О смерти мальчика в Петропавловске, к которому «скорую» не пропустила дамочка за рулем, знают все. Но по рассказам водителей машин экстренных служб, в российских городах образовалась новая проблема, которая обречена привлечь к себе не менее широкое внимание общественности. Речь идет о шлагбаумах во дворах. Какие проблемы они создают, и как можно избежать этих проблем или хотя бы ответственности за них?

Откуда пошли шлагбаумы во дворах? Их появление связано с ростом благосостояния населения в тучные годы высоких нефтяных цен. И выразилось это благосостояние, прежде всего, в росте числа автомобилей на улицах. Забивших пробками дорожную сеть городов, изначально спроектированную преимущественно под общественный транспорт. Расползшихся по дворам, заполонившим даже газоны и детские площадки.


Естественно, городские власти стали с этой проблемой бороться, вводя платные парковки в одних местах и запрет парковок в других. Закружившие по городу «ПАРКОНы» – автомобили госавтоинспекции с размещенной на них системой автоматического контроля правил парковки и других нарушений правил дорожного движения – стали собирать щедрый урожай штрафов. Кстати, хотя «ПАРКОН» проходит по «силовому» полицейскому ведомству, польза его для городского хозяйства столь велика, что на нем стоит остановиться поподробнее.

«ПАРКОН» является системой из размещаемого на патрульной машине видеомодуля и рабочей станции для обработки видеоинформации. По сути дела, это всем известный видеорегистратор, только получше качеством, и настольный компьютер, только помощней, со специализированным программным обеспечением и с доступом к профильной базе данных ГАИ. Принцип работы прост: патрульная машина системы «ПАРКОН» кружит по городу, прочесывает дворы, широкоугольная камера снимает уличные знаки, разметку, газоны – и вставшие в запрещенных местах машины.

Камера с телеобъективом фиксирует их номера. Стоянка на газоне – нарушение само по себе, фиксируется однократной съемкой. Стоянка там, где разрешена только остановка, фиксируется повторной съемкой. На всех снимках – метки времени и данные геопозиционирования. Далее информация поступает на рабочую станцию, где номера машин-нарушителей распознаются, соотносятся с регистрацией и служат для распечатывания «писем счастья». Несколько таких машин за считанные недели расчищают от нарушителей центр губернского города! А у «ПАРКОН» имеется и возможность получения доказательной базы для фиксации различных правонарушений в области благоустройства – несанкционированные свалки, загрязнение фасадов зданий, складирование снега у стен зданий, отсутствие фонарей уличного освещения…

Но куда же деваются машины, исчезнувшие с улиц, чьим хозяевам не хочется оплачивать парковку? Отказываются от авто и пересаживаются на интернет-такси пока единицы. Остальные начинают прятаться во дворы – чужие, рядом с работой. И вот владельцы жилья в таких дворах начинают оберегать свои парковочные места и свои газоны путем установки придомового шлагбаума. Изначально бывшего атрибутом дома достаточно зажиточного, со своей охраной. Вахтер с пульта, видя подъезжающую машину, открывал или не открывал шлагбаум и калитку.

Теперь же ставятся автоматические шлагбаумы, своим появлением обязанные повсеместному распространению сотовой связи. Управляются они двухканально – или от брелока, примерно такого же, как и в недорогих системах автосигнализации, или с мобильного телефона. В шлагбауме стоит GPRS-модуль и SIM-карта. При звонке на ее номер определяется номер вызывающего телефона и, если он занесен в базу данных шлагбаума как принадлежащий одному из жильцов, происходит открывание. База данных периодически пополняется мужичком в спецовке, топчущимся у шлагбаума с ноутбуком, подключенным к блоку управления через технологический разъем.

И висит рядом со шлагбаумом табличка с инструкцией для экстренных служб вроде «скорой помощи». Им надлежит посмотреть на номер шлагбаума, связаться со своей диспетчерской и назвать его. Там, этот номер записав или запомнив, наберут телефонный номер шлагбаума с диспетчерского телефона, прописанного в шлагбаумной базе данных – после чего «скорая», наконец, поедет спасать больного.


Только вот какое дело – как говорят фельдшеры «скорой», при весьма большом количестве вызовов счет идет на минуты. А кардиолог, перечисляя названия различных недугов, выделяет среди них те, где граница между жизнью и смертью, между практически полным восстановлением или инвалидностью проходит в десятках секунд. А ведь на дополнительные действия уйдут в самом лучшем случае эти самые десятки секунд, а то и минуты… Хорошо, если кто-то из жильцов, увидев застывшую перед шлагбаумом «скорую», поднимет шлагбаум со своего брелока или с номера быстрого набора в телефоне.

А если нет? Опрошенные водители однозначно идентифицируемых трагических случаев по вине шлагбаумов не привели, но они или есть по стране, или будут. Об этом говорят неумолимые математические дисциплины – статистика и теория массового обслуживания. Даже в городе с самой благополучной службой скорой медицинской помощи количество экипажей конечно. Вызовы идут случайным порядком, который до какой-то степени известен специалистам в такой социально важной дисциплине, как медицинская статистика.

Диспетчерская принимает вызовы, ранжирует их по срочности и местоположению, передает свободному или освобождающемуся в ближайшее время экипажу. Тот едет по вызову, преодолевая пробки… А счетчик времени, отпущенного больному для спасения жизни или сохранения здоровья, неумолимо тикает. И вот представим себе – из этого времени вычитаются те минуты, которые уйдут у водителя на то, чтобы найти номер шлагбаума, связаться с диспетчерской, продиктовать номер… Диспетчерская – по неумолимому статистическому закону – может находиться в состоянии насыщения системы массового обслуживания. Ну нет в реальном мире возможности иметь бесконечное число свободных линий в диспетчерской…

А там ведь тоже люди. Которым нужно время на запись номера, по которому надлежит позвонить. На набор этого номера с включенного в базу телефона… Тут возможна ошибка, повторный разговор с водителем, еще один набор. А десятки секунд жизни утекают и утекают. Так что когда – «если» тут не подходит – случится неизбежное, встанет извечный вопрос: кто виноват? Первыми крайними неизбежно окажутся медики, они к этому привыкли… И как привыкшие отвечать на такие вопросы, они спокойно и аргументировано напомнят о минутах, ушедших на преодоление шлагбаума.

И вот чья тут вина? Чья ответственность? Вот в Петропавловске-Камчатском, о котором мы упомянули, «Возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.109 УК РФ ("Причинение смерти по неосторожности") по факту несвоевременного оказания неотложной медицинской помощи 21-летнему жителю города Петропавловска-Камчатского, который скончался до приезда бригады "скорой помощи"».

Тут ситуация будет весьма похожа – «отмазка», что шлагбаум, мол, робот, и никто не виноват, не пройдет – отвечать кому-то придется (хотя с конкретными статьями УК могут быть нюансы…).

Так что сотрудникам территориальных управлений городов стоит прикинуть, где стоят такие шлагбаумы, и проверить, везде ли они перекрывают въезд на территорию, оформленную в собственность или аренду товариществ собственников жилья. Если шлагбаум закрывает их территорию – то все в порядке. Отвечать будет председатель товарищества собственников жилья, поставивший под угрозу жизнь и здоровье людей. Ну или фирма, установившая и обслуживавшая шлагбаум – если в договоре предусмотрено, что устройство должно гарантировать пропуск экстренных служб, и ответственность за последствия возлагается на подрядчика…

Шлагбаум же на невыделенной территории, за которую ТСЖ не платит налогов, вообще вроде бы никакого правового статуса не имеет. Точнее, имеет статус самоуправства, самовольного ограничения проезда по территории, являющейся общей для всех горожан и граждан, вне зависимости от их места регистрации. Такой шлагбаум лучше ликвидировать или ввести в законные рамки (после выделения и включения в кадастр территории).

Ну а что же делать вообще? Как избежать трагедий? Правильные решения могут быть и техническими, и административными. По техническим – у каждой машины экстренных служб, МЧС, полиции, скорой должен быть на стекле брелок, прописанный в КАЖДОМ шлагбауме. Ответственность за это должна нести фирма-установщик шлагбаума. Ну а административно правильней было запрещение стоянки во дворах, за исключением предусмотренного генпланом числа стоянок, находящихся в собственности и аренде жильцов. Городская земля – конечный и дорогой ресурс, стремление пользоваться ей на халяву неизбежно приведет к конфликтам и трагедиям…

В материале использованы фотографии chistoprudov, Ухта24, Народный контроль в сфере ЖКХ.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.