В конечном счете, практически все проблемы, возникающие в сфере как частной жизни, так и в государственном и муниципальном управлении, сводятся к недостатку денег. Бедность же – про которую мы регулярно рассказываем – затягивает в свою трясину и отдельных людей, и города, и целые регионы. Но вот в соседней Поднебесной мы видим успешные примеры того, как к благосостоянию идут целые районы, совсем недавно считавшиеся безнадежно бедными. Где в нашей стране может быть успешно применен этот опыт?

Амбициозная задача удвоения ВВП России за десять лет, которую в начале нулевых ставил Кремль, фактически была выполнена. Бывший министр финансов РФ Алексей Кудрин говорил весной 2015 года, что «…включая с 2000 года по 2014 год, мы получили примерно 94%. Пусть не за 10 лет, а за 15, но мы близки к удвоению ВВП страны». Ну а наш восточный сосед с 2003 по 2013 год увеличил свой ВВП с $1,641 трлн до $9,24 трлн, более чем пятикратно. Но, тем не менее, и на фоне этого беспрецедентного экономического роста в КНР есть огромные регионы, охваченные настоящей нищетой.

Прежде всего – это китайское село, особенно в северных частях страны. Там сходятся воедино сразу несколько бед – суровый климат, почти такой же, как у нас. Отдаленность от экономически развитых регионов. Неразвитость инфраструктуры – дороги ничуть не лучше, чем в нашей глубинке. И – что на первый взгляд необычно для воспринимающегося глубоко перенаселенным Китая – нехватка экономически активного населения. Энергичная молодежь, бросив родные края, устремилось на заработки в интенсивно развивающиеся города побережий, особенно южных.


Так что села северной китайской глубинки попадали в классическую ловушку бедности. Скудные почвы и суровый климат – значит, нет земельной ренты II типа, дающей возможность развивать экономику за счет доходов с сельского хозяйства (ну, сравните, как живет кубанское село и село костромское…). Нет доходов с сельского хозяйства – невозможно развивать инфраструктуру, строить те же дороги. Нет дорог – нет доступа к рынку, даже региональному – не продашь в сезон и ту сельскохозяйственную продукцию, которая уродилась.

И классический путь индустриализации – зазвать инвестора, чтобы он построил завод на недорогих землях – не подходит. Активная молодежь (а ее не так много – политика «одного ребенка на семью» проводится в Поднебесной с 1979 года) уже сбежала из родных фанз в заводские общежития, с перспективой покупки городских квартир. Так что, казалось бы, никаких вариантов развития северной китайской глубинки не остается… Но ведь Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин пообещал избавить страну от нищеты к 2020-му году.

А ведь глава Поднебесной в годы Культурной революции сам провел семь лет «трудового перевоспитания» в Шэньси, одной из беднейшей провинций Китая, и хорошо знает, что такое нищета. Поэтому достигнув высшего государственного поста он и поставил задачу строительства в стране «умеренно зажиточного общества». А для этого – избавиться от бедности. Ведь сегодня в Китае, по данным официальной статистики, за чертой бедности находится около 50 млн человек. Это те, чей годовой доход ниже минимального, установленного в 3000 юаней, около 25 тыс. рублей.

К 2020 году планируется как поднять минимальный годовой доход до 4000 юаней, приблизительно 33 тыс. рублей, так и уменьшить число людей, живущих ниже уровня бедности. Причем достичь этого предполагается не тупиковым европейским путем выдачи пособий, а вовлечением людей в производственный процесс. Процесс экономики постиндустриального общества – ведь Си Цзиньпин, будучи в начале восьмидесятых секретарем комитета КПК уезда Чжэндин, сумел значительно увеличить его доход, использовав туристический потенциал места, знаменитого древними пагодами и монастырями.

Но в деревнях севера туристических достопримечательностей нет. Как им помочь? А вот тут на помощь пришли современные технологии, интернет-экономика. Вот как рассказывают про выход из бедности так называемых «таобао-деревень» – Once poverty-stricken, China’s “Taobao villages” have found a lifeline making trinkets for the internet. Что же это такое – «таобао-деревня»? Давайте посмотрим на конкретном примере.


Вот бывший учитель математики Динь Пэйлин. Он владелец маленькой фабрики в селе Диньлоу в округе Дайцзи по производству театрального и кинематографического реквизита. Сейчас на его фабрике шьют формы медсестер для съемок фильма о Второй Мировой – священная для китайцев тема, они понесли в той войне чудовищные, точно не исчисленные, но памятные народу потери. Да и всякие костюмированные раздатчики реклам – как полагаете, где шьют для них костюмы? А вот в таких глухих деревнях Поднебесной!

И феномен вовлечения их в глобальную экономику сравнительно недавен – еще в 2013 году в мелкий бизнес был вовлечен только Динь – он продавал изготовленные местным художником фоны для фотосъемки – и еще несколько человек. Помогло развитию его факторов несколько факторов – прежде всего, появление интернет-магазина Taobao, принадлежащего корпорации Alibaba, оптимизированного для продаж от мелкого производителя к конечному производителю.

Но в деревне Диньлоу не было ни интернета, ни дорог, чтобы вывозить продукцию. Ей помог партийный секретарь округа Дайцзи, действующий в рамках государственной программы борьбы с бедностью. В рамках ее в округ были проложены и шоссейные дороги, и оптоволоконная линия связи, обеспечивавшая высокоскоростной доступ в интернет. Ну а такие предприниматели, как бывший учитель Динь, получили кредиты под низкие проценты – при условии найма на свои предприятия беднейших жителей округа. И политика эта дала свои плоды – за четыре года 6300 человек в округе Дайцзи подняли свои доходы до уровня, выводящего их выше черты бедности.

Обратим внимание – все это стало возможным благодаря хорошо скоординированным действиям властей Поднебесной и частного бизнеса. Центральные власти увеличили в 2016 году расходы на борьбу с нищетой на 43%, до более чем 66 млрд юаней. Власти провинций добавили к ним ещё 40 млрд юаней. Тратятся эти деньги в рамках пятилетнего плана развития, предписывающего целевое развитие 128 000 деревень, официально признанных беднейшими. Ну а корпорация Alibaba инвестировала 10 млрд юаней в строительство 100 000 обслуживающих центров Taobao, развитие логистической инфраструктуры и обучение местных жителей премудростям скорейшего выхода на рынок электронной торговли.

Как видим – успех достигается только благодаря полноценному частно-государственному партнерству. Без созданной частным бизнесом экосистемы магазинов Taobao вовлечь население беднейших деревень было бы невозможно – трансакционные издержки сбыта их продукции были бы столь велики, что сделали бы бизнес бессмысленным. Ну а без построенной государством инфраструктуры, дорог и волоконно-оптических линий связи логистика Taobao просто не могла бы работать.

Ну а в какой степени опыт Taobao применим в нашей стране? Прежде всего скажем, что именно он должен быть кардинальной линией развития экономики. Администраторы регионов, городов и сел должны бы быть заинтересованы в том, чтобы между производствами в их местностях и теми потребителями, что платит за товар живые деньги, был бы минимум посредников. Скажем, простейшая бязевая наволочка ивановского текстиля. В магазине «без претензий» ее продают за 120 рублей. Ну а в интернет-магазине от фабрики – вполовину дешевле. (А посредники из той цепочки, что между ткацкой фабрикой и потребителем, закупаются еще дешевле…)

Меньше посредников – больше денег у производителя, ниже цена потребительской корзины, выше объем рынка по паритету покупательной способности; Китай эту простую истину усвоил! Но для развития е-сбыта (именно сбыта своей продукции!) нужна развитая логистическая сеть, нужны дороги – вот куда надо казне вкладывать деньги, идущие на борьбу с бедностью! Ну и нужны высокопроизводительные техпроцессы; обратим внимание, доходы китайских бедняков даны в годовом исчислении, у нас с ними не сможет конкурировать самая бедная деревня.

Ну и еще – кредиты под низкую ставку; такую, которая будет доступна национальному производителю, а не посреднику, перепродающему наволочку вдвое дороже, чем в интернете. А еще посильные, в рамках кривой Лаффера, налоги; рассматривать малый бизнес не как дойную корову, а как средство самообеспечения людей. Ну и нужно иметь, что продавать. Учитель Динь начал с фонов для фотосъемки – у Китая древнейшая традиция и высочайшее мастерство ширм, еще прадед привозил их с Боксерской войны. Да, в наших малых городах есть стекло из Гусь-Хрустального, фарфор из Гжели, каслинское литье… Но для победы над бедностью необходимо иметь этого на порядки больше, вот какая важнейшая задача стоит перед обществом!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.