Граффити.

Одно это слово гарантирует головную боль большинству горожан, а тем более людям, хоть как-то ответственным за внешний вид нашей с вами среды обитания. Граффити — это изрисованные чудовищными каракулями стены домов. Граффити — это мутные компании в подворотнях. Граффити — это разбитые стёкла, поджоги, грязь, вечный бессмысленный протест...

Хорошая новость в том, что всё это, возможно, лишь неприятные ассоциации, оставшиеся от прошлого. Современное граффити (ударение, кстати, принято ставить на второй слог) намного более конформистское, склонное к диалогу, нежели дикий стрит-арт западных городов эпохи Холодной войны. Лучше того: чем дальше, тем больше причин у регионов, городов, районов и даже отдельных ТСЖ, сменить устаревшее отношение — и поиметь с этого маленькую, но заметную выгоду.

Если позволите краткий экскурс в историю, граффити в современном понимании — том самом, негативном — это детище 60-х. Тогда, вооружившись только что появившимися аэрозольными баллончиками с краской, подростки Нью-Йорка, Лондона, Парижа, как раз и сформировали образ нового искусства — «что вижу, то пою» — изрисовав поезда подземки, подворотни, переходы, нечитабельными каракулями. Но — сюрприз-сюрприз! — если копнуть академические источники, окажется, что поговорка «Всё новое — хорошо забытое старое» применима и к граффити.


Считать его ровесником Человека разумного будет, пожалуй, преувеличением (хоть настенные художества найдены теперь даже и у неандертальцев). Но нет никаких сомнений, что уже в античном мире граффити играло важную роль. С красками тогда было туго, поэтому вместо рисования царапали и долбили по камню — и таких надписей и рисунков остались тысячи, от Древнего Египта, Древнего Рима, Древней Греции, и даже Руси. О чём писали? Да в общем о том же, о чём и сегодня: воспевали любовь, оплакивали разбитые сердца, поносили правительства, даже рекламировали разные услуги. Что там, о некоторых языках и культурах мы вообще можем судить только благодаря оставшимся от них граффити: таков, например, сафский язык, ровесник Христа, прообраз арабского.

Впрочем, отдать город на растерзание обезумевшим от счастья уличным бандам, в надежде лишь на то, что далёкие потомки помянут нас добрым словом за оставленный «культурный слой» — мотивация, конечно, сомнительная. Едва ли кто-то в здравом уме решится на такое. Но дело в том, что граффити вовсе не остановилось в своём развитии в 70-х. Начиная примерно с конца прошлого века, с заметным ускорением, по всему миру (по крайней мере в развитых странах, а в последние пять лет и в России) в графическим стрит-арте наблюдается ряд приятных пересекающихся тенденций.

С одной стороны, сами граффитёры «повзрослели». Не буквально, конечно: основная их масса по-прежнему составлена подростками и молодёжью, но — как социальный сегмент. Попросту говоря, они явно устали от вечного бунта, устали рисовать исподтишка, прячась от стражей правопорядка и теряя свои произведения. Им, как всяким художникам, захотелось признания — и это заставило их частично «выйти из подполья», легализоваться. В результате сегодня очень многие (официальной статистики по понятным причинам нет) граффитеры тусуются в тех или иных открытых сообществах и принимают участие в регулярных выставках-конкурсах (см., к примеру, «Стенограффию», одну из крупнейших в своём роде).

Омск.
А с другой стороны общество наконец тоже пошло на уступки и согласилось признать, что по крайней мере в некоторых граффити-работах есть рациональное зерно и художественная ценность.

И вот в точке соприкосновения этих трендов как раз и рождается граффити XXI века — и процесс тем интересней, что мы, осознанно или нет, принимаем в нём участие. Из этой точки просматриваются несколько очень приятных перспектив, выгодных и для власти, и для общества в целом, и для граффитеров в частности. Какие-то из них уже реализуются — в значительной степени на Западе, в меньшей у нас. Другие только ждут своих смельчаков. В любом случае, если вы имеете отношение к управлению городским хозяйством, вам стоит знать, чем это может быть выгодно вам. Поэтому вот пять причин полюбить граффити.

1
 Современное граффити — это новый способ подчеркнуть облик города. Посмотрите, к примеру, как это сделали несколько лет назад на конкурсе в Туле: проводившийся под эгидой Управления градостроительства и архитектуры, он предполагал несколько номинаций («Мой город», «Страницы истории», «Перезагрузка»), семантически увязанных с историей, традициями, культурой города и страны. Участие в нём принимали граффитеры со всей России, а победителей ждали не только денежные призы (увы, пока чисто символические), но и возможность выразить себя — написав свою картину в полный размер и в общем-то вписав имя в историю.

Тула. Один из эскизов-победителей городского конкурса.
А вот Омск, с «прозрачными» стенами, когда-то бывшими просто серыми. А вот Санкт-Петербург, где на граффити-полотнах элементы классического искусства плавно трансформируются в современное.

Примеров на самом деле множество, спросите любой поисковик. Важно понимать, что теперь есть выбор: либо оставить город, каким он был, надеясь, что жители и гости оценят традиционную ветхость (вспомните Питер с его «осыпающимися жёлтыми дворами»!), либо дать возможность новому поколению обновить городской облик, вместе с тем сохранив его уникальные черты.

 Отсюда один шаг до создания новых достопримечательностей. Вы будете удивлены, но по интереснейшим граффити-объектам западных столиц какое-то время уже водят настоящие экскурсии, продают туры, печатают путеводители! В России этот тренд пока на самой ранней стадии, но тем приятней констатировать, что власть его уже заметила. Ростуризм, например, поддержал создание ряда графических объектов стрит-арта в Москве и планирует аналогичные «инсталляции» в остальных городах-миллионниках, в рамках федеральной целевой программы развития туризма.

 Всё чаще граффити используется не как способ изменить облик старых, а и выделить новые объекты из ряда однотипных. Советский Союз недолюбливали в том числе за архитектуру — безликую, скучную, чисто функциональную. За последние 15 лет многое изменилось в лучшую сторону, но настал момент, когда архитектуры самой по себе оказалось уже недостаточно. И вот тогда застройщики заметили граффити.


Суть: приступая к постройке очередного жилого комплекса, одновременно планировать и нанесение на некоторые его стены граффити-работ. И — да, это всё ещё граффити, потому что наносится красками после постройки, а не «залито в бетон», так сказать. И это действительно помогает выделиться. Как вам, например, такая вот детская площадка в Москве? А такая стена с Кандинским в Петербурге? А Климт на внешних стенах многоэтажки?

 Подобные инсталляции способны функционировать и как рекламный инструмент. У себя в Екатеринбурге я не первый год наблюдаю, как популярный образовательный телеканал периодически покрывает целую стену многоэтажного жилого дома историческими зарисовками. Это и интересно, и ярко, и отлично работает: от рекламных щитов все давно устали, а на таком обязательно задержишь взгляд. А ещё это наверняка даёт хорошую добавку к бюджету ТСЖ.

 Наконец, в границах отдельного двора граффити готово помочь в маскировке неприглядных объектов. Во дворах многоквартирных домов слишком много построек, которым не стоило бы попадаться на глаза вовсе: помойки, трансформаторные будки, теплопункты и т.п. А ещё — запущенные внутренние стены, деньги на ремонт которых «город» никак не выделит (всё равно ведь не видны никому, кроме жильцов!).


И вот здесь умное сотрудничество ТСЖ с граффити-клубами оказывается очень кстати. Несколько таких экспериментов уже реализовано — и не всегда удачных. Главный минус: не все жильцы согласны считать граффити искусством, не все желают лицезреть такое постоянно, выходя из дома или выглядывая из окна.

Впрочем, и эту проблему можно решить цивилизованным способом: подготовив эскизы и поставив вопрос на очередное голосование товарищества собственников жилья. И двор заиграет новыми красками!

P.S. В статье использованы иллюстрации Zones1 Graffiti, Hesoe Hesao, Stenograffia.ru, Alternative London, Kanoner.com.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.