Регионы переносят кризис по-разному. Если в целом по стране индекс промышленного производства на конец 2016 года составил 101,1%, то Тульская область показала 112,6%. Темпы роста на порядок выше средних! И не будем скрывать, что в значительной степени это обусловлено оборонными заказами. А они приходят туда, где есть кадры – и вот давайте посмотрим на ту помощь, которую региону могут оказать в их подготовке научно-производственные роты.

Научно-производственные роты – явление в российской армии достаточно новое, ему чуть больше года. Им предшествовали роты научные, созданные решением Президента Российской Федерации от 17 апреля 2013 года № Пр-864 и директивой Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от 23 апреля 2013 года № 315/4/1781. Мы своевременно рассказали об этом в колонке «Учёная строевая: на каких прецедентах основана и какие перспективы имеет идея «научных рот»».

Впервые говоря публично об этой инициативе, министр обороны РФ Сергей Шойгу отметил, что они будут организованы «…по примеру спортивных рот». Образ очень точный – в спорте высоких достижений перерыв в тренировках скорее всего погубит всю карьеру. А у молодого выпускника университета, а то и аспирантуры, годичный перерыв может убить мотивацию к научной работе. А тут одним выстрелом убиваются два зайца – сохраняется для отечественной науки молодой специалист, которого готовили пять-восемь лет, и армия получает молодого ученого со свежим взглядом.

Который, отслужив положенный год, с весьма высокой вероятностью вернется к занятиям наукой – они ему привычны! А еще выяснилась интересная статистика – 30% «научных солдат» заключают контракт с Министерством обороны и остаются в кадрах. То есть опыт оказался удачен: молодые люди сохраняют специальность, дорого обошедшуюся и им, и обществу, а треть выбирает себе армейскую службу, работает не только по специальности, но и по профилю. И этот опыт решили распространить и на оборонную промышленность.

Так что в декабре 2015 года были созданы две экспериментальные научно-производственные роты: в Тамбове на заводе «Революционный труд», и в Севастополе, на 13-м судоремонтном предприятии Черноморского флота. Тут идея состояла в том, чтобы привлечь военнослужащих-срочников не к научной, а производственной деятельности по выполнению оборонного заказа. Нужда в этом двояка. Во-первых, очень уж быстро меняются современные технологии, и отрыв от них инженера-технолога не менее страшен, чем спортсмена от тренировок. Ну а во-вторых – проблема кадров. Если треть ученых остается в армии, то на заводе в родном городе явно останется больше.

То есть предприятия оборонно-промышленного комплекса будут получать хорошо подготовленные молодые кадры. В том числе и рабочие – способные работать на станках по 4-5 квалитетам, собирать изделия с точностью 0,08 мм… Для этого нужны как теоретические, декларативные навыки, так и вырабатываемые годами, поддерживаемые постоянной тренировкой (опять спортивный термин!) навыки процедурные, моторные. И вот с ними-то и могут помочь заводам научные роты.

Как же попадают в научные и научно-производственные роты? Прежде всего отметим, что эта служба ни в коем случае не является альтернативной, которую выбирают те, кто по религиозным или светским этическим убеждениям отказывается носить оружие. Это – полноценная срочная служба, с присягой, принимаемой под знаменем части с автоматом в руках, текущая согласно Уставам. И продолжается она не 18 месяцев, как у «альтернативщиков», а нормальный год. Так что попадают в научные и научно-производственные роты через военкомат; если «альтернативщики» от призыва отказываются и попадают в ведение Минтруда, то «научники» проходят полноценную призывную комиссию.

Прежде всего – проверка здоровья. Обычно нужна категория не ниже Б-4, «годен к военной службе с незначительными ограничениями». Дальше – диплом о профильном высшем или среднем специальном образовании. В научные роты стоило подавать заявления только тем, кто имел средний балл диплома не ниже 4,5. И желательно приложить к этому список если не научных работ, то побед в студенческих научных олимпиадах. В научно-производственные роты попасть было не легче, конкурс и в Тамбове, и в Севастополе был не менее десяти человек на место.

Так что можно предположить, что в научно-производственные роты стоит подавать заявки только тем выпускникам колледжей и лицеев, в которые были переименованы традиционные профессиональные училища, кто имеет отличные оценки по специальности и успел получить подтверждающие квалификацию документы. Только тогда возможно попадание в кадры научно-производственной роты. Ну а что тогда ждет молодого человека?

Прежде всего – присяга и обычный армейский быт. Только это будет армейский быт российской армии середины второго десятилетия третьего тысячелетия. Современная форма, симпатичный армейский нессесер. Жизнь не в казарме, а в кубриках на четыре человека. Нормальное питание – качества хорошей заводской столовой советской поры. Даже слова «шайба» нынешние бойцы не знают – масло они получают в упаковочках, вроде йогуртных. Стирка – в стиральных машинах, которыми юноши овладевают к радости мам и будущих жен.

Наряды, в соответствии с Уставом внутренней службы, суточный и гарнизонный. А вот нарядов на уборку и на кухню нет. Совсем – все это выполняют подрядные организации. Зато есть физическая подготовка и подготовка огневая – вполне в объеме хороших частей ВС СССР (времена, когда срочник выпускал десять патронов, остались далеко в прошлом). Ну и главным для военнослужащих научных и научно-производственных рот будет работа, научная и производственная. Здесь те, кто будет занят в производстве, могут оказаться в выигрыше перед учеными – они получат зарплату за выполненную работу, подобно тому, как солдаты строительных частей ВС СССР возвращались с солидной суммой на сберкнижке (если не успевали пропить ее…).

Интерес солдат к службе в научно-производственных ротах понятен – они и в армии продолжают повышать квалификацию, что благотворно скажется на заработках в мирной жизни.

А вот в чем интерес города-региона? А интерес этот прямой. При распределении оборонных заказов, при выделении средств на оборудование (безразлично, инвестиций, льготных связанных кредитов или дотаций) во внимание будет приниматься проблема кадров. Сколько их, какая квалификация, каков средний возраст.

Если в городе нет молодых подготовленных кадров, то какой смысл помогать тамошним заводам в перевооружении? Значит, не будет заказов в будущем.

А вот наличие кадров – станочников, слесарей-сборщиков, радиомонтажников, наладчиков – серьезный аргумент. Тем более, если кадры эти уже смолоду имеют опыт работы в оборонке. Даже «научники» на треть остаются в армии. Можно предположить, что «производственников» на привычном предприятии останется не менее 70%, а то и больше. А кадры привлекут заказы (под которые весьма вероятны инвестиции). А заказы – это зарплаты работников, это налог на прибыль и имущество предприятий региону, налог на зарплату, часть которого получит город.

Это та основа, которую может мультиплицировать местный бизнес. Не надо смущаться, что речь может идти о полусотне человек – в современных условиях этого достаточно для высокопроизводительного производства. Про то, что Тула имеет рост индекса промышленного производства на порядок выше среднего по России, мы уже сказали. А еще Тульская область занимает 1 место в РФ по доле научно-технических разработок в общем объеме валового регионального продукта. Для сохранения и развития этих тенденций решается вопрос формирования научно-производственных рот на базе ведущих тульских оборонных предприятий.

И по такому пути могут пойти все регионы, где есть оборонные предприятия или предприятия, могущие получить оборонный заказ. Тем более, что сейчас наметилась тенденция раздачи элементов оборонного заказа по многим предприятиям, что дает шанс небольшим городам диверсифицировать производство. Ну а большую часть работы по формированию научно-производственных рот предстоит выполнить региональным властям (они же и получат максимум выгоды от их службы).

Возможности для этого есть – прошедший первое чтение законопроект о штабах территориальной обороны наделит
губернаторов полномочиями, реализация которых потребует тесного общения с
Минобороны. И будет логично, если они используют часть новых связей для
формирования в своих регионах научно-производственных рот, которые будут
полезны и обороне страны, и экономике городов и регионов.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.