Государственные и муниципальные чиновники привыкли к одной-единственной модели взаимоотношений с бизнесом – они издают регулирующие нормы, а предприниматели послушно им следуют или же пытаются «договориться по-хорошему». Но вот одна из крупнейших корпораций планеты, интернет-таксист Uber, капитализация которого превышает капитализацию «Газпрома», начала ответную кампанию против муниципалитетов. Ведя ее самыми передовыми методами кибервойны.

Некогда популярный в нашей стране марксизм учил, что суть исторических процессов – противоречие между производительными силами и производственными отношениями. И все происходящее вокруг Uber превосходно укладывается в эту схему. Ну, вот что было раньше? Такси, выкрашенные в уставной цвет – где черные, где желтые – которые надо было заказывать по телефону или брать на стоянках. Муниципалитеты, продающие таксистам лицензии и собирающие с них налоги. Водители, часто организованные в профсоюзы – за политическую поддержку, оказываемую ими властям, эти самые власти часто закрывают глаза на их «маленькие хитрости»: на объявления в кэбах, что при оплате карточкой стоимость проезда возрастает…

Нью-Йоркские таксисты выступают против Трампа – ну как их не любить «ослиной партии»…

А тут, в этот уютный и устраивающий всех – кроме пассажиров – мирок врывается интернет-бизнес. Предлагающий любому, у кого есть автомобиль и свободное время, зарегистрироваться на сайте Uber и оказывать услуги извоза – часто даже попутно к своим основным занятиям и поездкам – получая за это четыре пятых от уплаченного пассажиром; пятую, как правило, часть Uber берет себе за услуги диспетчеризации и платежного сервиса. При этом повышается коэффициент использования автомобиля, экономится дорогое и дефицитное стояночное место в городах…

Последствия появления интернет-такси (Uber тут только крупнейший в мире, а есть и национальные операторы, вроде «Яндекс.Такси», и операторы региональные, обеспечивающие «On-line заказ такси») уже весьма интересно сказались на транспортном поведении россиян. Автор знает достаточно много московских и питерских семей, которые отказались от второй машины, и заметное количество людей, кто отказался от собственной машины вообще. В принципе, если не проводить много времени за городом, без своей машины можно обойтись и в губернском полумиллионнике…

Но, как гласит Закон Ломоносова-Лавуазье, «ежели в одном месте прибудет, то в другом обязательно убудет». Прибыло у Uber, оцениваемого под семьдесят миллиардов долларов, ну а убыло у традиционных таксистов – а у таксистов и своя самоорганизация (поглядите на «бомбил» у аэропортов), и связи с муниципалитетами. Таксисты бросились жаловаться, митинговать, в привычном к беспорядкам Париже даже жгли машины уберов… Ну и по миру пошла волна запретов сервиса Uber, сопровождавшаяся обысками в Нидерландах и арестами во Франции.

Россию этот процесс также не минул. В сентябре 2014 года заместитель председателя комитета Госдумы по транспорту Александр Старовойтов (ЛДПР) предложил запретить Uber в России, заявив, что компания уже обвалила рынок такси в 55 странах. В августе 2015 года Федеральная антимонопольная служба России по просьбе представителей Федерации автовладельцев России проверяла Uber, GetTaxi и «Яндекс.Такси», но не нашла нарушений. Но пока мы видим «игру в одни ворота» – а ведь этому увлекательному занятию можно предаваться вдвоем… Что Uber и продемонстрировал.

И вот в начале марта 2017 года New York Times опубликовала материал о том, как Uber борется с попытками властей запретить или ограничить его деятельность. Для этого вполне в духе времени, наполненного сообщениями о «русских хакерах» и «хакерах ЦРУ», используются методы кибервойны. Речь идет о системе Greyball, «седые тестикулы», которая собирает персональные данные клиентов и анализирует их. Сама Uber утверждают, что Greyball помогает бороться с недобросовестными клиентами, которые нарушают правила предоставления услуг – запоминает и вычисляет тех, кто наскандалит, в машине наблюет...

Но системы обработки больших данных, к которым относится и вышеуказанная Greyball, хороши тем, что способны – даже если это и не задать в первоначальных паттернах обработки информации – вычислять и другие источники проблем. Например, чиновника, который проверяет, а не работает ли Uber там, где этот бизнес запрещен. Или полицейского под прикрытием, который вызовет через интернет машину, чтобы потом оштрафовать владельца. От них же тоже надо защищать бизнес…

И система Greyball это делает. Для начала она анализирует адреса, выделяя районы, где находятся административные здания. Далее программа проверяет, каким образом используют приложение находящиеся в этой зоне люди. Если открыл приложение, вызвал такси, поехал и расплатился – то все в порядке. Чиновник тоже не хочет переплачивать процентов двадцать традиционным таксистам (это в Берлине, у нас-то разница может быть куда больше).

А вот если человек часто открывает и закрывает приложение, то он идентифицируется в Greyball как предположительно связанный с властями. Например, сидящий у себя в офисе и пишущий справку… Есть способ борьбы и с полицейскими под прикрытием. Программа анализирует данные кредитных карт клиентов, выявляя таким образом карты, выданные сотрудникам госструктур – ну не станет же коп организовывать провокацию со своей собственной карточки, засвечивая ее потом в административном суде… Нет, для этого будет использована карточка, выданная отделом оперативного прикрытия и соответствующим образом залегендированная – только вот взломать эту легенду киберсистемам мегакорпорации вроде всепланетного интернет-таксиста проще простого…

Так что чиновник, желающий накатать жалобу в правоохранительные органы, или коп, норовящий поймать убер-водителя, вычислялись легко… Но что же с ними делать дальше? Алгоритм был прост – если человек определялся Greyball как имеющий отношение к властям, приложение Uber показывало ему, что свободных машин в настоящее время нет, или же заменяло основной экран приложения на фейковый. О существовании Greyball газете New York Times рассказали несколько бывших и действующих сотрудников Uber.

То есть система приравнивала чиновников и полицейских к возможным скандалистам или к конкурентам, собирающимся заманить убер-водителя в безлюдное место и там всласть попинать его, причинив максимально возможный ущерб машине-кормилице. Минимально возможная мера самозащиты… Никакого насилия – в Портленде, где Uber работал без получения разрешения, предлагая дешевые поездки аж с 2014 года, местные власти натравили на него копов. Но те, хоть и представлялись пассажирами, ни разу не смогли поймать убер-водителя – машины, первоначально получившие заказ, растворялись в воздухе, как только Greyball вычислял провокацию…

Член Европарламента Мариэтте Шааке потребовала от Еврокомиссии разобраться с Greyball…

Но поскольку эта сторона деятельности Greyball получила огласку – член Европарламента Мариэтте Шааке из голландской Демократической партии настрочила донос в Еврокомиссию, требуя разобраться с использованием этой программы – то 8 марта 2017 года Джо Салливан, главный сотрудник службы безопасности Uber, объявил о том, что корпорация однозначно запрещает использование этой программы для противодействия местным регулирующим органам. Правда, на реализацию этого запрета уйдет какое-то время…

Казалось бы, европейские бюрократы и традиционные таксисты могут торжествовать… Но вряд ли им стоит почивать на лаврах, которые могут оказаться похожими на необрезанные цветы роз. Никогда в истории не удавалось остановить развитие технологий – нет, попытки Японии изолироваться от прогресса были, но потом приходили «черные корабли» Мэтью Кэлбрайта Перри, и страну все равно приходилось открывать прогрессу… Каковой прогресс и принес Стране Восходящего Солнца процветание 70-80х годов ХХ века!

И бизнесы интернет-такси – интереснейшая возможность решения массы городских проблем. Начиная от газонов, раздавленных в грязь колесами «безгаражных» частников, до проблемы парковки в центре городов; от экономии семейных бюджетов до уменьшения количества машин, везущих только одного пассажира (интернет-сервисы позволяют удобно и безопасно набирать попутчиков)… И полиции есть чем заняться – было бы славно прижать тех таксистов, кто путем сговора вздувает цены у аэропортов и вокзалов, вроде бы даже создавая помехи GPS, что «уводит» клиента на версты в сторону…

Ну и конечно стоит помнить, что возможности обработки больших данных интернет-корпорациями никуда не делись. Противники Трампа могут организовывать кампании, вроде #DeleteUber. Но ведь и интернет-гиганты вполне могут поделиться своими накопленными большими данными с теми политиками, кто им симпатичен… Тьфу, не симпатичен, конечно, а выгоден! А знают они много, очень много… Так не лучше ли властям всех уровней не пытаться обернуть время вспять, а взаимодействовать с самыми передовыми бизнесами для решения реальных проблем своих стран, регионов и городов? Конфликт-то ничего хорошего не принесет!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.