилье, было переселено из пригородов в новые дома, расположенные в центре города. Это позволило как повысить эффективность работников социальных служб, которым теперь не приходится преодолевать ежедневно значительные расстояния для ухода за своими подопечными, так и получить возможность оптимизировать маршруты общественного транспорта. Примечательно, что отнюдь не все жители изначально поддержали эту инициативу. Некоторые, особенно самые пожилые, хотели остаться в домах, к которым они уже привыкли за десятилетия, упирая на то, что им в принципе осталось не так много лет жизни, однако их в итоге удалось переубедить. Покинутые жителями дома в целях экономии были отключены от всех коммуникаций.

Все эти меры в комплексе позволили местным властям, в частности, сократить на 30% расходы на содержание муниципального жилья и, несмотря на падение доходной части бюджета на две трети с 2009 г., выплатить уже примерно треть накопившегося к моменту банкротства долга. Несмотря на прогнозируемое дальнейшее сокращение населения чуть ли не вполовину к 2030 г., и необходимость отдать государству в течение ближайших десяти лет еще 25 миллионов йен долга, город смотрит в будущее с осторожным оптимизмом — здесь планируется дальнейшее строительство муниципального жилья в центре уже для работающих жителей из пригородов, осуществляются программы предоставления жилья по низким арендным ставкам для молодежи, осуществляется программа привлечения иностранных инвестиций — в городе недавно открылась фабрика по производству средств традиционной китайской медицины — и т.д. В окрестностях города продолжают выращиваться знаменитые королевские дыни Юбари, которые ценятся гурманами за идеально круглую форму, текстуру кожуры и уникальный вкус. Цена этих дынь, особенно первого урожая, на аукционах может доходить до 27 тысяч долларов за пару.

Многие японские демографы и урбанисты смотрят сейчас на Юбари как на модельный город, исходя из того, что Япония сейчас является как стремительно стареющей страной (каждому четвертому японцу сейчас более 65 лет), так и местом, где малые города находятся из-за этого под максимальной угрозой исчезновения. Более того, ожидается, что население Японии, которое сейчас составляет 127 миллионов человек, из-за низкой рождаемости и строгих иммиграционных законов, ограничивающих приток в страну мигрантов, сократится к 2060 году до 86 миллионов, из которых лица за 65 будут составлять уже 40%, что, естественно, критически повлияет на местный рынок труда.


Применим ли опыт Юбари для наших городов? В первую очередь, нельзя не отметить, что все вышеупомянутые меры принимались при абсолютной поддержке местного населения. В Японии вообще существует огромный опыт деятельности гражданских организаций и вовлечения профсоюзов в общественную жизнь. Так, еще в 2007 г. при муниципалитете Юбари был основан Совет граждан по городскому возрождению, с помощью которого координируется активность горожан в области общественных работ и коммунального управления. Жители города также взяли на себя содержание нескольких городских общественных центров, когда их хотели закрыть в качестве меры бюджетной экономии. Помимо этого, часть вышедших на пенсию сотрудников муниципалитета, объединившись в организацию под названием Центр жителей и поддержки Юбари, продолжают выполнять определенные необходимые властям виды деятельности, получая за это не зарплату из бюджета, а пособия от местных профсоюзов.

В России, как можно предположить, подобный коллективизм вряд ли будет поддержан на уровне, аналогичном японскому, где такой дух воспитывался сотни лет и где призыв к ограничениям ради будущего блага традиционно находил отклик среди населения. К ограничениям, которые накладывает бюджетный дефицит на деятельность коммунальных служб, в наших малых городах, конечно, уже привыкли, но есть сомнения, что у нас будет иметь успех связанная с добровольно-принудительным переездом жителей концепция «компактного города» — в наших городах преобладает частный сектор жилья, и заставить горожан отказаться от своего имущества может только предложение солидной компенсации, на которую необходимы дополнительные бюджетные средства. В данной связи можно предположить, что изначальным драйвером, который может побудить наше население позитивно откликнуться на меры по спасению малого города, принимаемые по японскому принципу, может стать разве что активная позиция местных властей (особенно если, как в Юбари, чиновникам для начала демонстративно урезать себе зарплату и произвести кадровую оптимизацию аппарата управления).

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.