В воскресенье 14 мая в Москве прошел митинг против сноса «хрущёвок». По разным оценкам протестное мероприятие собрало от 5 до 20 тыс. человек. Почему протестовали люди? Ведь казалось бы, сложно спорить с тем, что пятиэтажные дома советской постройки 50-х – 60-х годов уже давно выработали свой ресурс. Нет никакой технической возможности продлевать им жизнь еще на десятилетия. Низкие потолки, тонкие внутриквартирные перегородки и межквартирные стены, узкие коридоры и кухни, малая площадь комнат, часто проходные или смежные комнаты (для «двушек» и «трешёк»), изношенные инженерные системы. Казалось бы, любой житель этих квартир должен обрадоваться перспективе переселения в новое жильё, которое лучше отвечает современным представлениям о комфорте. И тем не менее, вдруг среди москвичей неожиданно возникла сперва глухая, а потом яростная оппозиция решению о реновации. Почему это произошло? Давайте попробуем разобраться.


2 мая на сайте правительства Москвы был опубликован список домов, которые столичные власти планируют включить в программу сноса пятиэтажек. Уже по сравнению с первоначальным планом сноса практически всех пятиэтажных домов в Москве (что составляло почти 8 тыс. домов) список от 2 мая уменьшился до 4,5 тысячи, то есть почти вполовину. Предварительные телефонные опросы выявили, что далеко не все жители согласны со сносом своих домов.

Интересно, что сама мэрия тогда же подтвердила, что «дома, где большое количество жителей сомневаются или выступают против, в список не вошли, даже если они в плохом техническом состоянии». Получается, что имеются дома в плохом состоянии, жители которых не желают сноса с правом получения квартиры в новом доме. И в целом около 40% домов по результатам телефонных опросов отказалось войти в программу реновации жилья.

Первоначально казалось, что все пройдет гладко. Однако уже 19 апреля стало понятно, что возражения будут, причём они примут массовый характер. Например, 19 апреля глава столичной управы «Хамовники» Сергей Носков провёл традиционную встречу с жителями района. Тема встречи: «О формировании программы реновации жилых кварталов на территории района Хамовники». Пришедшие на встречу жители были настроены радикально против сноса. В итоге Сергей Носков даже дал обещание, что пятиэтажки сноситься не будут. Позднее он объяснил свое обещание таким образом: «власти не нашли площадки для строительства жилья под переселение».


На следующий день, 20 апреля, в Государственной Думе РФ прошло в первом чтении слушание проекта федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О статусе столицы Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления особенностей реновации жилищного фонда в столице Российской Федерации – городе федерального значения Москве». И хотя против этого закона проголосовали всего несколько депутатов, тем не менее профильные комитеты хотя и посчитали возможным поддержать законопроект, но сделали довольно неприятную оговорку: «при условии учета указанных замечаний и предложений». А этих замечаний и предложений каждый комитет внёс по паре десятков. Вот лишь некоторые замечания от разных комитетов Госдумы на законопроект в первом чтении.

От Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям: «соответствующие отношения выводятся из-под конституционной гарантии равноценного возмещения, предусмотренной статьей 35 Конституции Российской Федерации…», «базовым принципом гражданского права является принцип свободы договора, согласно которому понуждение к заключению договора не допускается…», «В законопроекте отсутствуют положения, определяющие судьбу ограничений и обременений прав на сносимую в рамках реновации жилую и нежилую недвижимость (ипотека, рента, право пользования жилым помещением членов (в том числе бывших) семьи собственника жилого помещения, арест имущества и т.п.)», «Законопроектом не соблюден один из основополагающих, вытекающих из Конституции РФ, принципов принудительного изъятия имущества собственника: принцип адекватного возмещения убытков, связанных с утратой имущества», «Объекты капитального строительства и нежилые помещения в многоквартирных домах прежде всего связаны с деятельностью малого и среднего бизнеса. При этом их месторасположение играет важную роль для его ведения. В этой связи отсутствие надлежащих компенсационных механизмов, предусмотренных законопроектом, чревато серьезными негативными последствиями для предпринимательской деятельности…»

От Комитета по государственному строительству и законодательству: «Из содержания законопроекта можно сделать вывод, что процедура изъятия для государственных нужд не используется. При этом предлагаемая законопроектом конструкция принудительного прекращения права собственности на основании судебного решения в связи с принятием уполномоченным органом государственной власти города Москвы решения о выводе многоквартирного дома из эксплуатации и понуждение к заключению договора о переходе права собственности на жилое помещение в редакции проектных норм предполагает, по сути, новый вид изъятия имущества, не предусмотренный законодательством», «Законопроектом не определяется судьба иных нежилых объектов капитального строительства, расположенных в границах подлежащей реновации территории: подлежат ли они сносу, реконструкции, и в каком порядке», «Из проектируемых норм непонятно, каким образом будет осуществляться описание данного земельного участка кадастровым инженером и его последующая постановка на государственный кадастровый учет», «законопроект не предусматривает возможности предложения правообладателям разных вариантов помещений взамен сносимых в рамках программы реновации».

От Комитета Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления: «Следует отметить, что термин «равнозначность» используется в Жилищном кодексе Российской Федерации применительно к отношениям по договору социального найма и предполагает незначительную характеристику жилого помещения (равнозначность площади)».

Из официального отзыва Правительства Российской Федерации: «требуют дополнительной проработки вопросы уточнения понятия «реновация», возможности случаев учета мнения населения по вопросам реализации программы реновации жилищного фонда в городе Москве…» и т.д.


Самой жёсткой была позиция Комитета по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству. А его председатель – Г.П.Хованская, даже отдельно оформила своё особое мнение из 11 весьма жёстко критичных по отношению к законопроекту пунктов. Из Особого мнения председателя Комитета по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Г.П. Хованской: «Статус столицы Российской Федерации не предопределяет необходимость установления особого порядка развития территории города, не связанного с функциональным назначением города, как столицы…», «ряд норм вызывают опасение, при их применении возможны серьезные злоупотребления. Например, подготовка документации по планировке территории в целях реализации решений о реновации осуществляется без учета ранее утвержденной документации по планировке территории…», «Законопроектом не предусматриваются условия предоставления жилого помещения в районе проживания в отношении нанимателей (в законопроекте содержатся отсылочньтй нормы на нормативные правовые акты города Москвы). Это означает, что человека, занимавшего жилое помещение по договору социального найма, можно будет выселить куда угодно вне пределов района проживания или даже административного округа (в том числе за МКАд, в ТАО, НАО)», «Из законопроекта исключается такая форма выявления и учета мнения жителей города Москвы как публичные слушания, которая является одной из гарантий реализации права частной собственности граждан», «В законопроекте отсутствуют гарантии соблюдения прав собственников нежилых помещений, расположенных в многоквартирных домах, включенных в решение о реновации».

Но это было, так сказать, только начало. Постепенно стала подтягиваться общественность. В блогосфере появились очень критичные в адрес правительства Москвы статьи, в которых москвичам предсказывали чуть ли не грядущий апокалипсис в рамках отдельного города. Некоторые блогеры не сдерживали себя в эмоциях, утверждая про реновацию жилья, что «для Москвы это будет катастрофой». Начали раздаваться голоса о необходимости массовой общественной инициативы против программы реновации.


В московской мэрии отреагировали на это своеобразно, решив, что это всё происки «оппозиции». Например, вице-мэр Анастасия Ракова на закрытом совещании с представителями префектур и управ заявила, что протест против реновации «выдуман оппозицией», и призвала «не поддаваться на провокации» тех, кто будет недоволен новым жильем. Однако вряд ли можно считать участником оппозиции, например, члена Общественной палаты Георгия Федорова, который на своей странице в Фейсбуке анонсировал общемосковский митинг 14 мая (и 27 мая с примерно той же повесткой). Георгий Федоров по результатам митинга 14 мая написал в своем ФБ-аккаунте следующее: «Это был явный и ясный сигнал мэрии, что нужен диалог с москвичами, а не мягкая диктатура, припудренная имитацией и ложной вежливостью». К слову, на митинге 14 мая фронтмены оппозиции не выступали. Так что на «происки оппозиции» нельзя свалить рост протестных настроений в Москве против программы реновации. А в чём тогда причина?

Типовые серии советских пятиэтажных домов, которые массово начали строиться в конце 50-х годов прошлого века, неразрывно вошли в историю нашей страны. И это не удивительно, поскольку именно «хрущёвки» (получившие своё неофициальное название в честь советского лидера Никиты Хрущёва) решили проблему жилья для миллионов советских людей.


Начало новому масштабному жилищному строительству было положено Постановлением Совета Министров СССР № 1911 «О снижении стоимости строительства» от 9 мая 1950 года, Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О развитии производства сборных железобетонных конструкций и деталей для строительства» (от 19 августа 1954 года) и Постановлением ЦК КПСС и Совет Министров СССР «О развитии жилищного строительства в СССР» (31 июля 1957 года).

Первым полигоном, где была опробована новая система, стал позднее прославившийся столичный район «Черёмушки». Очень скоро по всей стране появились свои «Черёмушки». Сказать, сколько всего было построено домов всех серий, которые обобщённо называют «хрущёвками», затруднительно. Серии К-7, 335, 480, 464, 438, 447 (самая массовая серия кирпичных пятиэтажек) – эти дома являются характерным признаком любого бывшего советского города. Только в одной Москве их было построено около десятка тысяч (учитывая, разумеется, подмосковные города, которые позднее вошли в состав Москвы – Зеленоград, Кунцево, Люблино, Перово, Тушино и пр.). Наверное нет на пространстве бывшего СССР одного населённого пункта городского типа, в котором не было бы «хрущёвок». Дома эти ремонтировали, модернизировали (например, интересен опыт мансардной модернизации некоторых советских пятиэтажек в Омске и Казани).


Главной целью советского масштабного строительства было прежде всего быстрое решение «квартирного вопроса» в масштабах страны. И в целом, можно сказать, эта цель была достигнута. Опыт этой советской программы массового переселения, разумеется, не мог не витать над авторами идеи реновации московского жилья старых домов постройки. Что это так, показывает методика, которой предполагалось решать задачу – механическое составление списка домов, подлежащих сносу, почти директивное уведомление жителей и переселение без всяких вариантов. Сразу же, на начальном этапе, многих очень испугало положение законопроекта о принудительном выселении через суд в течение 60 суток. Многие задавали вопрос: «Если переселять будут в такое замечательное жилье, как обещают, то для чего такие жесткие меры в отношении тех, кто переселяться не желает?»

Конечно, надо учитывать, что если основная масса советских людей в 50–60-х годах переселялась из совершенно ужасного жилья (коммуналки и бараки без горячей воды, подчас с «удобствами» в коридоре, а то и на улице), то современные «хрущёвки» со всеми их минусами все-таки ужасным жильём не являются. А понятие «изношенные инженерные системы» достаточно туманное для большинства людей. У сотен тысяч людей уже устоялся быт, наладились многолетние отношения с соседями, выстроены привычные маршруты движения к необходимым объектам инфраструктуры, дорога на работу, в поликлинику и т.д. и т.п. Все это обозначается простым словом «привычка». Но нет, порой, ничего более сильного в мотивационном плане, чем привычка к насиженному месту. И вот это всё разово ломается в случае переезда на новое место.

Вопрос тут не только в адекватности предоставления нового жилья («равнозначное», «равноценное» и т.д.) Можно дать даже лучшее жильё, но нельзя дать привычный вид из окна, привычных соседей и воспоминаний молодости. Обо всём этом не задумывались столичные чиновники, планируя лихим кавалерийским наскоком «осчастливить» жителей пятиэтажек. А ведь в данном случае требовалась предварительная длительная и очень уважительная разъяснительная работа с москвичами. Власти города должны были показать, что понимают все эти дополнительные факторы, которые невозможно оценить в рублях или квадратных метрах. Но вместе с тем, надо было терпеливо разъяснять, что снос пятиэтажек и строительство на их месте нового жилья – требование времени. И если не начать заниматься этим вопросом сейчас, отложив его «до лучших времён», то лет через 10 вполне возможно начнутся аварии с тяжёлыми последствиями.

Такие разъяснения надо было делать; надо было устраивать общественные слушания, запускать телепередачи. Да, это заняло бы больше времени, возможно целый год, но в итоге основная масса жителей поняла бы необходимость и целесообразность программы реновации. А так мы имеем то, что имеем – массовое недовольство, доходящее временами до озлобленности и попытки определённых политических сил нажить себе политический капитал на этой вдруг возникшей социальной напряжённости.

Присутствует и ещё один важный фактор, который не учли московские власти. Проектируя программу реновации в технологиях и ментальности советского времени, мэрия Москвы не учла, что имеет дело с людьми уже совершенно другого типа. За те четверть века, которые прошли с момента начала приватизации жилья в России, появилось массовое «сознание собственника». Мечтая освободиться от забот по жилой недвижимости, государство всячески форсировало процесс приватизации старого советского жилья и в итоге в стране образовался слой людей, осознающих семья собственниками жилья. Причём в Москве самосознания собственника – в силу естественной дороговизны московского жилья – возможно самое высокое. И вот человек, который ощущает себя собственником, видит, что с ним пытаются говорить, как с живущим в госжилье советским человеком. Но собственник имеет совершенно иной менталитет. И если кратко резюмировать основные лозунги, звучавшие против московской программы реновации, то основной из них – это возмущение собственника, с которым московская власть попыталась говорить как с бесправным приживальщиком. И это, наверное, основной просчёт Сергея Собянина.

Впрочем, власти Москвы пытаются делать выводы и по мере развития ситуации пытаются её разрешить. После того, как Президент РФ Владимир Путин в ходе совместного заседания Государственного совета и комиссии при президенте по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития РФ заявил, что «Программа реновации пятиэтажек в Москве должна быть воплощена на благо людей, а не во вред» московские власти стали корректировать свой подход. Теперь уже собственникам дают свободу для манёвра при принятии решений. Собственник может требовать как равноценного (т.е. равного по коммерческой стоимости) жилья, или материальной компенсации – в случае, если он не хочет получать новую квартиру. Кстати, спрашивается, а что мешало правительству Москвы сразу предложить собственникам выкуп их квартир? Естественно далеко не все захотели бы, но это явно сразу же успокоило большое число людей, которые увидели бы, что никто не хочет их «надувать».

12 мая прошла встреча мэра Москвы Сергея Собянина с членами столичной Общественной палаты. Градоначальник поддержал ряд изменений в программе реновации, разработкой которых занималась Общественная палата. Принято решение, что жители пятиэтажных домов, попавших в списки по реновации, смогут в судебном порядке оспорить участие в программе. Кроме прочего, москвичи получат возможность в суде выразить несогласие с размером возмещения, предоставляемого в денежной или натуральной форме, а также с равнозначностью выделенного им жилья.

Таким образом, допустив ряд ошибок и прочётов на первом этапе, московские власти показывают, что пусть и под давлением массовых протестов, но готовы учитывать мнение москвичей. Как будет дальше развиваться ситуация? 15 мая на сайте «Активный гражданин» началось электронное голосование по программе реновации (голосование продлится до 15 июня). В ближайшее время в Госдуме РФ должно состояться слушание законопроекта о реновации во втором чтении (правда в перечне законопроектов во втором чтении на период с 17 по 27 мая данного законопроекта найти не удалось). Но и те, кто высказывают оппозицию реновации еще не успокоились и готовят новый митинг (на 27 мая). Сможет ли Сергей Собянин успокоить возникшую социальную волну? Это покажет ближайшее время.

Одно можно сказать точно – проблема пятиэтажного советского жилья, 50-х –60-х годов постройки затрагивает далеко не одну Москву, а, фактически, всю страну. И рано или поздно этот вопрос надо будет решать в масштабах всей России. Важно учесть те просчёты, которые допустили московские власти, чтобы, как сказал Владимир Путин, «эти идеи были воплощены на благо людей, а не во вред».

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.