К традиционным осенним заботам государственных и муниципальных служащих за последние двадцать лет добавилась еще одна, под названием Хэллоуин. И порождаемые ей проблемы касаются представителей самых разных ветвей власти. Посмотрим афишу типичного губернского города. Ну, многочисленные вечеринки в многочисленных кафе и клубах – это ладно. Тут критична только проверка пожарной безопасности (да-да, те самые свечечки в тыквах…), но это работа постоянная… Да и возможные происшествия в этих клубах явно не дотянут до уровня забот, которые причиняет местному УВД приезд на местный стадион болельщиков из соседней губернии.

А вот хэллоуинская гонка «Переполох-Halloween 2016» – участники, костюмированные в упырей и ведьм, должны, кружа в машинах по городу, исполнять смешные задания – намеченная на несколько часов до и после полуночи, это похуже. Гаишники, оказывается, внимательно вылавливают в соцсетях сообщения о таких гонках, и инструктируют патрульные экипажи, которым предстоит дежурить в веселую ночь. Впрочем, и это малоопасно. Трафик в это время невелик – в Нечерноземье поздними осенними ночами темно и холодно, да и бабушка со слабым сердцем вряд ли нарвется на раскрашенную фосфоресцирующими красками и загримированных под нежить празднующих… Значит – и «скорой помощи» проблем не добавится.

А вот в управлениях образования и в управлениях культуры «хэллоуинские» проблемы посерьезнее. Оказывается, успела сформироваться целая субкультура «школьно-кружкового хэллоуина». Особенно в «языковых» школах и кружках по изучению иностранного языка. И вот вокруг этого и кипят страсти. Часть родителей – и даже потрясающих пачечками методичек педагогов – полагают Хэллоуин полезным пособием для изучения англосаксонской культуры, способствующим лучшему усвоению языка. А другим не нравится, что дети будут резвиться в костюмах нечистой силы, сил зла.

Вот как тут быть – разрешать, запрещать, не вмешиваться? Все же стороны свою позицию отстаивают крайне энергично, и порой нервно. Ну, приведем универсальный – и на Новый Год, и на любой праздник, распространяемый совет. Исключите в любом государственном и муниципальном учреждении, где бывают дети, игры с открытым огнем. Никаких свечечек в тыквах. Хочется света – пусть купят светодиодные светильники в форме свечек, это нынче дешево. Но помните – современные дети не имеют опыта обращения с огнем. А про огнестойкость тех тканей, из которых сделаны маскарадные костюмы, вам никто не скажет достоверно. Так что – во избежание большой беды – факелы и фейерверки лучше запретить…

Ну а для определения отношения к проблеме в целом – почему в стране, первой вышедшей в космос, молодежь начала резвиться в костюмах нечисти? – вспомним выдающегося отечественного ученого, философа и литературоведа Михаила Михайловича Бахтина. Обычно работы философов принято считать чем-то далеким от повседневной жизни, но вот открытия, внесенные Бахтиным и в отечественную, и в мировую науку, крайне важны и практически полезны любому, кто в своей повседневной деятельности работает с людьми, кто должен заботиться и об их хорошем отношении, и об их хорошем настроении.

Михаил Михайлович Бахтин
В вышедшей в 1965 году книге «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» Михаил Михайлович сделал интереснейшее открытие. Исследуя заразительно веселую и сохраняющую популярность столетиями книгу, Бахтин обнаружил и описал феномен карнавальной культуры, пронизывающей все традиционные общества. Карнавал (саrnevalе – прощай, плоть…) – красочно описанный самим Рабле в «Гаргантюа и Пантагрюэле» – это средневековый европейский праздник прощания с мясной пищей и прочими утехами в канун Поста, аналог нашей Масленицы.

И на конкретном примере этого западноевропейского массового действа Бахтин описал универсальный, присутствующий во все времена и во всех народных культурах феномен смеха, как неотъемлемой черты человеческой природы. Люди всегда смеялись, и всегда будут смеяться. Шутка снимает напряжение, помогает делу – она очень полезна и практична. И вот те, весьма практичные люди, что правили Западной Европой (с каким предельным цинизмом излагает Макиавелли какноны управления в «Государе»…) умело поставили эту черту человеческой природы себе на службу.

Вот что писал Бахтин – «Вторая жизнь, второй мир народной культуры строится в известной мере как пародия на обычную, то есть внекарнавальную жизнь, как «мир наизнанку»…». И было это так. Современник Франциска Ассизского, французский архиепископ Пьер Корбейль сочинял специальную пародийную службу в память об ослике, на котором бежало в Египет Святое Семейство. На службе этой священник, вместо обычного благословения, трижды кричал по-ослиному «Hinham!», и ему вместо «amen» отвечали тем же пародийным звукоподражанием. Служба в честь ослика – смешного и низменного животного, но ведь придумал ее не еретик, а князь церкви, опытный администратор, понимающий, что люди должны иногда смеяться.

Средневековый карнавал на полотне Питера Брейгеля
И ничего тут общего с пресловутыми «черными мессами», с выворачиванием наизнанку церковных служб нет – «Организующее карнавальные обряды смеховое начало абсолютно освобождает их от всякого религиозно-церковного догматизма, от мистики и от благоговения, они полностью лишены и магического и молитвенного характера (они ничего не вынуждают и ничего не просят).» Просто шутки в специально отведенном месте. Понимали правители и чиновники средневековых городов – где карнавалы, порой, растягивались на месяцы – что со стихией смеха бороться тщетно, лучше ее возглавить и ввести в определенные рамки.

Вот отсюда-то пришел к нам Хэллоуин. Причем, если у англосаксов он был плодом народной традиции, то к нам он занесен «коммерческой мифологией», всемогущим Голливудом. И дети, потом выраставшие в молодежь, а сейчас уже и обзаведшиеся своими детьми, подражая увиденным на кассетах видеомагнитофона американцам, уже даже и не разыгрывали карнавал, а подражали карнавалу. Разрешению в конкретный день не обернуться нечистью, а спародировать ее. Вот опять Бахтин – « Карнавал не созерцают, – в нем живут, и живут все, потому что по идее своей он всенароден.». А то, что в Хэллоуине у нас не живут, а смотрят на него со стороны, пародируют пародию, понятно всем…

И те, кто используют его для изучения кельтского элемента англосаксонской культуры, знают это. И ощущают это те, кто возмущается чужеродностью Хэллоуина. Тут, главное, не относиться к этому серьезно – «Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков рассказал, что в Кремле не обращают внимания на письма ряда граждан в Генпрокуратуру с просьбой запретить празднование Хеллоуина в России». За исключением возможных нарушений пожарной безопасности и перспектив беседы с разгоряченными родителями это – не проблема. Но урок! И урок очень полезный, если вспомнить открытие Бахтина.

Тяга к смеху, к карнавалу, лежит в глубине природы человека. Смех нужен любому городу как и водоснабжение, дороги, газоны и парки… Вот совсем бедная послереволюционная Россия – там организовывались такие массовые мероприятия. Борис Кустодиев гениально писал Масленицу, и именно его привлекли к оформлению Петрограда к годовщине Октябрьской революции. По сути дела – карнавала, вспомним: « не созерцают, – в нем живут, и живут все, потому что по идее своей он всенароден.». Ну а быть такие мероприятия могут самыми разнообразными – как разнообразна наша огромная страна. И тогда наш смех, постепенно, но естественно и неуклонно, переместит кельтские праздники в их узкие тематические ниши. Без всяких внутренних ссор и нервотрепок!

P.S. Кстати, в Орле, на улице Горького, есть музей М.М.Бахтина – внутренний туризм у нас развивается, и многим будет интересно больше узнать о великом ученом.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.