Областной (да и просто крупный) город, в котором не было бы объектов Министерства обороны, в нашей стране найти трудно. И все эти объекты являются еще и объектами коммунального хозяйства – они потребляют ресурсы и производят отходы, генерируют трафик дорожного и уличного движения; живут общей жизнью с городом и регионом. И поэтому и местным служащим, и депутатам, и гражданским активистам полезно будет узнать о тех новшествах, которые вносятся в управление армейским коммунхозом.

Армия в России всегда была одним из крупнейших хозяйственных субъектов. Даже если не рассматривать казачье сословие, у которого уклад земледелия неразрывно сливался с особенностями воинской службы, и просуществовавшие почти полвека, с 1810 по 1857 год, военные поселения Аракчеева, то каждый полк, каждый отдельный батальон и даже пограничная застава всегда вели свое собственное хозяйство. Причем если покос сена для лошадей на заставе или выращивание хрюшек в подсобном хозяйстве были элементом опциональным, то ведение городского хозяйства части являлось занятием непременным.

И не смотря на то, что места дислокации частей Русской императорской армии часто отличались от тех городов, в честь которых полки назывались – Тульский 72-й пехотный стоял в крепости Иван-города, а 17-й драгунский Нижегородский находился в Тифлисе – но большую часть времени, за исключением походов и лагерных сборов, войска проводили в городах. Старинные казармы и сегодня являются непременным атрибутом каждого русского города «с историей». Кстати, забавное воспоминание – в конце советской эпохи каждая ответственная секретарь «многотиражки» или «районки» знала, что в ее обязанность входит специфическая функция военной цензуры.


Точнее, цензуры военно-исторической. В воспоминаниях ветеранов Великой Отечественной надлежало вычеркивать те места, где говорилось о казарменной жизни бойцов до отправки их на фронт. Почему? Да потому, что дислокация казарменного фонда считалась военной тайной. Помещения, где можно разместить большое количество молодых мужиков, одеть их в форму, обеспечить им питание, помывку и отхожие места – были стратегически важными объектами. (Ибо размещение бойцов по частным квартирам – кошмар для любого командира…)

Ну, тайн в наше время спутниковой разведки и соцсетей осталось мало. Но казармы – к которым добавляются парки техники, учебные классы и многое другое – все равно остаются важнейшим элементом военной мощи государства. И при размещении в городах они неизбежно вписаны в жилищно-коммунальную инфраструктуру города. Раньше ведь, в Российской империи и в первые годы существования СССР, связь казарм с городским хозяйством была минимальной. Сводилась к отводу земли и, порой, пользованию городским водопроводом.

Отапливались казармы дровами или углем, поступавшими по своим линиям снабжения. Керосин для ламп или свечи – тоже от интендантства. Фураж для лошадей, основной тяговой силы, свой. Разве что ассенизационный обоз городской наймут… Потом появились электрические сети – воинские части стали потребителями энергии. Стали развиваться сети телефонные – городской телефон стал появляться в казармах и квартирах господ офицеров, позже переименованных в товарищей командиров.

Потом – центральное отопление. Тот технологический пар высоких параметров, который отрабатывал свое в турбинах электростанций и заводском оборудовании, превращаясь потом в теплоноситель низких параметров, шел на отопление и соцгородов, и дислоцированных в них воинских частей. Хозяйство казарм вливалось в городскую канализацию, интегрируясь с муниципальным хозяйством все сильней и сильней.

В СССР все это определялось проблемами технологическими и организационными – экономические, точнее, финансовые проблемы не возникали: собственник-то у воинских частей и муниципалитетов был общий, государство. А вот по мере приватизационных процессов в постсоветское время система стала меняться. Предполагалось, что на нужды Минобороны и прочих силовых ведомств деньги будет выделять бюджет, а они станут покупать нужные им ресурсы и коммунальные услуги на рынке. Ну а в рамках проходившего в 2008 году «приведения армии к новому облику» между минобороны и энергетиками появилась «прокладка» в виде аутсорсинговых организаций.

В общем-то так система работает и сейчас.

Только вот какая беда – несмотря на то, что в бюджете прошлого года закладывались рекордно высокие расходы на оборону, «3 трл 145 млрд рублей, что составляет 4% по отношению к объему ВВП», по итогам 2016 года задолженность Минобороны за тепловую энергию за год увеличилась на 42%, до 6,1 млрд руб.

Ну а долги за электричество в 2016 году увеличили все силовые ведомства: их задолженность возросла более чем в полтора раза, до 7,47 млрд руб.

Весьма интересна география формирования этой задолженности. Среди регионов — лидеров по задолженности предприятий Минобороны Москва (почти 3 млрд руб. просроченной задолженности), Санкт-Петербург и Ленинградская область (341 млн руб.). Задолженность предприятий Минобороны за тепловую энергию прирастает в разы быстрее, чем общая задолженность всех потребителей, которая в прошлом году прирастала темпом 16,7%. Ну а энергетикам, понятное дело, нужны живые деньги…

Так что энергетики в январе 2017 года начали отключать объекты Минобороны в Забайкалье за долги. Минобороны нанесло ответный удар – по данным ТГК-14, обслуживающее инфраструктуру Минобороны «Главное управление жилищно-коммунального хозяйства» («ГУ ЖКХ») самовольно подключает объекты, отключённые в Забайкальском крае от тепла за долги. Причем отключения энергетики производили лишь на не связанных с обороноспособностью страны хозяйственных объектах, гаражах, складах и прочем…

Такая ситуация совсем не нравится не энергетикам – всего «ГУ ЖКХ» задолжало от Камчатки до Забайкалья и Бурятии энергетикам ТГК-14 более 890 миллионов рублей, хотя эти регионы и совсем не лидеры неоплат. А ведь более половины долгов по стране числится за банкротящимся поставщиком тепловой энергии для Минобороны — ОАО «Ремонтно-эксплуатационное управление», РЭУ… Так что, бомба неплатежей в коммунальном хозяйстве заложена и под объекты Минобороны.

Схема работы армейского коммунхоза, сформированная «сердюковской» реформой, оказалась недееспособной. Как написал Верховному Главнокомандующему Министр обороны Сергей Шойгу, «Модель аутсорсинга с первых дней своего существования стабильно приводит к отрицательным показателям деятельности, наличию долгов перед ресурсоснабжающими организациями и регионами РФ». То есть, происходит то же самое, что и на гражданке. Аутсорсинговая организация, аналог Управляющей Компании «на гражданке» собирает деньги за услуги, но не переводит их ресурсоснабжающим организациям.


То есть, государство деньги выделило и истратило, но энергетики и поставщики энергоносителей их не увидели. И не увидят в случае банкротства аутсорсинговой организации. Так что, «Спустя восемь лет Минобороны пришло к выводу, что качество обслуживания войск, несмотря на смену головных исполнителей контрактов, финансовую помощь или возврат части переданных функций для исполнения военнослужащими, повысить не удалось.»

Выходом из сложившейся ситуации руководство Министерства обороны видит отказ от системы аутсорсинга и переход на прямые контакты с поставщиками. Новая система строится на основе специально созданного Федерального государственного бюджетного учреждения (ФГБУ) «Фонд жилищно-коммунальных услуг». С 1 апреля предоставление коммунальных услуг ГУ ЖКХ, «Оборонэнергосбытом», «Славянкой» и банкротящимся РЭУ на основании договоров с Минобороны было прекращено, а их функции на себя взял ФЖКУ.

Считается, что такой подход повысит дисциплину платежей и снизит коррупцию. Так что руководителям городов и регионов стоит будет внимательнее посмотреть на результаты этой реорганизации. Ведь долги, накопленные армейским аутсорсингом, бьют по гражданскому хозяйству. Незаплаченные энергетикам за военных возьмут с гражданских или изымут из инвестиционных программ, что крайне нежелательно. Да и сам опыт перехода на прямые платежи может быть полезен.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.