О том, как ищут пиратские клады на тропических островах или золото Наполеона в смоленских озерах, знают все. А вот о розыске пропавших труб и других коммуникаций знает и задумывается мало кто, хотя эта задача возникает несравнимо чаще, и найденное приносит куда больше пользы. Разгадать загадку о пропавшей трубе бывает намного сложнее, чем расшифровать надпись на пергаменте с изображением черепа. И мне пришлось убедиться в этом лично.

В одном среднерусском городе жил некогда градоначальник. Политики он чурался, несмотря на охватившую тогда всю страну митинговую стихию, а донимавшим его журналисткам деликатно пояснял, что суть его работы — быть главным по дерьму и пару, и так издавна повелось у тех, кто организует жизнь тысяч людей, населяющих небольшое пространство. (А это, надо сказать, чистая правда: в колонке «О мусорной урне и Римском праве» мы вспоминали о том, как римляне изобрели сервитут, чтобы урегулировать отвод сточных вод и доставку пара.)

Я вспомнил о словах градоначальника, когда столкнулся с проблемой оборудования служебного здания водопроводом и канализацией. Здание было построено в начале девятнадцатого века, в советский период его занимали коммуналки. К началу этой истории жильцов уже расселили, но я успел узнать, что воду они брали из водоразборной колонки, а общий туалет у них стоял во дворе соседнего строения, которое в те причудливые годы уже приобрело статус молодежного жилищного кооператива.

Итак, проблем с подключением водопровода не было. Водоразборная колонка стояла рядом, оставалось прорезать асфальт и проложить до моего здания относительно тонкую трубу. А вот подключение канализации... Ее ведь не было и в соседних домах постройки рубежа восемнадцатого-девятнадцатого веков! Выходило, что для подключения к ней служебного здания потребуется очень большой объем земляных работ, еще до начала которых надо пройти сложнейшую продцедуру получения разрешения на перекрытие движение в центральной части города.

Ситуацию спас один из старинных друзей семьи. Шел он мимо здания, вдоль рядов стихийных торговцев всякой всячиной, и вспомнил, что мальчишкой, еще до войны, до эвакуации, забегал в этот дом к приятелям. И у тех была вода на кухне, и туалет был со смывным бачком! Выходит, что жильцы, которые заселились в коммуналки после войны, водопровода и канализации уже не застали?

У меня есть правило: не знаешь, что делать — поступай по правилам. А по правилам мне стоило обратиться к архивам, ведь именно в архивах хранится градостроительная и проектная документация; именно там хранятся данные, на основании которых устанавливались отношения собственности на объекты недвижимости, оформлялся переход собственности, устанавливались границы владений.

Сегодня (в отличие от времен червертьвековой давности) уже создана достаточно стройная система архивов, с архивами можно вступить в оперативную электронную переписку, можно установить хотя бы вероятность того, что интересующие вас документы сохранились, а многие из сохранившихся документов переведены в цифровую форму. 

Но четверть века назад документы были бумажными, хотя наиболее важная часть архивов — в том числе  проектно-конструкторская и градостроительная документация — микрофильмировалась, закладываясь на хранение в убежища на случай ядерной войны или сверхмасштабных стихийных бедствий. Так что пришлось работать с бумагами, распределенными по нескольким архивам.

Начинать пришлось с Бюро технической инвентаризации (БТИ). Согласно постановлению Совета Министров СССР от 10 февраля 1985 года № 136 «О порядке государственного учёта жилищного фонда», БТИ, имевшие статус хозрасчетных госпредприятий Минжилкомхоза РСФСР, «осуществляли регистрацию и техническую инвентаризацию жилищного фонда в городах». Обратим внимание, что и сегодня этим занимаются не местные власти, а местные службы централизованной системы госучета.

Так вот, в БТИ данных о потерянных трубах не было. Служба, которая обмеряла комнаты с хиленькими гипсовыми перегородками, сделала вид, что не было Корбюзье с его чеканным «Дом – это машина для жилья», которой прежде всего нужны коммуникации.

Не было данных и в городском архивном фонде, хотя рассматривать чертежи архитекторов начала девятнадцатого века, выполненные в туши на качественной «тряпичной» бумаге, было крайне интересно. Но – стены и границы владений есть, а коммуникаций нет… Архив УКСа, управления капитального строительства горисполкома? И в нем нет сведений. Горводоканал? И в их бумагах нет никаких упоминаний о водопроводе и канализации в интересующем доме.

Было настроение археологические изыскания бросить и начать сложную интригу с целью получить разрешение на перекрытие центральной улицы. Может, старинному другу показалось, аберрация памяти у старожила…

Однако найденный под вскрытым полом первого этажа набор — тяжеленная чугунная раковина и крышка от чугунного же смывного бачка — заставил меня вернуться к розыскам. Маловероятно, что все это притащили сюда «на всякий случай», скорее, закинули, сняв за ненадобностью. И я решил, что стоит расширить круг поисков, поискать косвенную информацию.

О переходе информации по зашумленному каналу говорит нам теория Шеннона. Но ведь движение во времени, из прошлого в будущее, документа об устройстве водопровода и канализации — это тоже передача его по каналу связи! И значит, потерю документа можно считать внесением ошибки в канал связи. А теория информации учит, как передавать информацию по каналам с ошибками: пользоваться избыточностью.

Водопровод не возник сам по себе. Его кто-то строил, им кто-то пользовался. Значит, нужно было собрать данные об этих организациях. И вот, на третьем уже круге поисков, удалось установить, что в купеческом доме после революции поселилось жилтоварищество служащих местного завода; и что во времена НЭПа осуществлялись мероприятия по улучшению быта рабочих и служащих и, в частности, к домам подводили электричество и водопровод; и что работы эти выполняли централизованно, что позволяло экономить на закупке канализационных и водопроводных труб, изоляторов и проводов…

Чертежи старой канализации я обнаружил в городском архивном фонде, в деле самого большого здания жилтоварищества — снесенного ныне объекта раннего конструктивизма.

Да, трубу нашли. Она была очень приличного диаметра и уходила в функционирующий коллектор. Ее уклон точно соответствовал данным времен НЭПа, сток был абсолютно нормальный, не пришлось даже промывать. Правда, бригада работяг, приглашенных с простаивающего завода (гастарбайтер еще не прибыл…), нашла трубу не сразу, но в помощь им подошел знакомый «археолог» с георадаром. Как оказалось, уход трубы от места объяснялся ее привязкой на схеме не к стене дома, а к реперу в начале улицы. А репер имперских времен не сохранился, с того места, где он был в 1941 году, работал дивизион гвардейских минометов.

Но это уже детали, неизбежные в любом деле, которое делается руками, а не воображением в мире танцующих фей. Да и в рассказе По «Золотой жук» негр (афроамериканцев политкорректность еще не породила…) Юпитер поначалу путал глазницы черепа-указателя, и Легран махал лопатой впустую.

Когда факт наличия коммуникаций установлен, современные георадары, излучающие электроимпульсы в землю, или аналогичные акустические приборы вполне помогут уточнить их положение, а то и состояние. Главное — установить сам факт их существования.

Как мы видели, в данном случае пришлось решать задачу поиска трубы, проложенной хозспособом, собственными силами владельца. На которую не было никакой документации у проектировщиков и подрядчиков. И все равно нашлись следы в виде схем и смет!

Тому, кто взялся эксплуатировать здание «с историей», стоит собрать все сведения о его владельцах и эксплуатантах, а потом пройтись по архивам, где находятся относящиеся к ним документы, и зафиксировать, где что есть. Ну а все относящееся к капитальному строительству, к инженерному оборудования, лучше всего загодя скопировать и держать у себя – причем не в одной копии, помня о пользе избыточности –  не дожидаясь «клевка жаренного петуха»…

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.