Есть четкие, всем известные определения – водяной, леший, русалка… Но вот самих их никто не видел. А вот пивных алкоголиков видели все, хотя термина такого нет ни в Международной классификации болезней десятого пересмотра, ни в получившем широкое распространение американском Руководстве по диагностике и статистической классификации психических расстройств. Что это за явление, как оно проявляется и что ему могут противопоставить местные власти и гражданское общество?

Отсутствие пивного алкоголизма в международной классификации можно объяснить отсутствием его в классификации американской. А там он, похоже, отсутствует по совсем не медицинской причине – реального соблюдения тамошней торговлей запрета на продажу несовершеннолетним спиртного. А несовершеннолетние там в ликерном смысле – до 21 года. Три года как можешь завербоваться в армию или флот, пострелять «хеллфайрами» по афганцам или «томагавками» по сирийцам, но пиво останется для тебя запретным плодом.


Воспоминания о том, как добыл бочонок пива для школьной вечеринки, оказываются у американцев в роли воспоминаний об инициации у традиционных культур… А у нас-то все просто – да, кассиры в торговых сетях, сидящие под видеокамерами, ни водки, ни пива не только подростку, но и подозрительно-моложавому не продадут, будут бдительно требовать документ. Лишение премии на первый раз и вылет с работы «с волчьим билетом» при повторении. Но только все это обходится элементарно… 

В отличие от законопослушных янки, у нас всегда найдется мужик, «вошедший в положение» детишек и взявший им пару PET-баклаг с пивом. Не будет доброхота – так найдется околачивающийся возле магазина бомжеватый ханыга, который проделает это за пару десятирублевых монеток. На пиво он их не потратит, рачительно разживется суррогатным алкоголем, «вкусным стекломоем» – но наш разговор сегодня не о нем.

А мы продолжим следить за нашей стайкой подростков, Разжившись пивом и старательно рекламируемой закуской к пиву – чипсами или кусочками рыбки в пакетиках – они отправляются в укромный уголок и приобщаются «пивному таинству». Сначала будет горько и противно – но ведь нужно же показать себя перед друзьями, и особенно подружками. А потом, потом постепенно наступает и привыкание… Ведь, как пишут уральские ученые, возраст пивной инициации часто находится в диапазоне 12-14 лет.

Причем интересно, что те самые свойства пива – высокая антиоксидантная и витаминная активность – что делали его извечно ценным пищевым продуктом традиционных обществ, употребляемым вечером, после трудового дня, за обильной трапезой, облегчают процесс втягивания в пивной алкоголизм. Высокая концентрация витамина B1 в пиве обеспечивает защиту от абстинентного синдрома, проще говоря – от похмелья. То есть подсевший на пиво осознает свое состояние когда бывает уже поздно. Обратившиеся к медикам девушки моложе 27 лет, стартовав в возрасте 13-15 лет с 0,5 литра пенистого в день, быстренько проэволюционировали до ежедневной дозы в 4-5 литров. У всех токсический гепатит, проще говоря – благополучно посадили печень…


А ведь это женщины фертильного возраста… Не говоря о том, что лечение добровольно нажитого токсического гепатита – штука весьма недешевая, ложащаяся тяжким бременем на бюджет здравоохранения, отнимающая ресурсы у тех, кому они реально нужны! Мужики для достижения такого эффекта съедают в день до десятка литров пива – но финал для печени тот же самый. А вот тем, кто благополучно достиг алкоголизма 3-й стадии, пива, на которое они перешли с крепких напитков, нужно меньше, пару литров крепкого в сутки… Это завершение алкогольной карьеры, начавшейся с распития пива дружной подростковой компанией. 

Ограничение продаж пива – вещь для общества вполне разумная. Не само по себе, но совместно с комплексом других мер, это способ отвести молодежь от алкогольного дебюта. А чем позже наши юные соотечественники приобщатся к этому напитку, тем ниже риск негативных последствий. 

Говорят, что запреты не срабатывают? Да нет. Срабатывают… Лет шесть назад в Туле традиционным зрелищем в парках были молодые мамы, катящие коляску, зажав в одной руке сигаретку, а в другой – банку пива… 

Но когда прошлый губернатор взялся за эту проблему – ее извели. Начисто. Да, это требовало труда – наряды не только ППС, обязательно с девочкой в составе, но и выводимых на местность сотрудников «кабинетных» служб УВД ловили нарушителей. Не «быкующих» просили выбросить окурок в урну, а пиво вылить, отправив банку в ту же урну. «Качающие права» шли в опорный пункт для составления протокола. Но результат свой получили.

Ну, а теперь настал следующий этап. Все знакомы с таким явлением как «пивной магазин». Обычно это переоборудованная на первом этаже жилого дома квартира, где продают пиво – как говорят, из «малой пивоварни», крафтовое. Его разливают из алюминиевой бочки в ПЭТ-бутыли. Предполагается, что человек, взяв такую бутылку, чинно проследует к семейному ужину и выпьет его, уделив должные доли совершеннолетним домочадцам, за хорошо накрытым столом?


Нет.  Большая часть купленного пива потребляется тут же, во дворе, на отвоеванной у бабулек приподъездной скамеечке. 

Упаковка от закуски – ну, если можно называть  закуской то соленое и вредное в пакетиках, что продают в тех же магазинах – валяется потом у подъезда. А на стенах домов мы видим наглядные свидетельства того, что жидкости, попадающие в организм, из него и вытекают…

Так что в Тульской области установят запрет розничной продажи пива, сидра, пуаре и медовухи в помещениях многоквартирных домов – на сайте Тульской областной Думы опубликован закон Тульской области «О внесении изменений в статью 71 Закона Тульской области «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в Тульской области». 

Идея представляется весьма здравой – последствия потребления пенистого напитка вряд ли соотносимы с элементарными нормами благоустройства жилых домов. Не говоря уже о том, что продавщица «на проценте с реализации» совсем не склонна столь же строго соблюдать запреты на продажу спиртного, как кассиры торговых сетей – видеокамера каждый ее шаг не фиксирует, а оборот ее формируется именно пивом, есть за что рисковать. Так что закон представляется полезным и своевременным!

Но тут же начинает расстраиваться местная партия предпринимателей (см. «Власть должна предложить бизнесу альтернативу»). Как, мол, зарабатывать мелкому бизнесу, если власть ограничивает пивные магазины? Ну, пивом разрешено торговать в учреждениях общепита, имеющих соответствующую лицензию – там и закуска имеет место, и цены не для подростков, и главное – есть туалеты… Но все-таки проблема алкоголизации остается – как с ней быть?

А вот интереснейшее урбанистическое исследование «Пиво против кофе. Влияет ли градостроительство на потребление», авторы  которого выдвинули и подтвердили ряд интересных гипотез относительно соотношения пива и кофе. Суть исследования передается тезисом о том, что кофейни – это места, куда люди приходят для общения. (Конечно, общение рядом с «пивным магазином» тоже присутствует, но в несколько ином виде). Кофе часто берется «на вынос» для прогулки по парку или скверу, чтобы посидеть на лавочке на бульваре. То есть кофейня, в отличие от пивной, привлекает совсем иного потребителя и требует от ее владельца «окультуривания» окружающего пространства. Ностальгически вспоминаю, как гармонировали кофейни семидесятых с розовым туфом Еревана, города, где не было вытрезвителя…

А являясь товаром достаточно прибыльным, кофе дает малому бизнесу прекрасную альтернативу. Поглядите, как расцвели продажи его на заправках, как толпится народ у кофейных автоматов в вестибюлях офисных зданий.

Так что есть и позитивный опыт запретов, и хорошее решение для мелкого бизнеса!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.