Не так давно внимание широкой общественности страны было приковано к событиям вокруг Химкинского леса в Подмосковье, где под эгидой Минтранса госкомпанией «Автодор» строился первый участок платной автодороги Москва — Санкт-Петербург. Тогда планы проектировщиков проложить трассу через лес с вырубкой его значительной части вызвали серьезные протесты со стороны местных жителей, экологов, гражданских активистов, представителей оппозиционных партий и движений.

Власти были обвинены в нежелании рассмотреть альтернативные варианты строительства, которые, по мнению протестующих, нанесли бы гораздо меньший экологический вред. В результате протестов, в ходе которых были зафиксированы и столкновения активистов с полицией, захваты администраций муниципальных образований и офисов участвующих в проекте компаний, в том числе иностранных, правительством было принято решение несколько пересмотреть проект. В итоге трассу построили по первоначальному маршруту, однако изначально предлагаемая площадь вырубки была снижена примерно на 30%: до 90 гектаров вместо 140. Взамен было обещано высадить не менее 500 гектаров новых деревьев.

Прошло всего несколько лет, и ситуация, похоже, повторяется вновь, хотя и в чуть меньших масштабах. На этот раз камнем преткновения стало решение московских властей провести по кромке Кусковского парка, одного из старейших в столице, участок трассы Северо-восточной хорды, крупного инфраструктурного проекта, который должен в будущем соединить ту самую упомянутую выше трассу Москва — Петербург с юго-восточными районами столицы.

Почему опять плачут деревья

Споры идут вокруг последнего участка трассы длиной в 8 километров, который, как уже было сказано, должен пройти по краю Кусковского лесопарка, расположенного в московском районе Вешняки, для чего планируется вырубить примерно 20 га деревьев. Лесопарк площадью 300 гектаров, созданный официально в 1935 году на территории дворцово-паркового комплекса, представлявшего из себя усадьбу графов Шереметевых, долгое время находился под защитой Минкультуры как особо охраняемая природная территория, что налагало прямой запрет московским властям на изменение его границ и осуществление на его территории какой-либо строительной деятельности.

Усадьба Шереметевых в Кусковском паркеВпрочем, в апреле 2016 г. соответствующее распоряжение было отменено министром культуры В.Мединским, что позволило столичной мэрии воспользоваться изданным за год до этого приказом Мосгорнаследия об утверждении новых границ парка, то есть об уменьшении его площади, и начать строительство хорды. Впрочем, в министерстве пояснили, что полномочия, позволившие городским властям самостоятельно менять границы парка, перешли к ним и так в связи с вступлением в силу поправок в №73-ФЗ об объектах культурного наследия.

Собственно говоря, несмотря на то, что планы строительства были озвучены еще несколько лет назад, основное внимание общественности к проблеме начало притягиваться лишь летом прошлого года, когда московские власти начали уже конкретную подготовку к строительству и была предпринята первая попытка вырубки леса на территории общей площадью в 4 га. Тогда протестующие, в основном из числа жителей Вешняков, объединились через соцсети в инициативные группы под лозунгами «Спаси Вешняки» и «Хорде нет» и разбили в парке палаточный городок с тем, чтобы воспрепятствовать дальнейшей вырубке, которая в итоге на несколько месяцев была приостановлена. Также в интернете была опубликована петиция «Не допустите вырубки парка Кусково» на имя Президента России. На настоящий момент ее подписали уже около 146 тысяч граждан.

Граждане против...

Представители инициативных групп пытались обратить внимание уже федеральных властей на то, что утверждение проекта хорды на этом участке проходило с нарушением законодательства. Так, например, утверждается, что экспертиза, проведенная в 2014 г., по заказу ОАО «Мосинжпроект» для обоснования отторжения от усадьбы Кусково земель под строительство хорды, была осуществлена задним числом, что является нарушением. Результаты же альтернативной историко-культурной экспертизы, выполненной по заказу Московского городского отделения ВООПИиК для защиты усадебного парка Кусково, якобы отказывается принять к сведению Департамент культурного наследия города Москвы. Не проводились, как сообщают, и полноценные общественные слушания по вопросу строительства хорды.

Помимо вырубки деревьев активисты выдвигают и некоторые другие аргументы против строительства хорды в Вешняках. Один из них ― возможное разрушение при строительстве либо после пуска трассы построенной в 1644 году Церкви Успения в Вешняках, которая при действующем проекте будет расположена всего в 44 метрах от магистрали, что по нормам недостаточно для того, чтобы минимизировать риск разрушения здания и осадки от вибраций, создаваемых транспортом. Не проработаны и вопросы компенсаций гражданам за снос расположенных в зоне строительства гаражных кооперативов и других объектов частной собственности.

Оппоненты проекта указывают и на возможность повреждения тоннелей Люберецкого канализационного коллектора, которые расположены неглубоко под землей по ходу траектории предполагаемой хорды. Кроме этого утверждается, что власти при принятии решения о строительстве отвергли предлагаемый Генпланом альтернативный вариант размещения трассы, при котором она прошла бы с другой стороны железнодорожных путей.

Кусковский вопрос дошел даже до Президента: во время заседания Совета по правам человека в начале декабря прошлого года правозащитники пожаловались В.В.Путину на ситуацию вокруг парка и на решение московских властей проложить трассу именно по его территории вразрез с ранее принятыми планами. Президент обещал обсудить данный вопрос с мэром Москвы, однако в конце декабря вырубка деревьев в парке была возобновлена, уже на территории площадью в 10 га, а протесты активистов были пресечены полицией. Несколько протестующих были задержаны и впоследствии приговорены к штрафам.

...а власти ― за

Надо сказать, что аргументация защитников проекта выглядит не менее, а по некоторым пунктам, возможно, и более убедительной. Московские власти, которых поддерживает, кстати, целый ряд видных специалистов по урбанистике и организации дорожного движения, включая, например, научного руководителя НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаила Блинкина, настаивают, что строительство хорды должно разгрузить от транспорта близлежащие улицы и магистрали, увеличив скорость проезжающих по восточной части Москвы автомобилей с соответствующим снижением объема вредных выхлопов в атмосферу, а также обеспечить транспортную доступность и мобильность для жителей как прилегающих районов столицы, так и населенных пунктов, расположенных сразу за МКАД.

Кроме этого, та часть Кусковского лесопарка, по которой должна пройти трасса, якобы покрылась деревьями и кустарниками относительно недавно, уже в середине 20 века, а до этого на этом месте вдоль железной дороги располагались разрозненные дачи и прочие малозначимые постройки в виде бараков.

Вопрос безопасности коллектора и церкви также можно решить современными инженерными методами. Что же касается альтернативного прохождения трассы, то практически единственным возможным вариантом является ее прокладка по другую сторону железнодорожных путей Казанского направления, что привело бы к необходимости сноса большого количества строений, причем дорога проходила бы в непосредственной близости от жилых домов.

Предполагаемая схема прохождения Северо-восточной хорды по территории Москвы. Кусковский парк - справа внизуКроме этого, возведение трассы по кромке парка, по мнению защитников проекта, не нарушит экологический баланс территории, особенно с учетом так называемых компенсационных высадок, в отличие от того, как это случилось бы, если бы трасса разрезала парк на части. Вырублена будет только незначительная (менее 1%) часть парка, основная же территория Кусково будет отделена от трассы современными шумо- и пылезащитными экранами.

США: индейцы против нефтепровода

Интересно, что в Соединенных Штатах в настоящее время проходят во многом похожие события: там индейцы племени сиу из резервации Стэндинг-Рок в штате Северная Дакота при поддержке экологов, гражданских активистов и защитников прав национальных меньшинств и коренных народов протестуют против строительства нефтепровода «Дакота Эксес». Данный проект стоимостью 3,8 миллиарда долларов предполагает транспортировку нефти по трубе общей длиной 1172 мили из месторождения Баккен в Северной Дакоте на нефтеперерабатывающий завод в Патоке, штат Иллинойс, около Чикаго. Ежедневный объем транспортируемой нефти должен составлять 470 000 баррелей, или около 60 тысяч тонн.

Индейцы боятся, что нефтепровод загрязнит воду в реке Миссури, основном источнике питьевой воды для племени. Также сиу считают землю, на которой собираются строить нефтепровод, священной, так как там находятся их захоронения. Проблема, однако, заключается в том, что основная часть земель, на которых ведется строительство, находится в частных руках, и лишь небольшая площадь принадлежит федеральному правительству в лице армии США. 

Именно поэтому полиция при поддержке властей штата постоянно вытесняет протестующих с участков, на которых ведется строительство. Индейцы же, с свою очередь, приковывают себя к строительной технике, блокируют дороги с помощью баррикад , а также устраивают молитвенные круги на пути строительства  – садятся или встают в круг и отказываются уходить.


Кстати, как и в случае с московской хордой, застройщик настаивает, что трубопровод в предлагаемом виде является наиболее безопасным и наиболее эффективным способом транспортировки нефти. По его словам, увеличение добычи нефти на месторождении Баккен привело к росту числа используемых для ее транспортировки железнодорожных составов и грузовиков, что оставляет меньше возможностей для перевозки производимой в регионе продукции сельского хозяйства.

В сентябре прошлого года федеральный суд оказал индейцам в удовлетворении их иска, в котором утверждалось, что разрешение на строительство было получено ненадлежащим образом: правительство якобы не провело изучения возможного неблагоприятного воздействия нефтепровода на окружающую среду.

Вместе с тем сразу после этого федеральное правительство в лице министерства обороны, явно под воздействием общественности, приняло решение об остановке строительства как раз на том участке, который относится к вооруженным силам, до более углубленного изучения альтернативных вариантов прохождения трубопровода.

Впрочем, не исключено, что это решение минобороны США было в первую очередь продиктовано желанием затянуть вопрос, переложив его окончательное решение уже на плечи новой администрации под руководством Дональда Трампа, который до этого уже высказался в поддержку достройки трубопровода по изначальному маршруту и уже успел после занятия поста президента объявить о его разморозке. Трампу, кстати, принадлежит доля в компании Energy Transfer Partners, которая и осуществляет этот проект, но по его утверждениям, он поддерживает проект исключительно в целях помощи американской экономике и ради создания рабочих мест в стране, а не потому, что является его инвестором.

Что же дальше?

Понятно, что в ситуации с Кусковским парком момент для каких-либо компромиссных действий уже упущен: проект с вероятностью в 99,9% будет осуществлен именно так, как планируют городские власти, и недовольными в итоге останутся как жители, чьи окна будут выходить на новую трассу, так и защитники природы. Вместе с тем на будущее из этого опыта можно вынести некоторые уроки, которые будут полезны не только московским, но и всем муниципальным властям.

Во-первых, надо исходить из того, что практически любой крупный инфраструктурный проект, осуществляемый в условиях городской застройки, приводит либо к ущемлению интересов горожан, либо к экологическому ущербу в той или иной степени. Необходимо осознавать, что идеального решения, не приводящего к затрагиванию интересов никакой из сторон, здесь быть не может. В случае с Кусково, возможно, таким идеальным решением было бы строительство вместо эстакады тоннеля, но это, кстати, привело бы к резкому удорожанию и без того недешевого проекта, для осуществления которого московским властям и так приходится привлекать частные инвестиции.

Вместе с тем очевидно, что московской мэрии, равно как и руководству административных округов, следовало, принимая во внимание печальный опыт Химкинского леса, начать вести разъяснительную работу с гражданами заранее, не дожидаясь широкого общественного резонанса, упирая прежде всего на важность проекта для жителей как прилегающих районов, так и всего города в целом. Собственно, это и является основным уроком, который должны извлечь из данного случая муниципальные власти всех уровней при осуществлении на своей территории каких-либо значительных инфраструктурных проектов, во избежание массового недовольства населения, или по крайней мере для снижения его до минимального уровня.


Такую предварительную разъяснительную работу, которая должна включать в себя и публичные слушания, проведение которых требуется в соответствии с Федеральным законом № 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 2003 г., следует обязательно вести с участием представителей задействуемых проектно-строительных компаний и до начала реализации работ по проекту с тем, чтобы проектировщики могли по возможности внести в проект коррективы с учетом мнений жителей. Следует также проработать систему компенсаций за возможное уничтожение при строительстве имущества граждан: сараев, гаражей и так далее.

Понятно, что все эти предварительные меры вряд ли позволят полностью избежать недовольства среди населения, но определенный уровень возможных протестов при этом обязательно удастся снизить.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.