В конечном свете все проблемы региональных и местных властей сводятся к соотношению доходов и расходов бюджета. И важной составляющей доходов бюджета становятся налоги на имущество. Давайте посмотрим, что мировой опыт и экономическая наука говорят об их установлении; как выбрать налоговые ставки таким образом, чтобы уравновесить интересы и региональных бюджетов, и предпринимателей, и властей?

Давайте для начала посмотрим на налог на имущество организаций. Как устанавливает пункт 1 Статьи 380 Налогового кодекса РФ, «Налоговые ставки устанавливаются законами субъектов Российской Федерации и не могут превышать 2,2 процента, если иное не предусмотрено настоящей статьей.». Ну а в соответствии со Статьей 56 Бюджетного кодекса Российской Федерации, «В бюджеты субъектов Российской Федерации подлежат зачислению налоговые доходы от следующих региональных налогов: налога на имущество организаций - по нормативу 100 процентов;…».

То есть, выгоднейшим, казалось бы, для бюджета любого субъекта федерации будет простейшее поведение. Установить максимальную из предусмотренных рамками законов ставку 2,2% – и будут в губернском бюджете деньги на содержание здравоохранения, образования, культуры, вечно зудящего ЖКХ… И даже немножко непонятно – зачем законодатель установил для субъектов Российской Федерации право варьировать налоговую ставку? Для того, чтобы понять это, обратимся к давней-давней истории.

Вот войны, пылающие на Ближнем и Среднем Востоке. И одной из наиболее страдающих групп в этих конфликтах являются те, кого в русской традиции принято называть «восточными христианами». А откуда они, эти группы, взялись в пределах бывшего Халифата, на подвластных мусульманам веками территориях? Оказывается, они жили на этих землях до возникновения ислама и остались на них после того, как из аравийских пустынь выплеснулись войска адептов новой религии.

Но почему же малочисленные кочевники быстро захватили огромные территории, до этого подвластные Византийской империи и эллинистическим монархиям Востока? Об этом написаны многие тома, но одной из главных причин было то, что германский византист Петер Шрайнер (Peter Schreiner) сделал заголовком очерка для обстоятельного по-немецки сборника по истории налогов – Zentralmacht und Steuerhölle, «Центральная власть и налоговый ад». Налоговый ад! Весьма эмоционально для серьезной темы и серьезного историка. Но слово было употреблено точно…

Основной формой налога в империи ромеев – как звали себя подданные Константинополя – был налог на имущество, основная часть которого была сосредоточена в земельной форме. А расходовался этот налог довольно своеобразно. Жалование правителя провинции составляло 7200 солидов, что равнялось цене стада в 2400 быков. Генерал получал в разы меньше – 2880 солидов в год. А вот офицерское жалованье равнялось 72 солидам в год, что равнялось цене 6 крестьянских лошадок.

Понятно, что содержать дорогостоящую бюрократическую пирамиду было дорого – для этого приходилось увеличивать налоги. Да до таких пределов, что после неурожаев крестьяне бросали земли, а ремесленники и лавочники после сбоев в конъюнктуре оставляли города. Так что, когда на границах появились не слишком многочисленные и не слишком обученные воины пустынь – но воины, несущие с собой дешевое государство и низкие налоги, ибо не были избалованы роскошью, произошло забавное. Офицеры задумались – а стоит ли рьяно подставлять свою шею под чужие сабли за зарплату в 40 раз меньшую, чем у генерала, и в 100 раз меньшую, чем у губернатора…

В результате население с энтузиазмом принимало подданство халифата. Подданство – оно от слова «дань», налог. А налоги на имущество в халифате были ниже, что и привлекало людей. Скромные финансисты оказались способными сильнее влиять на геополитические процессы, чем гордые латники-катафрактарии в сверкающей броне и даже совершенно секретный «греческий огонь»… И осознал это именно араб, но араб совсем иной, отделенный от времен арабских завоеваний семью веками развития цивилизации.

Памятник Ибн Хальдуну, мыслителю, описавшему условия процветания стран.
Звали его Ибн Хальдун (1332-1406). Бывал он придворным, преподавателем, дипломатом, верховным кади – шариатским судьей Каира. И выпало ему видеть, как высококультурные арабские земли, взимающие для поддержания своей сложной бюрократии и цветущих городов весьма высокие налоги – опять преимущественно с имущества – вторгаются кочевники Тамерлана. Интересующихся деталями отошлем к роману Сергея Бородина, русского писателя, похороненного в Ташкенте, «Молниеносный Баязет», третьей части цикла «Звезды над Самаркандом».

Ну а мы скажем, что в гениальной книге «Мукаддима», «Введение [в историю]», мудрый Ибн Хальдун детально описал, как увеличение налогов и тарифов сверх величины, минимально необходимой для поддержания безопасности, законности и порядка, способно подорвать сначала саму экономику, а затем и погубить государство в целом. Рост ставок налогов приведет к падению объема их сбора, так как «крестьяне и ремесленники больше не смогут зарабатывать и обеспечивать себя». Что будет после – объяснять не надо…

В современной экономике это называется эффект Лаффера, по имени американского экономиста Артура Лаффера (Arthur Laffer). В практику государственного управления то, что было известно еще арабским мудрецам, вернулось в 1974 году, когда на встрече с двумя политиками из администрации президента Форда, Дональдом Рамсфельдом и Диком Чейни, Лаффер проиллюстрировал свои рассуждения тем, что нынче известно в экономике под названием «кривой Лаффера».

Как видим, повышение ставки сначала повышает бюджетные доходы от налогов, но после определенного уровня приводит к падению. T – доход государственного бюджета; t – налоговая ставка; t* – налоговая ставка, которая максимизирует доход для бюджета; ставки t1 и t3 дают одинаковые бюджетные поступления.
То есть – сбор налогов совсем не обязательно будет максимальным при максимально разрешенной ставке; поэтому-то отечественный законодатель и ограничил ее сверху, лишая не думающие о долгосрочной перспективе региональные власти искуса решить сегодняшние проблемы (насущные и реальные – больницы, школы, изношенные инфраструктуры дорог и ЖКХ…) учинив «налоговый ад» для местных организаций. Скажем важную вещь – эффект Лаффера работает лишь в длительной перспективе, краткосрочно зависимость налога от ставки может создать впечатление линейности. Но – только краткосрочно; ну, как в неурожай в какой-то момент падали цены на мясо – крестьяне резали скотину, которую не смогут прокормить…

Современная мировая практика налогообложения показывает, что местные власти – если они, конечно, заботятся о благосостоянии вверенных им территорий, а не идут на поводу политиков-леваков – должны исходить из следующего: ни в коем случае нельзя устанавливать налоговую ставку на величине, большей, чем t*. При этом произойдут две крайне неприятные вещи – денег в бюджете, из которого вам предстоит оплачивать действительно насущные нужды, станет меньше, а предприниматели начнут терять стимул для деятельности. Во всех случаях надо избегать попадания в зону ставок t3: они смогут ввернуть территорию в длительную депрессию – мировой опыт знает массу примеров этому.

«Ржавый пояс». В том, что Индустриальное Приозерье США дошло до такого состояния свою роль сыграли завышенные налоги на имущество…
Так что, главное мы сказали – налог принесет больше денег вовсе не при самой высокой ставке. Ну а о том, как связаны между собой различные виды налогов, как инфляция определяет учетные ставки и цену недвижимости, как в математике Вильфрида Парето и в практической политике ищутся устраивающие всех компромиссы – мы поговорим в следующих материалах этой серии.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.