Пожар – одна из самых страшных бед, что грозят гражданам. Всегда – имущественный ущерб, выраженный народной мудростью «вор-то хоть стены оставит». Очень часто – гибель людей. Поэтому предупреждение пожаров должно осознаваться одной из важнейших задач для всех служащих. И очень полезно посмотреть на те реформы, которые сегодня происходят в МЧС России, и на то, как меняет свою работу противопожарное ведомство.

Начнем с печальных цифр – в 2015 году, последнем, за который опубликован статистический сборник МЧС «Пожары и пожарная безопасность в 2015 г.», наиболее полный и объективный источник данных по этой проблеме в нашей стране, в России произошло 145,9 тыс пожаров. Погибло в них 9405 человек – 4542 в городах, 4863 в сельской местности. Учитывая, что на конец 2015 года городское население РФ оценивалось в 108 657 433 человек, а сельское – в 37 887 277 человек, то риск погибнуть в пожаре для селянина в 3,14 раза выше, чем для горожанина…

Вероятно, будет нелишним напомнить о таком соотношении руководителям и депутатам сельских поселений. Причина его понятна. Большое количество деревянных домов – причем построенных не по современным технологиям, с выполненной промышленным способом огнезащитой, а традиционных, таких, где «клин да мох, без которых плотник бы сдох». Старые кровельные материалы. Печное отопление, довольно небезопасное в пожарном отношении. Невысокие доходы населения, делающие проблематичной противопожарную обработку зданий и даже покупку огнетушителей. Да и изрядная часть немолодых сограждан, которым трудно убежать от огня…


А вот с материальным ущербом картина другая. Из общего ущерба, причиненного пожарами в 2015 году, сумма которого составляет 22461847 тыс. рублей, 63% потерь (14081007 тыс. рублей) пришлось на 86,6 тыс. пожаров, пылавших в городах, и только 37% (8380840 тыс. рублей) – на 59,4 тыс. пожаров на селе. То есть пожар на селе более смертоносен, но пожар городской наносит больше материальных убытков. То есть «оба хуже»…

С обеспечением пожарной безопасности дела в нашей стране обстоят относительно неплохо. С 2003 года число пожаров сократилось с 239,2 тыс. до 145,9 тыс. в 2015 году – в 1,6 раза. Ну а количество погибших в огне уменьшилось более чем вдвое, с 19303 человек в 2003 году до 9405 в 2015 году. Но все равно – потери эти весьма велики и страшны. Ну а материальный ущерб от пожаров за эти 12 лет многократно вырос – с 4175485 тыс. рублей до 22461847 тыс. рублей. Поэтому задача оптимизации деятельности отечественной пожарной охраны и является общегосударственным делом.


В рамках Плана строительства и развития сил и средств МЧС России на 2016-2020 годы Министерство по Чрезвычайным Ситуациями проводит развитие управленческой структуры ведомства; сокращает количество управленческого персонала, одновременно усиливая реагирующие – в том числе и огнеборческие – подразделения, расширяя их возможности. Но самым интересным является примененный в ведомстве принципиально новый подход.

Какова главная задача противопожарных служб? Как должна выглядеть их работа в идеале? Она вовсе не сводится к реагированию на уже случившиеся чрезвычайные ситуации, к красочному выезду на пожар огнеборческой техники. Нет, работа реагирующих подразделений, рискуя своей жизнью спасающих чужие, безусловно останется в высшей степени важной и почетной. Но вот главной задачей ведомства будет то, чтобы в работу реагирующие подразделения вступали как можно реже. Ну, как РВСН хранят мир самим фактом своего существования, ни разу не подняв из шахт вверенные им изделия.

Реальная задача пожарных – минимизация ущерба от пожаров. Спасти людей; ограничить ущерб, локализуя и устраняя загорания. Ну а идеальная – избежать пожаров вообще. Устранить причины возгораний. Наверное, все помнят анекдот об императоре Древнего Китая, который платил жалованье придворным врачам, только когда был здоров. Владыке Поднебесной нужно было здоровье, а не лечение. Так вот – теперь работа пожарных инспекторов МЧС строится на этом принципе.

Как сказал, обобщая результаты прошедшего в Туле первого совещания по публичному обсуждению итогов надзорной деятельности, глава МЧС России Владимир Пучков, – «Мы больше не оцениваем работу инспекторов по количеству выписанных протоколов о привлечении к ответственности за нарушение требований пожарной безопасности».  То есть пресловутая «палочная система» упраздняется. Оценка эффективности работы теперь будет вестись по количеству пожаров на вверенной инспектору территории.


И это принципиально новый подход. Если раньше наилучшие результаты показывал тот инспектор, который выписывал наибольшее число штрафов за выявленные нарушения, то теперь – хотя возможность выписывания штрафов и сохраняется – главным критерием будет число пожаров на подотчетной территории. Такой подход наиболее соответствует интересам общества – ведь при «палочной системе» интереса в устранении недостатков нет. Наоборот – если угрозы пожарной безопасности не устранены, на такой объект можно зайти во второй и в третий раз, отчитываясь об успешной работе…

Ну а в случае, если случится беда, пожарный инспектор и не виноват – он же недостаток выявлял, выписывал штрафы, которые и были отчетами о его работе… Он вполне прикрыт выписанными бумагами – только вот потерянных жизней они не вернут. Ну а теперь единственным критерием оценки работы пожарных инспекторов станет отсутствие пожаров. Нет огня, нет гибели людей, нет ущерба имуществу – значит, все в порядке. Причем такая система установлена по результатам многочисленных консультаций МЧС с представителями бизнес-сообщества, жалующимися на административное давление и выписку штрафов.

По словам Кададова, порядок действий МЧС теперь будет следующим. «Если раньше мы были ориентированы на составление протоколов и безусловное привлечение к административной ответственности за несоблюдение требований, то сегодня все обстоит концептуально по-другому. Теперь при выявлении нарушений, в ходе проверки на месте, сначала предлагается устранить правонарушение без применения административных санкций. В случае же невозможности устранить правонарушение сразу, выносится предупреждение. И в случае невыполнения этой процедуры рассматривается вопрос о наложении более суровых административных санкций».

Такой подход представляется в большей степени удовлетворяющим интересам городов и регионов. Выданное «по-хорошему» предписание на устранение нарушений пожарной безопасности дает возможность предпринимателю или собственнику помещений сосредоточиться на ликвидации возникшей проблемы; не изымает у него средства, в случае малого бизнеса невеликие, на оплату штрафа – их можно пустить на замену проводки, огнезащитную обработку, перезарядку огнетушителей…


И задачей пожарного инспектора будет проверка устранения нарушения – к штрафам и остановке деятельности предприятий и учреждений будут прибегать только в случае злостного пренебрежения мерами пожарной безопасности. Причем за первый квартал 2017 года, в которые используется этот подход, по словам главы МЧС ни количество пожаров, ни потери не возрасли, что доказывает работоспособность «гуманной» модели. И это очень важно!

Прежде всего, об этом надо знать тем муниципальным и региональным служащим, чья работа связана с эксплуатацией зданий и сооружений, с контролем их состояния, обеспечением безопасности людей. Новый подход позволяет сосредоточиться именно на исключении причин возможных пожаров, а не на судорожных попытках избежать ответственности за выявленные инспекторами нарушения.

Ну а в целом, перед нами интереснейший пример того, что задачи защиты жизни людей и имущества могут успешно (ведь число пожаров в 2016 году сократилось по отношению к 2015 году на 4,7%) решаться и при условии снижения административного давления на бизнес. Необходимо лишь адекватно выбрать систему оценок!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.