С первых дней существования государств они формируют регалии – исключительные права на какие-либо действия. Например, регалии звериной и птичьей ловли. И борьба с нарушением этих исключительных прав, с браконьерством, есть извечное дело государственных служащих. Как же обстоит дело с борьбой с браконьерством в России XXI века, и почему это важно для страны в целом?

Россию в обиходе всегда сопоставляют с медведем. Но наибольшее внимание общества, и отечественного, и мирового, из наших зверей привлекает амурский тигр. Его помещают на монетах, для его защиты было принято постановление Правительства России от 7 августа 1995г. № 795 «О сохранении амурского тигра и других редких и находящихся под угрозой исчезновения видов диких животных и растений на территориях Приморского и Хабаровского краев». 2013 года Русским географическим обществом в 2013 году был создан специальный Фонд – Центр «Амурский тигр».

Пристальное внимание, на первый взгляд… Но каковы же результаты всей этой деятельности? Ну, по сравнению с 1978 годом, когда тигра насчитывали 200 особей, результат есть. В апреле 2013 года численность популяции амурского тигра оценивалась в 450 голов и рассматривалась как стабильная. Даже намечался некоторый рост – за счет увеличения поголовья дикого кабана, служащего тиграм кормом. Но вот, к сожалению, «качество» зверя значительно упало… Амурский тигр традиционно рассматривался как самый крупный представитель кошачьих на планете – куда там африканским львам... Книги охотоведов рассказывали о зверях весом более 300 кг.

Но средний вес учтенных ныне самцов амурского тигра составляет ныне 176,4 кг, а самок – 117,9 кг (в любом гипермаркете увидите более тяжелую самку узконосой обезьяны…). Самый крупный самец, носящий радиоошейник, в настоящее время весит всего лишь 212 кг. Причина этому – человек и устроенная им отрицательная селекция. Каждый охотник в те времена, когда отстрел амурского тигра разрешался, каждый браконьер ныне, норовит взять трофей покрупнее… А в результате выживают те, кто помельче.


А деятельность браконьеров весьма интенсивна – только по официальным данным они хищнически добывают до 40 амурских тигров. То есть из популяции в 450 тигров браконьеры ежегодно изымают одиннадцатую часть. Последствия – учитывая, что живет амурский тигр в природе лет пятнадцать – представить нетрудно. А ведь параллельно идет еще и процесс уничтожения природной среды обитания амурского тигра, включаемой в хозяйственный оборот.

Ну, казалось бы, какое дело – дикая кошка, хоть и крупная… Только вот в современном постиндустриальном мире такие символы, бывшие в традиционном и индустриальном обществе символами престижа и зоологическими редкостями, превращаются в производительные силы, в основу экономики. На них стоит гигантская индустрия туризма – люди платят огромные деньги за то, чтобы посмотреть на достопримечательности, в том числе – живые. Мировой оборот экспорта туристической отрасли в 2015 году составил $1,232 трлн – ну а ВВП России в номинальных ценах в этом же году составил по данным ООН $1,326 трлн. Вполне сопоставимые числа… (Весь оборот туризма на планете переваливает за $4 трлн.)

Ну а котики, котики любимы людьми и в своем комнатном обличии – «Бог создал кота, чтобы человек мог погладить тигра» – и в дикой природе. Туры в национальные парки африканских стран, где можно из-за стекла туристического автобуса или джипа посмотреть на львов и леопардов, приносят в бюджеты этих стран весьма приличные суммы. А есть ведь еще и всякие там неимущественные права – обладание самым большим диким котом в мире – это не только престижно, но и при правильном управлении этим активом было бы весьма прибыльно…


Знаете, в Москве сейчас самая модная кошечка – породы саванна. Это гибрид бенгальской кошки и африканского сервала, до 60 см в холке и до 15 кг весом. Любители платят за них до 600 тыс. рублей. Прежде всего – за размер. Вот цена крупного котика домашних размеров. Ну а цена владения самыми крупными котами на планете может совокупно достигать вполне государственных размеров!

А есть еще леопарды – переднеазиатский, обитающий на Северном Кавказе; помните символа Сочинской олимпиады? Так в конце ХХ века их у нас было 2-3 пары… (Сейчас в дикую природу выпускают адаптированное потомство, выведенное в неволе.) Дальневосточный леопард, самый редкий – их всего 57 особей у нас и до дюжины в Китае.

Невесело обстоят дела и у копытных. Вот сайгак, гигантские стада которого кочевали в Калмыкии и Казахстане. Их численность по сравнению с серединой прошлого ХХ века сократилась до сорока раз. И изводит его та же причина, что и тигров – браконьерство. Видели ли на улицах объявления о покупке сайгачих рогов? Они, никогда желанным трофеем не бывшие – то ли дело рога сохатого! – используются в традиционной восточной медицине. А поклонников ее на планете стало заметно больше, да и благосостояние их прибавилось…

Высок в традиционной китайской медицине и спрос на внутренности тигров, на их кости… Так что это побуждает браконьеров – и местных, и забредших из-за Амура – поднимать руку на красивейшего зверя. А каждый изъятый из природы леопард или тигр – это не только угроза биологическому разнообразию, но и подрыв потенциала отечественной туристической отрасли. Да и распространение браконьерства формирует негативный образ страны – вспомним о влиятельности природоохранных организаций, об успехах зеленых на недавних европейских выборах!


Существующие наказания за браконьерство явно недостаточны. Вот что рассказывает министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской: «Браконьер-предприниматель был пойман три года назад с поличным. В подсобных помещениях, принадлежащих ему, были обнаружены несколько шкур тигра, гималайского медведя и других видов животных. Его оштрафовали на 10 млн рублей». Легко понять, что состоятельного человека штраф не остановит…

Поэтому Минприроды подготовил пакет поправок в законодательство, согласно которому наказание браконьерам за добычу «краснокнижных» животных будет составлять до девяти лет лишения свободы.

Это столько же, сколько статья 264 часть 6 УК РФ устанавливает за «пьяное» ДТП, повлекшее смерть двух и более лиц. Не слишком ли строго? Ну, в соседнем с нами Китае за убийство амурского тигра вообще установлена смертная казнь, аналогом чего было бы в нашем законодательстве пожизненное заключение.

Так что на состоятельную часть браконьеров, такое наказание подействует хорошо. Но – при одном условии: если каждый из них будет получать реальный срок тюремного наказания, а не отделываться штрафом или наказанием условным… (Швейцарский судья рассказывал, что он старается каждого попавшего к нему виновного «белого воротничка» определить именно в тюрьму, хоть и на небольшой срок – а вот «синим воротничкам», для кого тюрьма была бы отпуском, наоборот, наказывает штрафами, сравнимыми с их долгами по кредитам – им страшно именно это…)

Так что давайте не будем обманывать себя – сельским жителям, не имеющим ни работы, ни каких-то даже отдалённых перспектив её получить, все эти национальные парки и Красные Книги не указ. И даже сроком в девять лет их не запугать. Кто сомневается – посмотрите ролик о живодерне в селе Барабаш, сразу предупредим – он не для слабонервных. Но проблема-то остается – и как ее решать? Видимо, только общими усилиями. Законодателей – устанавливающих максимально строгие наказания за браконьерство, желательно с лимитированным «снизу» сроком. Правоохранителей – сроки эти раздающих.

Но главную часть работы должны сделать местные власти, природоохранительные охранительные организации и бизнес. Причем созданием позитивных стимулов для местных жителей. Мы говорили выше, что дикие звери – прекрасная основа для большого туристического бизнеса. Только вот бОльшая часть доходов от него должна бы доставаться регионам, местным жителям (возможно, это потребует изменения законодательства…). Тогда и только тогда, когда жители условного Барабаша будут знать, что от сохранения биологического разнообразия они будут иметь свою «толику малую», а в случае допущения хищнического промысла лишатся ее (коллективные наказания закон не допускает, но выключение «позитивной дискриминации» наказанием не является) они сами справятся с браконьерством.

И в других регионах – живой мир нашей страны грандиозен и многообразен – будет так же. Будет местному населению конкретная выгода от сохранения природы, будет работа в турбизнесе, будут привилегии на сопутствующие промыслы (скажем, исключительное право на выпуск сувениров с амурским тигром, отзываемое после первого погубленного котика) – все будет хорошо! Не будет – все меры Минприроды и примкнувших к ним «зеленых» НКО можно смело маркировать пиковым валетом, что в традиции отечественного гадания на картах от века означает «пустые хлопоты»!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.