В какую ловушку загоняет людей отсутствие выбора сферы деятельности, мы рассказали в материале «Моногород: капкан производительности и отдушина малого бизнеса».  И моногородов таких в России официально насчитывается 319, а 75 из них включены в список городов с наиболее сложным социально-экономическим положением. И вот сейчас появились неплохие признаки того, что Анжеро-Судженск Кемеровской области, восемнадцатый по степени тяжести ситуации моногород в России, разорвет капкан унаследованной от индустриальной эпохи специализации и покинет список моногородов.

Для того, чтобы понять ситуацию, сложившуюся в Анжеро-Судженске, обратимся к истории индустриализации нашей страны. Началось все со строительства Великой Сибирской магистрали, которое началось в 1891 году с тачки земли, лично отвезенной на место полотна будущим императором Николаем II, имя которого носит Ордена Ленина МИИТ. По старой русской традиции, вместо 329 млн.руб, ассигнованных на это строительство, к 1916 году было истрачено до 1,5 млрд руб… В.И.Ленин, еще не вождь пролетариата, но талантливый публицист, называл Сибирскую дорогу Великой «не только по своей длине, но и по безмерному грабежу строителями казенных денег…».

И вот проводившие геологическое обследование Транссиба «горные партии» нашли в бассейнах рек Малые Козлы и Мазаловский Китат угленосные отложения. В 1894 году была подана первая заявка на их разработку. В 1895 построен разъезд, в будущем – станция Анжерская. Появляется рынок сбыта угля – в 1896-97 гг. возникают Судженские копи, а с 1898 года по настоянию геолога П.К.Яворского начинает работу Анжерская казенная копь. В 1901 году строится электростанция, к 1915 году казенные Анжерские и частные Судженские шахты дают 92% угля Кузбасса.

В 1928 году поселки Анжерка и Судженск сливаются воедино. В 1931 году Анжеро-Судженск становится городом. Открываются профессиональные училища и рабфак. Проводится благоустройство и социальное развитие – разбивается парк и стадионы, открываются клубы и библиотеки. В декабре 1945 года, после опустошительной войны, в Анжеро-Судженске открывается драмтеатр. В конце пятидесятых строится красивейший Дом физкультурника… На апогее развития в городе было 7 заводов, 6 шахт.

Но в конце 1980-х годов в экономике страны в целом и Анжеро-Судженска в частности начали нарастать негативные процессы. Насколько они были связаны с неспособностью тогдашней советской плановой экономики «переварить» накопившиеся изменения в технологиях, а насколько предопределены самим прогрессом технологий – газом и нефтью, приходящими на смену углю, сказать трудно – это тема для добротной докторской. Но 15 июля 1989 года анжерские горняки собрались на митинг у тамошнего дома Советов. На митинге был избран городской стачечный комитет под руководством одного из замов главного инженера шахтоуправления «Сибирское» (как видим, революции и стачки всегда организует кто-то из руководства…). 

По мере того, как рушилась советская плановая экономика, горняки Анжеро-Судженка, терявшие рабочие места, имели все больше свободного времени, которое могли посвятить стачечному движению. Благодаря близости главного хода Транссиба у них был весьма эффективный инструмент борьбы, перекрытие рельсовых путей – к нему они прибегали в октябре 1994 года, в апреле 1997 года, в августе 1998-го года. Правда, ни на закрытие ставших нерентабельными шахт, ни на отток населения из города (оно с 1987 по 2016 годы упало со 112 до 73 тысяч человек) это не повлияло…

Конечно, оживление общерыночной конъюнктуры, последовавшее в нулевые годы благодаря повышательной волне сырьевого суперцикла, приток пресловутых нефтедолларов, остроту социальной ситуации в моногородах несколько смягчило, но структурные проблемы никуда не девались. Подтверждением этого было Распоряжение Правительства РФ от 29.07.2014 N 1398-р (ред. от 13.05.2016) «Об утверждении перечня моногородов», которым Анжеро-Судженск был включен в список моногородов Российской Федерации с наиболее сложным социально-экономическим положением.

Это было свидетельством понимания федеральными властями того, что вытащить себя из болота за волосы сами такие города не могут. Как мы рассказали в материале «Моногород: капкан производительности и отдушина малого бизнеса», отсутствие конкуренции между работодателями замораживает зарплаты в таких городах на таком низком уровне, что нет возможности создать достаточно платежеспособный местный рынок и запустить спираль мультипликации доходов. Нужна внешняя помощь – и не в строительстве одного, пусть и эффективного завода, привлеченного низкой стоимостью труда, а в изменении структуры местной экономики. 

Изменения к лучшему наметились после того, как моногорода стали получать статус территорий опережающего развития, ТОР. Статус этот устанавливает Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. N 473-ФЗ "О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации", и сути его очень радовались бы отцы экономической науки, от Ибн Хальдуна до фон Хайека. На ТОР происходит обнуление налога на добычу полезных ископаемых на первые четыре года, на десять лет происходит снижение налога на прибыль, устанавливаются сокращенные социальные выплаты, возможно обнуление налогов на имущество и на землю…

То есть отечественный законодатель превосходно осведомлен о достоинствах «Кривой Лаффера»; знает, что для того, чтобы территория начала развиваться опережающими темпами, необходимо резко снизить на ней налоговую нагрузку, и за счет упрощённых административных процедур значительно уменьшить трансакционные издержки, которые в нашей стране весьма высоки. И вот в сентябре 2016 года статус территории опережающего социально-экономического развития был предоставлен Анжеро-Судженску. Обратим внимание – председатель правительства счел важнейшим условием ускоренного развития территории снижение на ней налогов и трансакционных издержек!

Но это – макроэкономика. И одного благоприятного административно-налогового режима для развития недостаточно. Нужны еще конкретные действия в области микроэкономики. Нужно, чтобы было, куда вкладывать деньги, нужны современные объекты инфраструктуры. И вот тут-то руководство Анжеро-Судженского городского города и администрация Кузнецкой области продемонстрировали пример грамотного взаимодействия. Для реализации проектов ТОР был создан индустриальный парк площадью 180 гектаров.

Естественно, пустая площадка, пусть даже и с льготным административно-налоговым режимом, никому не нужна. Поэтому в рамках заключенного в 2015 году соглашения между регионом и Фондом развития моногородов к индустриальному парку был проложен магистральный водовод длиной 26 километров, от водозавода до инвестиционной площадки, и была возведена подстанция мощностью 40 мегаватт. Цена объектов около миллиарда рублей. Но и этого недостаточно для привлечения инвесторов – им же нужно не только производить продукцию, но и сбывать ее.

Эту проблему решают сформированные в индустриальном парке железнодорожные пути с выходом на Транссиб, на ту Великую Сибирскую магистраль, что и дала когда-то жизнь Анжеро-Судженску. Кроме того – к инвестиционной площадке подходит автомобильная дорога, дающая выход к трем направлениям – на Кемерово, на Красноярск и Томск. То есть – обратим внимание – на ранних этапах предусматриваются меры к тому, чтобы не сложилась зависимость будущих производств от монорынка.

Первым резидентом индустриального парка станет Анжеро-Судженский мелькомбинат, который планирует запустить на площадке обанкротившегося элеватора мукомольное производство, инвестиции в него составят 25 млн рублей. Вторым резидентом может стать проект «Анжеро-Суджеского химико-фармацевтического завода». Рассматривается проект стекольного завода. На очереди – деревообработка, нефтехимия, стройматериалы…Сниженные налогообложение и уменьшенные трансакционные издержки помогут этим предприятиям стать рентабельными – и возможно, уже в ближайшее время Анжеро-Судженск покинет список моногородов, дав отличный пример оставшимся в нем 318 населенным пунктам!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.